О расстановках с любовью. Александр Красько

(Размещено с разрешения автора)

От автора

Здравствуйте! Меня зовут Александр Красько.

В конце прошлого года мне задали вопрос, когда я напишу книгу о расстановках, и сначала отнесся к этому несерьезно, а потом подумал, что материал-то для этого есть. В течение нескольких лет в живом журнале и других соцсетях много пишу о своих расстановочных впечатлениях, и записи эти сохранились.

В этой книге мне хотелось бы передать дух и вкус расстановок – понятно, в том виде, в каком провожу их я, причем так, чтобы это было интересно не только коллегам, но и даже тем, кто впервые слышит о расстановках и как о способе помощи, и как о мировоззрении.

Почему считаю, что эта книга может заинтересовать? – потому что я крепкий представитель метода, работающий в редкой стилистике,  разработанной моим учителем Еленой Калашник.

 

Если кратко, то в моем понимании это микст духовных расстановок Хеллингера и телесно-ориентированной психотерапии, в котором расстановщик как нейтральная фигура работает на контакте с Большим, восстановливая целостность и равновесие системы в контексте клиентского запроса.

Психотерапевтичность,  процессуальность, внимание к телесным проявлениям фигур, помощь раненому ребенку, гомеопатичное проживание чувств, мягкость, бережность, глубина – отличительные черты этого стиля. В расстановках я 11 лет. Это 500 – 600 расстановок в качестве заместителя и более 450 расстановок в рамках собственной расстановочной практики в двух городах - Москве и Ярославле.

Мне есть о чем писать, а еще я люблю это дело.

Жанр дневника – это и способ последовательно отразить те изменения, которые происходили со мной на этом пути.

Начинал как клиент и заместитель, затем учился и делал первые шаги в профессии - в общем, в свое нынешнее состояние не по воздуху перелетел. Некоторые дневниковые записи войдут в книгу без купюр, а что-то изменю и расширю: приходят новые воспоминания, а на что-то уже другой взгляд.

Чего в книге нет. Нет ничего обо мне-переводчике. Нет заметок по мотивам индивидуальной психотерапии. Нет записей с учеб по гештальту, процессуально-ориентированной психотерапии, биосинтезу, работе с травмой. Нет описания духовных практик: выездных семинаров  в горах, плавания с  дельфинами, распределенного внимания, лабиринтов, дыхательных практик и т.д.

Почему упоминаю это отсутствующее? - потому что оно формировало меня как расстановщика, вероятно, не меньше, чем сами расстановки: работаю собой, качеством присутствия, устойчивостью, готовностью  быть в диалоге и выдерживать неизвестность и неопределенность. И, однако, здесь пишу ТОЛЬКО о расстановках.

Понятно, нет здесь и имен клиентов – есть только происходящие в расстановках процессы. Хотя нет: одно клиентское имя все же есть, и оно мое. 

А вот описаний расстановочной практики здесь достаточно много. А если вам бы сначала теории, то, пожалуйста, пройдите в Приложение в конце книги: там в статьях – кое-что теоретическое. Это не то, "как оно есть или правильно", - это мое видение метода.  Впрочем, и читать эту книгу с любого места - тоже вариант. Буду рад, если она вам отзовется и понравится.

12 февраля

Мое знакомство с расстановками  - сразу фул-контакт. Учился тогда у Елены Романченко и Дмитрия Валуева процессуалке, и вот Лена решила показать группе расстановочный этюд, а меня дернуло пойти в клиенты: очень уж хотелось понять свои затыки в отношениях с женщинами.

И тут мне ужасно везет: Дима соглашается на мою роль.  А вот сам процесс оглоушивает. Уже в самом начале фигура моей бабушки ложится на пути моего движения: «Только через мой труп» - а скоро к ней, с этим же посланием, присоединяется мама. Да как же это?!

А потом Дима долго-долго отдает им подушками огромное количество то ли долга, то ли груза, а потом, так и не завершив это тягомотное действо, констатирует, что все равно все не отдать (!???). Я на грани паники.

Но – свершается чудо, и моя фигура выбирается туда, где женщины, улыбается: «О, девушки!» Я еще не понимаю, что это очень хорошая концовка.
В общем, с того самого момента по собственной шкуре знаю, как может снести крышу у человека, пришедшего на расстановки впервые. Что это было!? Ведь часто только хорошая концовка примиряет с общей непонятностью. И потому наверно так запомнил слова Лены Калашник о том, что расстановщик должен работать  в зоне понимания клиента.
 
А, может, это знакомство началось еще раньше. К сожалению, не помню, когда впервые прочитал «Порядки любви» Берта Хеллингера, как и какими путями пришла ко мне эта книга.

17 января

Вот пусть мне кто-то еще расскажет, что влюбленность – чувство слепое и быстро преходящее.

Расстановочная группа сильно аукается - в очень хорошем смысле, связанном с принятием жизни, и это, пожалуй, важнее любой красивой техники.
И да, это был первый раз у Лены Калашник. Здорово, что Лена Султанова бросила этот клич, а я на него откликнулся. Домой вернулся в восторге. Два потрясающих дня, о которых сказал бы так: проживи я их по-другому, было б очень жалко. А так сплошные именины сердца под названием "Хеллингеровские расстановки в стилистике Елены Калашник" (это оооочень красиво, сильно и глубоко, под стать самой Елене). Понятно, еще пойду».

Вот так, влюбился сразу. Меня там многое поразило. Прежде всего, то, как, стоя в роли, вдруг ею начинаю жить. Или она мною. И это такое «Как это?» - но Лена спокойно рулит процессом, а потому оно не пугает, а удивляет, восхищает, радует.

Вспомнил две фразы Лены Калашник с этой группы, которые услышал отчетливее других:
- Нельзя стать свободным от того, что не принял в полной мере.
- О миссии стоит задумываться, только будучи взрослым (= отдельным от родителей).
Причем это точно были не слова, я все это там вместе с другими проживал.

 

20 марта

Два дня расстановочной группы Лены Калашник. Очень насыщенно. Моя основная заместительская роль - мальчики и подростки, в процессе расстановки становящиеся взрослыми. Это здорово: по ходу много из взрослых отношений вбираю. В частности, приходит отказ от того, чтобы обижаться, считаться, меряться силами; принятие того, что есть, и выход на диалог, как бы сложно это ни было. Похоже, главное, что берем в расстановках - взросление и отделение через разлепление сложных, запутанных, травматичных отношений. И это дорогого стоит.

А вот и я клиент. Очень мощно; стоя вне поля расстановки, ловил такое количество энергии, словно нахожусь там, в этом заряженном поле. Дико доволен, хочу, чтобы все это проросло в моей жизни.

К концу второго дня устал:  все-таки в сумме 10 расстановок - но этот день принес и новые дары. Похоже, вчерашнее подростковое взросление простроилось мгновенно - или уже был одной ногой там - в любом случае сегодня сплошь и рядом замещал взрослых мужчин, которые могут честно признать, что, сколько б в них ни было силы, зависит от них не все и не со всем они могут справиться, а что-то, увы, уже не могут изменить; могут признаться в ошибках и искать пути их исправления; могут поддержать и подпереть, в общем, разное могут... и что-то не могут, потому что живые люди.  А еще увидел, что правда до чего угодно важно дозреть.

 (в расстановке)
- Скажи ей спасибо, что она дала тебе жизнь.
- Она не дала мне любовь.
- А это одно и то же.
- Она не научила меня любить.
- А это торг.

 

23 июня

Вдруг оказалось, что написать что-то о Лене Калашник не так и просто: не всякое слово подойдет. Очень рад, что уже успел поработать и пообщаться с Леной Калашник четырежды (на расстановках и на тренинге про открытие сердца из программы "Как атлантам удается Небо держать"). Но, что гораздо важнее, я много у Лены прожил, многому научился и, уверен, во многом повзрослел благодаря участию в ее группе.
Наряду со Светой Гусаровой, Леной Романченко, Димой Валуевым считаю ее одним из своих главных учителей в процессуальном пространстве.

Лена из духовной традиции, это заметно. Лена сильная и красивая, и внешне и внутренне. Лена - это насыщенность и глубина, тишина и спокойствие, а то, как она умеет быть в том, что есть, и принимать все, что проявляется в расстановках, правда стоит увидеть, как и то, как Лена чувствует процесс, как видит его, как его ведет. Ее расстановки очень красивые и глубокие, и неважно, идет ли работа с симптомами, сложностями в отношениях, бытовыми проблемами или родовыми проклятьями.

В общем, мне очень повезло попасть в это волшебное пространство, в котором Лена ловит движения души, распутывает клубки проблем и помогает нашим душам расти.
P.S. А ведь главное забыл. Для меня оно в том, что я знаю, что такой человек есть, и это хорошо, это правильно.

 

8 октября

Что-то меня с конца марта потряхивает. Расстановка сработала! Вот с непривычки и тяжело; легче придумать фантомное нечто, которое держит. Оно ведь не только держало, но и давало опору. Свобода пришла, прежняя опора ушла, все по-честному, и внутри уже есть новая опора - но пока правда еще не хочется двигаться, сначала произошедшее стоит переварить. Наверно, для того и вся эта нервная пауза из простуд и опустошенности. В общем, восстановлю тонус и буду в этом новом на ощупь двигаться. Не спеша, в удовольствие.

 

9 ноября

Рад, что выбрался к Лене Калашник хотя бы на день. Пока не смылось под душем окончательно состояние живого мышления (а оно было именно таковым: мышлением не правилами, а по ситуации), хочу вычленить главное. Чем для меня ценны расстановки, так это объемным, непредвзятым проявлением непроявленного (людей, событий, ситуаций), предоставлением ему подобающего веса и места в системе, глубоким прочувствованием, принятием и, тем самым, отпусканием. Причем не суть, что чаще всего на свет выходят дела давно минувших дней, - они же живут в нас и требуют, чтобы им отдали должное. А объемность - в глубине, на которую может развернуться ситуация. И включенность здесь другого уровня: реальное проживание того, что идет, жизнь в ее реальной текучести - не бег и не суета, а то, что идет, с паузами, достаточными для того, чтобы прожить это внятно и сильно.

Приятна собственная текучесть в этом... только что шла агрессия - но через минуту ситуация разворачивается по-другому, и из этого ракурса идет искреннее уважение к фигуре, которую только что из своей роли не мог терпеть. И это не перепрыгивание с пятого на десятого, это живой отклик из новой ситуации.

29 января

Расставился. Очень рад тому, как расстановка прошла и чем завершилась. Получил больше, чем ожидал. При этом работа шла спокойно, глубоко, весело, без затыков; только в конце поклонился вместо заместителя фигуре Жизни - но был к этому готов, и все сложилось. Мама впервые встретилась со своим погибшим отцом, которого никогда не видела, и обрела свое место... Сам я вышел из чужой войны в свой мир, к своей жизни и новому себе (точнее, из привычного представления о себе)...

Шоковая травма, которая с войны, с гибели деда, пошла по роду как ощущение "жизнь - это поле битвы, где всегда тебя могут убить, где важно выжить, а жить - уже роскошь", вышла наружу, прожилась и разрядилась. А то, как Лена экспериментальным путем развязывала морские узлы моих непростых отношений с собой и мамой, - это отдельная песня, страшно ей за нее благодарен, а также и всем, кто ей в этом помог.

Впечатляет, насколько емко одна фраза может описать происходящее. Мой заместитель почти сразу говорит, что он оловянный солдатик, стоящий на одной ноге…

 

30 января

По мотивам вчерашнего идет, что в хеллингеровских расстановках в исполнении Лены Калашник главное - это честная встреча с тем, что есть, и, если есть на то душевные силы, его принятие. Причем эта встреча может быть разной. Иногда простого "Я тебя вижу" достаточно, чтобы человек или ситуация получили подобающее место и энергетическая дыра в роду закрылась, но чаще приходится распутывать сложные связки и комбинации, искать пути к тому, чтобы то, на что не хотели смотреть, проявилось - будь то чья-то смерть, болезненная тема, непрожитые чувства... В конечном итоге это встреча с чувствами. По самым разным причинам где-то не было прожито горе, где-то вина, где-то ненависть, где-то клубок таких связанных с сильной болью чувств, где-то человек выбрал перестать жить...  Если честно встретиться с этим и дать ему быть таким, как есть, вся та энергия, которая, часто неосознанно, уходила, как в воронку, на то, чтобы скрыть, спрятать, не обращать внимания, высвобождается и жизнь в этом месте начинает течь.

Расстановки помогают наработать навык осознанного бытия в своих чувствах в контакте с другим, принятия этих чувств, уважения к ним. И неважно, что пришли эти чувства из рода другого человека, а потому вроде как не мои: они настоящие, и люди напротив - тоже, а значит, карте место. А еще хочу, чтобы Лена сделала новую учебную группу, а я пошел к ней учиться. Для себя, не для сертификатов.
Да, порадовало, что в одной роли уже смог, причем спокойно и без суеты, принять право другого уйти, сам оставаясь при этом жить. Это добрый знак. Больше на амбразуру чужой судьбы не бросаюсь, значит, отделился. При этом сделал в расстановке нечто важное для того, чтобы мама жила.

 

13 марта

Расставился. Причем тема порванной в институтские футбольные годы и так и не залеченной коленки сильно фонила последние два года, но все никак до нее не доходили руки, все время важнее было другое. А тут вдруг вызрела. И вот впервые увидел так близко уже отцовский род.

Расстановка получилась вязкой, сложной, не хватало фактической информации: мало об отцовской родне знаю. Как и чувствовал, за моей спиной много сильных мужиков, но они привыкли к спокойствию и статике и готовы своей мощью раздавить все то, что ведет в движение - а я ж как раз хочу в движение... Когда из маминого рода как раз энергия, ведущая в движение, тянет меня за коленку - эти мужики, из самых добрых побуждений, говорят: "Стоять!". И это на разрыв. По счастью, две эти разнонаправленные энергии смогли увидеть друг друга и отнестись друг к другу с уважением, после чего отцовский род проявил уважение и к тому, что у меня своя судьба и могу ж идти в другое, не только в тишину и покой - и дорога открылась. Ужасно доволен. Две расстановки подряд оба рода, и материнский, и отцовский по-своему вставали на пути моего движения, а сейчас обе "таможни" дают добро, обе эти силы за меня.

Не менее важное послание расстановки о необходимости большей внутренней подвижности. О том, чтобы не залипать в одних и тех же точках восприятия, а видеть и себя, и других не как статичные образы, а в изменении.

Еще было красивое место, когда в заместительской роли Лена ввела меня энергией правильного решения для очень запутанной ситуации. Стоило мне просто появиться, все задвигались и все волшебно образовалось; хватило того, что я есть. Есть в жизни место сказке со счастливым концом.

 

5 сентября

Из расстановок уикенда больше всего запомнилась последняя. Отчасти потому, что здорово в ней в роли заместителя напитался мощным потоком энергии, преимущественно женской. А больше всего впечатлился тем, как же много силы притекает, если просто открыть глаза и смотреть-смотреть-смотреть на то, что есть.

P.S. Да, еще понравилось. Вопль "Мне недодали!" вполне гармонично сочетается с тем, что вопящий не в состоянии взять то, что есть... ему просто много.

 

30 октября

В такое воскресенье даже не выспаться и устало тупить и то приятно. Вчерашняя расстановка стала громадной такой вишнищей на роскошном торте переживаний недели. Таких расстановок, где всего два участника, до этого не видел, но их было достаточно; справились сами, я и моя женщина. Да и себя такого тоже еще не видел. Но я ж захотел в качественно новое. Как оказалось, вовремя: для качественно новых отношений уже есть качественно новый я... пусть еще устаканивающийся в своем времени перемен, но уже достаточно чуткий, внутренне и внешне подвижный, устойчивый, уже умеющий быть более бережным к себе, идущий из собственной радости жизни и сохраняющий ее в отношениях. И женщина - тоже есть. Был приятно ошарашен, глядя в то зеркало, в котором мне меня под руководством Лены показали Андрей и Женя. Так что равным, из диалога и резонанса, отношениям быть! Пусть все это проявляется! Пришло время.

 

14 января

Расставился. Сколько ж все-таки еще всего. Впрочем, тему ж взял, из самых глубинных и ранних, про дом... и началось. Столько всего нового всплыло, плюс что-то, что вроде бы было, казалось, проработано или пройдено. При этом очень доволен тем, что было. Один поклон судьбе после всей этой боли и одиночества чего стоит. И концовка. Принял отцовский род, тот самый, что хранит знание о чувстве дома.  Получилось, что расстановка отразила мой запрос глубже, чем сам смог сформулировать. Умеет же Лена такие вещи выстраивать.

Понравилась заместительская роль в последней расстановке, где был некой ресурсной мужской энергией, этаким мужским разнотравьем, спокойным терпеливым, сильным, дождавшимся вокруг всеобщего расколбаса своего времени и донесшим таки до узко видящей меня женщины свое послание. Что приятно, по всем косвенным разведпризнакам этой расстановки правда готов к другим отношениям с женщиной.

 

15 января

Очень нравится срез, что принесли эти два дня. Даже то, что относительно на поверхности, не может не впечатлять. Во мне есть и внятные границы (слушаю себя, доверяю ему, пусть даже и не понимая; в чужое кино не лезу; спасать тех, кому нужно с чем-то своим разобраться, не рвусь), и направленность к дому, и энергия мирной жизни в противовес войне, и внутреннее знание-ощущение собственной счастливой семьи. А то, как мгновенно ситуация складывается после того, как было найдено и в правильном месте в течение достаточного времени выполнено то самое правильное действие, стало, пожалуй, самым ярким переживанием двухдневки. Только что была разруха, тоска и отчуждение - и вот уже счастливая семья, любовь, тепло, радость жизни... даже внешне совсем другие люди.

Еще было приятно, что из заместительской роли выдал фразу, которую реально произносит в жизни тот человек, в роли которого был. Уже, значит, хорошо чувствую место и лишнего не привношу, могу себе в этом доверять.

А еще запомнилиась фраза от Андрея:
"Порой думаешь, сколько ж у меня всего... А побудешь часто в заместительских ролях и думаешь: сколького ж у меня нет...". Этот второй ракурс мне нравится. Каких ведь только сложных хитросплетений не бывает, и по счастью, многого такого у меня нет, а еще так правда легче понимать то, как люди живут... потому что они иначе не могут.

 

19 февраля

Очень сильный день, был заместителем, масса впечатлений...

- Пришло много новичков, и восхитило, как в первой же расстановке эти девушки, впервые вставая в роли, мгновенно улавливали их энергию, искренне радовались и плакали, злились и обижались, и расстановка срослась даже быстрее, чем обычно. Видимо, опыт здесь вторичен, а первичны чувствительность, внутренняя честность и искренность.

- Много шло на тему бессилия: и невозможность довести расстановку до счастливого конца, потому что не пришло время; и неспособность человека справиться с масштабом события.  Вот произошло ужасное горе, и оно невыносимо, и человек не в состоянии пережить и принять то, что оно уже есть, и, отстраняясь, теряет контакт с энергией жизни и, быстро или медленно, убивает себя или просто не живет.  И похоже, что легче уйти от переживания большого горя в слепые чувства типа ненависти и обиды.

- А вот невозможность сделать на своем месте что-то за другого, как бы ни хотел.

- Ольга потом подметила, что расстановки показывают, насколько же взаимно переплетены мир живых и мир мертвых, и иногда в этом переплетении мертвые живее иных живых... и это не хорошо и не плохо, это просто есть и имеет свои причины.

- Давно не выплакивал столько слез, как в поклоне в одной из  ролей. Сколько ж боли люди скапливают в себе в своих попытках не встречаться с ней. И как волшебно меняется ситуация, когда эта встреча все же происходит.

- А еще этот день был про терпение и устремленность при полном отсутствии гарантий. Про то, что на все необходимо время. Про то, чтобы не опускать руки даже в самых тупиковых тупиках. Мощнейшая концовка последней расстановки была лишь самым красивым подтверждением этого.

 

 
30 апреля

Расстановки. Светлая, уютная атмосфера. Сама Лена в веселом настроении; компания подбирается компактная и насыщенная... люди, с которыми съел не один пуд расстановочной соли и с которыми в кайф побыть рядом; музыку в перерыве Лена с Таней ставят замечательную; по ходу работ много сильных и в то же время теплых моментов, и с каждой расстановкой добавляется свежести, энергии, света. Только когда сразу по возвращении дома напрочь вырубает в сон, понимаю, что и усталость тоже есть.

Моя собственная расстановка получилась тягучей и долгой, но, главное, срослась! Узел в дальних уголках материнского рода развязался и вина, текущая по роду вместо женского, ушла туда, в прошлое, в место, с которым связана. А моя выгода от бега в замкнутом круге вины-обвинения была в том, что в сшибке с мощной обвиняющей частью брал силу... иначе в заданных условиях не умел; выбитое в Домбае плечо из той же оперы. Теперь же можно будет делать это напрямую, без этой мясорубки.

Стало грустно за судьбу бабушки. Ей досталось по полной программе.

А в целом расстановки выводят на то, что никто не виноват... все приходят на свои места, у всех свои задачи, у кого-то при этом заданные условия жестче, чем у других, и все живут, как умеют.

 

11 июня

Хотел два дня тупо отсыпаться, но у Иры Сулима оказался вагон энергии собирания группы, и съездил на расстановки к Таше. Рад, что съездил.

Сначала ловил себя на том, что мне все слегка быстровато, но при моей чувствительности влиться в этот темп оказалось несложно; еще на последних расстановках у Лены осознал, что вчувствуюсь в место практически мгновенно. Ну, и потом было бы глупо, если б Таша жила в одном ритме, а расставляла в другом. Если буду сам расставлять, буду делать это медленнее.

Срезонировал кусочек о том, что между родителями не было любви и правды, но волшебным образом они сумели передать сыну и то, и другое. Еще и кучу всякого мусора в придачу, но это передали, и это очень ценно. Это и моя история. Я ж долго жил из ощущения, что мне недодали. Чего-то, конечно, да. Но с главным мои родители справились блестяще: жизнь дали, правду и любовь - тоже, низкий им за это поклон.

Женщина, в роду которой только что распутали приличный клубок мужско-женской перепутанности, требует, чтоб ей подали мужчин, да побольше (смотрится так, словно девочка лет четырех топает ногой и требует игрушек, разных, много, больше, еще больше). Становлюсь напротив одним из и получаю: "Без обид, но ты не подходишь". Улыбаюсь... у меня даже и не может возникнуть обид, и сам вижу, что не подхожу, я не для детей. Только чуть повзрослев, эта женщина начинает меня замечать, говорит, вот этот интересен, он другой, взрослый. Похоже, женщины-девочки - спасибо им, у них своя радость, боль, красота - остаются в прошлом. Будущее приятно интригует. Все будет по-другому. Как - не знаю, но очень хочу в эту неизвестность дойти.

 

12 июня

Сегодня в расстановках потрясающую вещь пережил. Как-то смотрел интервью автора танатотерапии Баскакова, где он рассказывал, как с точки зрения танатотерапии правильно умирать. Так вот сегодня в роли заместителя человека, смерти которого дали достаточно места, горевания, любви, я именно правильно умер... сначала конечности, а потом свежая волна смерти прошла по всему телу, я вытянулся затылком и действительно упо-ко-ил-ся, ушел спокойно, с миром. Офигенное впечатление.

 

16 сентября – 17 сентября

Два дня расстановок выдались легкими, светлыми, местами веселыми.

Лена, объясняя клиенту, что на весь громадный запрос может не хватить людей: "Хотя, может, потом маму развоплотим... ой (хохочет)... выведем из роли, и введем кого-то еще"
Андрей, ржущей группе: "Это новая услуга!"

Клиент, усаживаясь в кресло, чтобы озвучить запрос: "Нервно здесь..."
Лена, смеясь: "А я привыкла".

Первая же расстановка задала правильный вектор. В ее концовке из фигуры, в которой был я, до адресата дошло послание: "Любовь есть. Живи. Люби".
Собственная расстановка тоже удалась. Открыл что-то совсем новое и неожиданное из отношений белорусских бабушки и деда, вернул возможность быть простым, дышать полной грудью и просто жить, а застрявшую в этих отношениях мою радость жизни перестал защищать от родных, а просто взял ее и пошел в свое.

В одной расстановке сумел из своей роли остановить войну родов отца и матери, выйдя за пределы вражды, поклонившись сначала, через гнев, матери, а потом - судьбе этих двух родов, памяти о том, что есть то, что есть. И это была энергия расстановки, но шла она через меня, и я уже это могу, проходить через ярость в что-то большее, надличностное. И это что-то новое. И вся неделя была словно подготовкой к этому... Вторничное, о том, что просто быть рядом, зная, что уже ничем не можешь помочь, - подарок судьбы... Пятничное, о том, как принимать и выдерживать другого в любых проявлениях и быть самому принимаемым другим в злости, боли, благодарности... второе для меня было даже сильнее.

Фоном звучал русский рок. Андрей, стоя в моей расстановке, ловил чайфовское "...У нас дома детей мал мала, да и просто хотелось пожить"; был и "Сплин", "Гни свою линию"; а в еще одной расстановке на встрече женщины и мужчины я услышал "Нау", "... Ты моя женщина, я твой мужчина, если надо причину, то это причина", и в удовольствие мягко подвигал бедрами под эту мелодию.

Оказывается, сказать "Я твоя женщина, а ты мой мужчина" много сложнее, чем сказать: "Я твоя жена...". За социальной ролью жены меньший объем, там можно прикрыться, скажем, исполнением домашних обязанностей: стряпать, стирать, вести хозяйство. "Твоя женщина" подразумевает уже и зрелую женскую сексуальность и выбор из этого большего объема. Ну, и, понятно, в это в обе стороны так.

 

1 октября

Еще вспомнил из последних расстановок. Пару раз был в ролях, где при всей запутанности ситуаций в какой-то момент настолько был уверен в том, куда иду и что делаю, что мнение других людей слышал, воспринимал и, даже если это было презрение к моим действиям, совершенно не задевался. Мне нравятся мои новые роли...


5 октября

Alexandr Krasko: ... вспомнил одну расстановку, где был заместителем в роли человека, у которого род матери в контрах с родом отца, а самого его ребенком, после гибели отца на фронте, семья отца отобрала у матери и растила у себя. Так вот. Он вырос с ненавистью к матери, и это было сложно разгрести. В какой-то момент из этой роли говорю, что хочу поклониться стоящей отдельно фигуре памяти рода. И я это сделал, и проблема разгреблась, и Лена сказала, что тем самым я вышел в высоту. Но - перед этим попросила меня все же сначала сделать поклон матери. И этот поклон дался гораздо сложнее... И там до меня дошло уже по чувствам, что такое, когда идешь в высоту. С глубиной-то у меня знакомство более давнее. Вот.

[12:46:12] Лисица Ирина Александровна: ...объясни, пожалуйста, что такое глубина и высота.

[12:55:05] Alexandr Krasko: ...Глубина для меня - погружение в чувства. Есть раздражение, иду в него, замедляюсь в нем, усиливаю его, и оно становится злостью, переплавляется в печаль, ныряет туда, откуда печаль, к ее источнику, на глубину. А высота - прямой выход в метапозицию, непонятно, на чем. Я там не поймал резкого изменения чувств героя к матери, кланялся по-прежнему в тяжелых чувствах, но из какого-то ощущения правильности. То есть по прежнему боль, по-прежнему злость, но и знание, что хочу ту бойню родов, что есть, остановить, и если для этого нужно сделать это, делаю. Как-то так...

В этом же диалоге с Ириной вывел свое о связи переживания чувств и контакта с реальностью. В свои чувства иду настолько, насколько у меня для данного контекста открыто сердце. А оно, понятно, для какого-то контекста открыто, а для другого закрыто, больше или меньше, и есть на то свои причины. И тогда в чем-то иду до дна, а в чем-то по дороге сжимаюсь.И эта степень открытия сердца определяет и степень встречи с реальностью.

Если сердцем закрыт, то и с тем, кто напротив, не встречаюсь, потому как в это время две мои части посредством него друг с дружкой общаются на предмет неразрешенных проблем и взаимных претензий... хотя что-то и ему перепадает. А если открыт, то и встреча уже с ним, с тем, кто рядом, а не с теми, кто давно и далеко.

 

22 октября

- Первый раз был рад, что меня не выбрали в расстановку заместителем. Слишком много было слез, я б просто не смог.

- В заместительских ролях последнего времени часто сначала оказываюсь ребенком, которому мало. Ему правда недодали, его сковали, ему подрезали крылья, и ему обидно, он честно злится, он отвернулся. Но вот ему говорят: "Прости, это то, что есть. Больше правда нет. Это правда больно, я вижу твою боль. Возьми, пожалуйста, то, что есть". И это трудно, потому что столько ж времени было больно, обидно, тяжело, и хочется за это наказать... Но - если открылся сердцем и принял, что есть, если смог простить, то это выход в другую жизнь.

 

19 ноября

Выбрался вчера на расстановки. Как обычно, пространство было тихим и мягким, пять расстановок прошли легко и быстро. Нравятся роли, на которые меня теперь выбирают: в них много принятия того, что есть, а значит, другой контакт с реальностью. Это что-то про зрелость. Так же, как и то, что гармонично-постепенно, без рывков, добираюсь в ролях, куда нужно. И из нересурсных вещей выбираюсь быстро.

Дом как тема. Важно быть ему равным, но ему не нравится, когда его пытаются продавливать. Энергия дома связана с энергией рода, с темой исключения членов рода.

Когда рассказываю о своем непростом катании на высокой волне, Лена смеется, говорит, что у меня такой стиль. Ну да, такой. В летнем Домбае бился на хождении по камням; в горнолыжном - забрался на крутой склон и благополучно вывернул плечо; сейчас вот на высокую волну потянуло... Это действительно мой привычный доказательный стиль, при котором сплошь преодоление, подвиги и собиранье орденов. Но - сейчас во мне прорастает и другой, и в нем слышание себя, легкость, то, что есть.

 

12 января

Сегодня на расстановках жестко злился из фигуры Жизни на человека, который все пытался реку жизни развернуть в ту сторону, в которую его голове казалось правильным. Тем самым и увидел, откуда растут ноги некоторых собственных проблем. И ведь рецепт-то тоже знаю: просто быть, не придавая ничему слишком много веса, - и все выстроится, когда придет время. А если слишком суетиться и пытаться все делать самому, эта суета заполняет все пространство, и это очень мешает.

То, чего жду, начинает свершаться: Лена Калашник решила сделать новую обучающую группу по расстановкам. Пойду, конечно. Пришло время. Думаю, что с год назад еще не был готов, а за год я прилично изменился. Пусть срастается!

 

14 января

Вчера утром была красивая расстановка на тему отношений с деньгами как с плотной энергией материального обмена, связанной с тем, что мы создаем и куда вкладываемся. А еще по дороге на расстановки увидел на рекламке в метро, сколько стоит "Форд" (не-помню-какой) в базовой комплектации, и понял, что в психологию и духовные практики уже сейчас в денежном эквиваленте вложил больше, чем стоит этот "Форд". Отметил с чувством удовлетворения:  туда, куда надо, свою энергию вкладываю. К машинам я равнодушен, а сам себе интересен. Осталось разобраться, что за продукт  - с точки зрения денег - я при этом создаю. С этим все-таки внутренней ясности нет.

 

3 февраля

Главная тема сегодняшних расстановок Лены - тема прощения и непрощения. Порой непрощение уже не связано с болью, а становится орудием наказания, и в итоге любовь не течет, чудовищно больно обоим. А если пойти в прощение, то и самому уже есть, за что извиняться. И шаг навстречу, долгий взгляд глаза в глаза меняет все. И сколько же мощи в поклоне, как через него начинает течь энергия жизни в самых непроходимых местах!

Нравится, что в ролях взрослых мужчин, которые теперь стали моей родиной, сохраняю хороший контакт с детской частью. И это красивая пара. Так же, как и пара взрослых мужского и женского в таком же объеме.

Чувствительность. Человек, который только что все прекрасно чувствовал в заместительских ролях, по ходу собственной вдруг вылетает в контакт с ожиданиями и перестает чувствовать происходящее. Там один за другим упорядочиваются несколько пластов запроса, воздух трещит от плотности энергий, в концовке устанавливается вишенка на потрясающем торте, а на лице клиента легкая разочарованность: "По крайней мере это сделали...". Мы, двое последних, устанавливавших эту самую вишенку, прошедшие через всю эту боль, жесткость, непроходимость ситуации непрощения и вышедшие в любовь, во встречу всего того, что хотело встретиться, начинаем ржать: "Ах, это было по крайней мере...".
 
 
9 - 10 февраля
Когда сегодня катил на группу по снам, начал читать ту тетрадку, что взял. Больше всего отликнулась одна страница...
*** Человек - это выбор. И есть три типа выбора:
- Навязать свое.
- Выйти из игры (не выпасть, а именно выйти; это может только тот, кто в состоянии выбирать, выйти или остаться).
- Согласованность и сотрудничество. При этом жертвуешь чем-то своим.
***
- Взять по максимуму - выбор воли.
- Взять что есть - выбор сердца.
***
Нежное, красивое не может быть слабым.
***
Позволить образу себя течь.

Все ложится, со всем так или иначе знаком. А поскольку сегодня основательно встречались со своим сновидящим телом, для меня  это приветы оттуда. И этот день на границе бодрствования и сна был про уважительный контакт с реальностью, в которой нужно просто быть, про силу осознавания и живой интерес, которые важнее любых техник. И так понятней, откуда ощущение ранговости.

Быть в том, что есть... главная тема. И если не бежать за тем, чего нет, а быть в том, что есть, то того, что есть, достаточно. Когда сам есть, то и реальность - тоже. И в ней что-то придет, что-то - нет.

И второй день нашей сновидяще-расстановочной реальности выдался и вовсе сумасшедшим. Увидел свои ритмы с изнанки, получилось их сгармонизировать; встретился со сновидящей реальностью (она не ведет, она просто есть, и ей важно, чтобы я был и был при этом зрячим) и сумел ей поклониться, чем связал день и ночь, жизнь и смерть в один жизненный цикл.


17 февраля
Неделю назад с изнанки ходили в сновидящее тело, сегодня - в личный миф. По ощущениям, это действительно разное.

Сновидящее тело - это тонкая докогнитивная реальность, правда своего рода тело. Оно всегда есть для меня (особенно если обращаю на него внимание), и оно нейтрально, и оно никуда не движется, и при этом через контакт с ним могут происходить серьезные изменения. В этом смысле можно говорить о том, что оно ведет - того, кто внимателен и готов встречаться с его посланиями. Оно как колодец, из которого каждый черпает свое.

Личный миф - это направляющая энергия, своего рода несущая волна, проходящая через все слои реальности, и у этой волны есть свой диапазон звучания и свой вектор. Это и свобода двигаться в определенном направлении, но и ограничение (волна не может двигаться совсем без берегов).

По-моему, их связанность в том, что черпаем свое из сновидческой реальности в соотнесении с направлением, заданным личным мифом. И чем-то для меня они про мужское и женское. Пространство и луч, проходящий сквозь него.
 
 
16 марта
День преимущественно мужских запросов. Ну, а в них - разного...
- Сколько все же невыплаканного горя за злостью женщин, живущих из ощущения брошенности. Там же реки, океаны...

Порядки как законы существования родовой системы в чем-то неумолимы. Они сродни природной силе, которая не дает рекам течь в обратном направлении, и она просто есть, так же, как есть гравитация. Те, кто родился, должны получить место в семейной системе. Жизнь передается от старших к младшим. Обмен энергии в системе служит ее сохранению и развитию. Ни сын, ни муж не заменит женщине погибшего отца... Старшие братья и сестры не дадут того, что могли бы дать родители... Отец, как бы ни любил дочерей, не станет им мамой, которой им не хватает... И если нет глубинного контакта с энергией жизни, в таких ситуациях много безысходности. Но - если, несмотря на такие горькие утраты, есть базовое принятие жизни и сила на то, чтобы пережить горе до дна, жизнь начинает течь заново.

- И еще про мужское. Часто в детстве нас ломают, из самых лучших соображений прививая жесткость как некий аналог силы. А такие чувства, как мягкость и нежность, уходят в тень, теряются, уходят из любых отношений. Человек закрывается; жесткость, как кольчуга, допускает только жесткие ощущения, чувства и ментальные схемы, и утрачивается контакт с реальностью в ее текучести и изменчивости.

- Да, еще. Бывает, в отношениях с одной стороны дверь закрыта. По любым причинам. Чаще это связано с тем, что внутри того, кто стоит у двери, она тоже в течение какого-то времени была закрыта. И вот один из двоих открылся, стоит перед закрытой дверью. Откроется ли она, неизвестно. Если откроется, то неизвестно, когда. Для всего нужно время. И, тем не менее, собственная открытость имеет отдельную ценность, независимо от того, что произойдет дальше.
 
 
17 марта
Увидел и пережил то, что никак не мог понять: как люди оказываются в отношениях по принципу "пусть хоть кто-то будет рядом". Понять не мог из того, что ну это ж неправильно. А когда во всем объеме проживаешь то, что есть, потому что оно уже есть и такое, то понимание и поиск причин становится вторичным, - причем эти причины тоже есть (безумное детское одиночество, сложнейшие родовые переплетения...), и они весомые.

В последней расстановке встретился в роли с тем, чего очень боюсь: с ситуацией, с которой не могу справиться. При этом все по-честному: есть объемы, которые больше нас, и, видимо, в иные ситуации приходим не для того, чтобы справиться, а для того, чтобы хотя бы что-то суметь дать или взять.


3 апреля
Сижу, с удовольствием слушаю, как Лена Калашник говорит в ходе презентации, что, с одной стороны, никаких правил в расстановках нет и техники здесь вторичны, а, с другой, что река должна течь в своем русле, а расстановщик должен видеть "рельсы"... И то и другое есть, и последнее вовсе не означает большой свободы, - но здесь я дома, здесь по-другому дышу, здешние рамки для меня берега. Очень здорово, что через неделю с небольшим наша обучающая группа начинается! У меня волшебные предощущения.


13 апреля
- Прошел первый день обучающей группы по расстановкам. Группа достаточно большая, живая, разномастная, настоящий интернационал. Сегодня было много базовой теории, раскладывания ее по полочкам, и немного практики.

- С утра, когда Лена задала вопрос, кто с чем пришел, сказал сначала, что хочу систематизировать то, что знаю из практики. Потом дошло, что это я поскромничал. Нет, все не так. Хочу стать хорошим расстановщиком. Это мое.


14 апреля
Сам день прошел легче. Вчера объемы теории были большими, и потому прилично устал. Сегодня было больше практики, и после дневной расстановки пришел прилив энергии, ноги сами пританцовывали. Лена говорит, что мы успели куда-то пройти, потому и легкость. Здорово!

Самое вкусное пришло в утренних расстановочных упражнениях, когда стоял напротив родителей и энергии жизни. От родителей ничего нового не увидел, не без злости сказал маме, что я ей только сын, а отцу, что - его не хватило, но он есть в моем сердце, а потом радостно перемигнулся с энергией жизни, и сказал: "А тебя я знаю!", а она в ответ: "А я тебя люблю". И это было до слез, с обеих сторон. И мое "А тебя я знаю" было о том же. И я ж потом пошел, с ощущением, что попутный ветер овевает и ноги, и сердце.

Ну, и просто красиво было смотреть на это живое волшебство, возникающее на твоих глазах, да еще при подробных объяснениях Лены. И атмосфера у нас возникла классная: спокойная, с юмором, много удовольствия во всем.


12 мая
Расстановки сегодняшние получились потрясающе плотными, насыщенными и красивыми. И моя удалась, чему дико рад. Причем Лена так умеет услышать запрос и откликнуться на него, что в конце оказываюсь в состоянии, которое неожиданно объемлет все то разное, что содержалось в запросе: и раскрытие-проявление в полном объеме, и баланс брать и давать, и гармоничное отпускание. Ну, и новая фигура из рода приходит очень ресурсная, и выясняется, что мы с ней не просто одной крови, но и равны. Просто подарок!

При этом вчера дошло, что мастерство расстановщика именно в способности следовать за самым-самым удивительным, неожиданным и сложным, но при этом течением расстановки не управлять, а именно следовать за тем, что проявляет система.  Это значит, что и сам я как клиент принес что-то, что так вот красиво проявилось через чувствующих заместителей под чутким сопровождением Лены. И, похоже, это о том, что нужно и самому что-то сделать, чтобы получать столь щедрые дары.
Еще на волне расстановки идет благодарность той родовой энергии, которая говорит: "Не сдамся!". Это ведь и она помогла мне пробиться в этот мир, пару раз не утонуть, выучить немецкий и сделать еще кучу разного на упорстве. Сейчас хочу идти на другом, но ей большое спасибо, и, если будет нужно что-то отстоять, может, еще ее позову.


21 июня
Завтра учебная расстановочная группа, про брать-давать, любовь и влюбленность, про порядки в парных отношения. Облизываюсь, несмотря ни на какую усталость. Хочу. Пусть будет, как обычно, что-то волшебное.


23 июня
Потрясающий день. Вкусный кусочек оставшейся теории, виньетки на признаки треугольных отношений, пять учебных расстановок, и... свежесть, пусть и на фоне усталости. Очень впечатляет, как Лена экспериментирует, как работает с запросом, как читает происходящее и держит во внимании одновременно столько динамик. Как приятно у нее учиться!

Больше всего отложилось, что приходим мы в этот мир в неравной ситуации с точки зрения брать-давать: родители дают, мы, дети, долго только берем - и равным парным отношениям приходиться учиться. А дальше как повезет: в плане родительского примера, личной силы и устремленности, каких-то других условий, сопутствующих или не очень.

Сила... Вот мужчина силен и готов давать в отношения больше. И это выглядит красиво, но вольно или невольно он перекрывает этим часть пространства женщины. А вот когда признает ее силу и готов быть в том пространстве, где они встречаются как двое разных, но равных, происходит что-то невероятно глубокое, обмен объемами. И это о том, чтобы не увлечься только собственной силой, а увидеть силу другого, дать и ей выразиться.

А когда слышишь: "Я тебя люблю", идет резкое раскрытие плеч, расширение, легкость. Еще и за это люблю расстановки...

Завершение одних отношений и выход в другие... Без одного нет другого. Причем настолько много в расстановке было глубинного уважения между ее участниками, что это было похоже на сказку (ну где это видано, что мужчина, с которым расстаются, в момент поклона женщины в свой адрес видит мужчину, к которому женщина скоро уйдет, и мягко говорит тому "Подожди"?), а после расставания у обеих расставшихся фигур легкость и свобода.

Времена и нравы... Четыре-пять поколений назад женатого мужчину за любовницу исключили из рода, после чего женщины рода мужчин из рода на автомате выталкивают - притом что любовница привнесла в род флирт, легкость, юность, которых не было у жены... Задним числом взяли это, но ведь десятилетиями от этого судьбы корежило, и это уже не переиграть.

Притягивание в род. Очень впечатлило. Человек может придти в чужой род (да и еще кого-то с собой привести) только для того, чтобы указать на существующий в роду неразрешенный конфликт. Своего рода лакмусовая бумажка, но пока этот вроде бы не имеющий к нему отношения конфликт не разрешится, с ним практически невозможно расстаться.

И сами расстановочные смыслы - они словно из других мест. Вот, скажем, Лена о расставании: «Как ни парадоксально, расставания чаще всего происходят не по чьей-то вине, а вследствие каких-то переплетений и других дорог. Можно сказать, что жизнь направляет на другой путь. Чаще всего найти виноватого невозможно». Слышишь такое - и уже не работает привычное. Не хочется догонять и наказывать обидчиков (а ведь проще-то как раз искать таковых и пытаться их наказывать или доказывать им, как они были неправы). И вот уже внимание переключается на свое - на те же печаль и боль, которые важно прожить, чтобы правда наконец расстаться.


6 июля
Из сегодняшних расстановок: "Ты есть в моем сердце. А сердце нельзя потерять".
Ну, и в роли женственности побывал впервые. Важная роль. Раньше ж с женским встречался только как с подавляющей силой, в не очень равном бою, и вот новый взгляд, да еще изнутри. И здесь и широко раскрытые глаза ребенка, с радостью и интересом познающего мир, и готовность примирять конфликтующие стороны, и явное предпочтение ситуациям, в которых есть любовь, и уважительное внимание к жизни-смерти-любви как части женской памяти рода, и рука, инстинктивно гладящая голову ребенка... Такая встреча с женским без шор.


7 июля
На что вчера было сильно (и, кажется, сбросил с плеч некоторый груз), но сегодняшний день впечатлил не меньше. Вот в роли сплетаются идеальное и реальное, любовь и влюбленность... Да, влюбленность - вспышка, и принесла много боли и ран, но, отвернувшись от этой кратковременной и неравновесной ситуации-вспышки, род потерял много жизни... А тот, кто в этой вспышке взрослее, помог дорасти тому, кто младше, и в этом разгорелся сильный ровный жар любви равной пары, расплетаться из объятий которого совершенно не хотелось... И было дико приятно в роли мужчины с таким самоуважением, что, даже не дав сыну ничего, кроме жизни, он с восхищением и радостью смотрит на уже взрослого сына и спокойно говорит, что если уж тому повезло родиться от него и его любви, то этого уже за глаза - и в этом правда.  И когда сын перестает страдать о том, что недодали, картина резко меняется:  жизнь притекает широким потоком... Насколько же важно смотреть в то, на что в роду смотреть не хотят, там столько жизни...

Похоже, сам я родился от такой вспышки. Потом пришло отрезвление, боль, злость, и родители быстро развелись - но память о их первоначальном чувстве во мне успела прорасти и живет, и наверно оттуда та моя радость жизни, которая просто есть, несмотря ни на что, и это дар.


17 августа
Во сне долго и трудно веду расстановку... для отчима Владимира Игнатьевича, ушедшего ровно год назад, в то же самое время суток, когда я во сне и расставляю - 18 августа, после пяти утра. Расстановка выходит тяжелой: расставляю-то участников какого-то родственного застолья, их много, но кто-то мне не доверяет, кто-то отказывается участвовать, кто-то и вовсе демонстративно включает музыку. Собираю, убеждаю, объясняю, много кричу, плеер с музыкой чуть ли с ушами не вырываю. Не клеится, не все делаю правильно - и тем не менее, довожу расстановку до ключевого момента и с удивлением получаю от заказчика: "Молодец, Санька!". Здесь и просыпаюсь, опрокидываю рюмку за годовщину смерти.
Никогда еще до этого расстановок во сне не вел... значит, бессознательное дает добро.


24 августа
Спасибо этим двум дням, давно не было такого чудесного состояния! Словно озоном надышался. И это о том же, на что лучше всего опираться в движении по жизни: на свое место, свою радость жизни, свой естественный ритм - а тут все это есть... А еще интересные люди, удивительный разброс пережитых жизненных ситуаций, просто разговоры в перерывах за чаем (магический театр, токсикоз планеты от нас людей и так далее)...

Вновь убедился, что то, что реально происходит, может затмить любую "Санту-Барбару". Чего только людям родовая история не подбрасывает! Потрясла милая девушка, которая в свои 26 больше десятилетия везет на себе маму, двух зависимых братьев, а то и помогает крупными суммами ушедшему из семьи отцу. И ведь сколько ж силы ей дано, чтобы все это тащить! Ну, и в какой-то момент она сама, из любви, на это согласилась. А сейчас ей хочется жить наконец для себя...

Отложилось объяснение Лены о войне как о ситуации, в которой мужчины, убивающие, чтобы выживать, могут делать это только в измененке, в отключении чувств, и плата за это - потеря энергии жизни, уходящей вместе с этими чувствами. А, как идет уже из конкретной расстановки, без этих живых чувств люди перестают восприниматься как живые, становятся лишь неким полезным функционалом, и такая картина мира передается дальше. А потом кругом идут войны этих самых голодных утративших контакт с чувствами детей, которых в свое время не увидели как живых.
А еще, похоже, у меня стали приятно дистантными отношения с чувством вины.

Да, еще одна роль срезонировала особенно сильно. В ней была готовность пожертвовать собой ради сильной влюбленности, в очень болезненных отношениях. И это шло из любви, но в ней была и слепота, и нежелание видеть и взрослеть. Легко чувствовал эту роль: больше полугода в этом состоянии прожил, и там правда было, ради чего. Другое дело, что та моя ситуация любви и боли вывела меня к жизни и необходимости взросления. Во всех смыслах повезло.


25августа
Они дети. Они живые.
Еще из вчерашнего расстановочного. Расстановка. Из своей роли вижу людей как средство для решения моих задач, и только в самом конце, когда дали место произошедшей в прошлом ситуации гибели ребенка при равнодушии взрослых, граничащим с жестокостью, вдруг с удивлением вижу дочь и внучку и говорю: "Они дети. Они живые". И это перекликается с моим собственным детским воплем в направлении родителей: "Со мной нельзя так! Я не вещь! Я живой!", который звучал не раз на личной терапии, и с безысходностью... они не слышат, до них не достучаться. И у них, увы, тоже были основания меня как живого не видеть, так же, как не видели их самих. И, однако, у меня есть все основания быть живым. И вчера было много о возвращении возможности быть ребенком, у которого есть родители.


3 октября
Выбрался на расстановки к Ольге Кавер. Очень рад, что сделал это. Шел из любопытства, посмотреть другую расстановочную стилистику. А пришло, что когда человек связан с чем-то своим глубинным, то что-то главное складывается и получается, а стиль второстепенен. И в этом много доверия себе и миру.
Впервые за четыре года участия в расстановках оказался в роли мужчины из пары, ждущей ребенка. Сильное ощущение, когда ребенок приходит. И в этом простота, правда и чудо. И в этом хорошо


7 октября
Учебно-расстановочное
Немного жаль, что прожил эти два дня с простудой, и отчасти потому не во все въезжал, не за всем успевал. Но, видимо, это нормально для группы по психосоматике, ну, и все равно ж ловил то, что мне важно...

Внимание.
В отличие от меня, улавливающего тот или иной "инсайт" и готового сразу двинуться за этим - может, и верным, но уже и ограничивающим - представлением, Лена неторопливо собирает веер возможностей, не разделяя их на главные и второстепенные, а потом движется по рельсам порядков в неизвестность за движением души, за первичными чувствами клиента, за энергией, за интуицией. И эта равная значимость и ценность возможных путей и фигур делает расстановку сбалансированной. Для меня это о качестве внимания. У Лены внимание и сфокусированней, и объемнее, и за этим равный интерес к разному.

Делать и позволять происходить. Знание и незнание.
Как только расстановщик становится озабочен тем, что бы сделать, он может легко потерять контакт с тем, что реально происходит в расстановке... "Расстановщику важно быть не тупым, но и делать из своих мозгов он ничего не должен". Но при этом есть и другое: "Я не очень люблю работать от информации, но вот это знать полезно". Информированность нужна, если не мешает быть открытым, в том числе к чудесам, и идти в то, что есть, отдаваясь движению души по отношению к родовой системе клиента.

Смирение. Свобода не знать всего.
Расстановщик зависим от открытости поля рода, не все можно прояснить, не любая тайна откроется. Свои ограничения знать важнее, чем свои возможности. Уметь вовремя остановиться.


24 ноября
Орграсстановки

Двухдневка оказалась чрезвычайно насыщенной и интересной: взаимоотношения с организациями и их судьбами, внутрифирменные конфликты, жизненные цели, проявления коллективной совести, "сам себе режиссер" и важные нюансы при выстраивании своего дела... К тому же многие из нас находятся в процессе перехода, и потому теория сразу становится практикой в виде восьми разнообразных расстановках. А в этих расстановках-демонстрациях Лена  красиво и эффективно творит...

Очень рад, что вчера в рассказе Лены о специфике семейных бизнесов расслышал свою живую тему, спонтанно расставился, и расстановка удалась: отсоединился от тех, кто тянет тяжелую лямку, и пришел, вслепую и на ощупь, к себе... По душе мне такой способ движения.

И, понятно, хочу, чтобы и супервизорская, и группа по работе с использованием игрушек состоялись. А лучше б супервизорских групп было даже больше одной. Стал лучше видеть-чувствовать-осознавать происходящее, но попрактиковать бы под чутким руководством Лены, да побольше...

Устал от этих двух дней расстановок, более взрослых и более же легким по энергиям. Последнее просто физически ощущается: другая плотность поля, другая интенсивность чувств - притом что тоже актуальные и серьезные темы. Родовая расстановка движется у самых корней, а организационная - много ближе к поверхности, и это другой слой, другая реальность, и, если не вплетаются семейные сценарии, здесь и несколько бОльшая дистанция от пары жизнь-смерть. И вот устал, с непривычки, в более легком пространстве. Но мне уже все легче в легком.


30 ноября
А из самих расстановок впечатлили простые вещи. Переживание наполненности, на грани с переполнением, по наступлении которого просто разворачиваешься в жизнь и идешь. А состояние "созрел" не пробежать. Если еще стою, значит, не созрел. Вон с квартирой созрел - и сложилось. Разное другое уже тоже рядом, судя по всему. И важно дать себе созреть.


2 декабря
Наконец-то немного отоспался. Сильно вчера было. Главной темой двух дней были живой контакт с реальностью, прямой диалог, живые чувства, искренность в признании ошибок и заблуждений. Понравилась роль, в которой с какого-то момента возникло созвучие (не путать с согласием) с женщиной, как на поверхностном, так и на глубинном уровне. И пришло потрясающее наполнение, появилась легкость в движениях. А в другой роли был человеком-большим-ресурсом в ситуации между жизнью и смертью.


28 декабря
Новогодние расстановки и впрямь приносят чудеса...Мужчина пришел на расстановки впервые, но был настолько готов, что понадобились всего три заместителя...

А я дважды, и практически без сопротивления (!), прошел в заместительской роли туда, где идет возвращение энергии, замороженной вследствие прерванного движения любви...

А какой красивый кусочек был про взаимную сдачу в равные отношения... Когда уже  и в другую в родовую систему вернулось знание о том, что можно быть вместе по любви в равных отношениях...

Устал, правда, основательно. В пятой расстановке уже видел лица словно через фильтр. Но это с недосыпа. Ночью-то тоже было нечто сумасшедше красивое: часа полтора легкого глубокого целостного дыхания, очень близкого к переживанию счастья. Ради такого стоит иногда недоспать.


29 декабря
Новогодние расстановки получились легкими, в чем-то огненными. А мне досталась шикарная роль мужчины одновременно основательного и внутри юного, излучающего вкус и радость жизни, знающего, как быть свободным и при этом хорошо зарабатывать, ничего особо не планируя и ориентируясь на свою чуйку. И у меня есть собственный доступ к таким энергиям, я в них как рыба в воде, и, похоже, дед Степан был таким же.


3 февраля
Духовные расстановки
Офигительные два дня, офигительная у нас группа, офигительно, что будет продолжение!

Вывел, что для меня духовность. Это та реальность, которая до техник, правил, описаний, ожиданий, и в этом другое движение, за пределами порядков, через открытость к разному, доверие тому, что от тебя не зависит. Это недеяние, слушание звучания поля во внутренней тишине - с опорой на нечто больше тебя. Здесь еще более разреженные энергии, и в этом резонанс, и хорошо себя в этом чувствую.

Отдельная красота - тетралеммные расстановки. Здесь и богатая многослойная структура, и дверь за ее же пределы -  туда, где неизвестно, что и никаких гарантий. А последнюю расстановку жили в тетралеммной структуре, но "вслепую", без знания темы. Получилось сильно.

Восхищает, как Лена обращается с гипотезами и с уже вырисовывающимися темами. Тоже так хочу. Вышли на тему шоковой травмы - и мое внимание уже в этом, и вижу только те места, что связаны с травмой, радуюсь тому, что она разрядилась (кстати, красивый  способ работы с травмой - через "не-Я"). А у Лены это только одна из нескольких "тем", которые она удерживает во внимании и потом подробно разворачивает. Искусство улавливать, тут же отпускать, улавливать другое, снова отпускать, на ходу выбирать... Как Лена течет между структурой и бесструктурностью! Приятно учиться у Мастера!

А еще эти два дня прошли под знаком расширения. И это не только о мировоззрении. Это расширение как впускание разного. Словно еще какой-то объем вошел.


22 февраля
Завсегдатай расстановок - это еще и ответственно. Уже ведь есть люди, которым не только отцом побывал, но уже и матерью. И не жалуются. Напротив, благодарят.

Прочувствовал, как ощущается любящая пара двоих равных. Покой, мягкая радость и легкость, естественность... не надо пыжиться и что-то изображать: все уже есть - во взглядах, в том, что расстояние не ощущается, в самом воздухе между двоими. И это подарок.

О достоинстве и ценности жизни на фоне смерти - сильно...


2 марта
Чем дальше в лес, тем больше дров. Сегодня в том числе побывал женским организмом, в отношении которого выяснялось, готов ли он рожать. Ну, физически вполне, а после устранения ментальных блоков еще и с удовольствием. Естественное ж занятие. Кто, как не мы?

Но быть мужиком, которого ищут, и который согласен только на равные отношения, понятно, было проще и приятнее. И в этом открытость, уязвимость, честность сначала с самим собой.

И там же была тема маршрута. Оказывается, извилистый маршрут в равные отношения правильный. В это место нахрапом не пройдешь, даже при сильных союзниках. И, однако, мне предрекают встречу в самом ближайшем будущем. Так я за.


10 марта
Колбасит с утра хорошенько, зато спал в таком шикарном состоянии покоя, что вот почаще б так. Говорил мне Роман, что венедская руническая система весьма суровая, и, однако, вот нужно мне было на эти расстановки. Сначала смотрел, как расставляются милые женщины, умеющие ходить по стеклу, а ближе к вечеру расставился сам, и дико доволен этим. Ну, услышал, что не хватает мне божественной искры идиотизма, но, видимо, не настолько уж и не хватает: ведь то, как потом все само по себе в моей расстановке выстроилось, - это ж песня, и эта искра там явно прозвучала, нашла свое место. Да и потом, уже по дороге домой, вспомнил пару-тройку историй из жизни, напрочь опровергающих это скороспелое утверждение. Не настолько я серьезен, внутри меня есть место фейерверку.

А рунические энергии показались мне плотнее родовых. У каждой из них свой крепкий стержень, потому никого не мотает, не ломает, и каждый движется на своих ногах, за своим импульсом и просто уходит, когда чувствует себя лишним в поле. Ну, и сам микст расстановок, психодрамы, магических действий на основе рунической системы интересен. Приятная атмосфера, харизматичный расстановщик, понравилось.


23 марта
Вчера угас мой пессимизм в отношении расстановок на фигурках. Спонтанно расставившись, проверил этот способ на себе. Работает: развязал сразу несколько узлов и узелков, и в теле загулял широкий поток свежего воздуха. Сколько ж разного на нас влияет...

А сегодня расставляли сами под супервизией Лены, и мой блин был самым первым. Понятно, еще и поэтому без комков не обошлось - но и "не было видно, что в первый раз" от многих членов группы и "для первого раза замечательно" от Лены слышать очень приятно, беру. Да, еще сырой,но опора на себя у меня неплохая. А еще это  похоже на "Удержишься за хвост ведущего - будешь летать!" из "В бой идут одни старики". Удержусь, хочу же, при таком-то ведущем.

И сама супервизия - песня. Лена столько видит и так все раскладывает... сразу такой богатый срез, такой наглядный урок.

А ведь моему "Спартаку", в очередной раз слившему все, что можно, и меняющему тренера, расстановка б не помешала. И на тему вратарей, и о том, что уже многие годы в той точке, когда рукой подать до золота  - и вдруг что-то включается, и команда перестает играть. Этот з-з-з - неспроста. (с)
 
Вспомнил еще понравившееся из вчерашнего... Контроль - это способ заземления вовне при отсутствии или слабости внутреннего заземления. Не могу опереться на что-то в себе - контролирую что-то снаружи. Так просто, оказывается.


4 мая
По дороге с расстановок домой время от времени посматриваю на часы над дверью вагона. В какой-то момент замираю - 18:65... Секунд десять держится, потом высвечивается 18:57, далее - уже по расписанию. Впечатляет. Видимо, после таких расстановок возможно все. Притом что и тема невозможности проявлялась не менее ярко. Например, та же невозможность пройти некую дистанцию быстрее, чем получается, непростое переживание такого бессилия. Но - и чудес было предостаточно. Разве ж не чудо, когда влюбляешься, отпускаешь контроль, и глубокая трансформация бизнеса происходит сама, естественно, словно по щучьему веленью, "приправляя" влюбленность спокойной уверенностью и душевностью... Или когда после долгого и местами утомительного действа, в котором есть место и радражению, и скуке, и злости, и нетерпению, вдруг резко меняется само качество отношений.  И все, как всегда, просто: тут стоит прыгать, тут - ждать, рецептов нет, есть то, что есть.

А еще это была хорошая школа от Лены по обхождению с иными очень непростыми ситуациями.


13 мая
На семинаре Лены и Демы «Деньги» были расстановочные этюды, показавшие, что с деньгами у меня падения не предвидится ни по одной чакре. А еще было чудесное упражнение по забросу мечты в реальность, и там нагло попросил, что хочу быть таким, как Лена, вести расстановочные группы – и это право от критиков защитил, и попутный ветер от тех, кто за меня, взял.


17 июня
В воскресенье награда наконец-то нашла героя: до меня дошел мой сертификат по расстановкам. А поскольку в последней вчерашней расстановке дозрел до роли светлых сил, отныне буду исцелять путем наложения сертификата.

Больше всего откликается тема выхода из позиции жертвы. Вот в роли яростно бьюсь с дедом, который меня в упор не видит, за то, чтобы он все-таки принял меня таким, как есть, и, понятно, сам я его, козла такого, никоим образом не принимаю. Причем деда этого я одновременно уважаю: за способность совершать поступки, пусть и не всегда одобряемые, за то, что он дал себе право на это. Только после принятия жизни удается выбраться из злости и... принять, как есть, прежде всего, себя.

Видимо, выход из жертвы идет через взрослое отделение, через принятие того, что есть я и есть мир, и что последний ничего мне не должен. Он может меня радовать, но вовсе не обязан выполнять все мои желания, а может и причинять боль, и даже очень сильную - и я выбираю свое, зная все это, и отказываюсь переделывать мир, перестаю искать должников и виноватых.


29 июля
Первые свои расстановки провожу в Ярославле.

Понятно, во время совместной учебы на группе по травме у Лены Романченко, и предположить не мог, что Наташа Митрушина станет организатором моих ярославских расстановочных групп. У нас тогда просто сложились хорошие отношения, а с расстановками тогда еще только начинал знакомиться.

А уже выучившись, похвастался Наташе и услышал: "А приезжай к нам!" – ответил: «А приеду!» - и мы стали готовить первую группу. Я до этого не вел расстановочные группы, Наташа не выступала в качестве организатора групп, так что мы были равны. И основательно вложились в этот процесс. Настолько, что за полтора месяца с этого нашего первого разговора собралась первая группа, да еще сразу двухдневка.

Да, почему-то начать в Москве мне было сложно. Столицы побаивался – позднее окажется, что напрасно.  В любом случае начал как начал, в том числе воспользовавшись рангом московского гастролера.

И вышло так, что первыми клиентами и заместителями стали бывшие студенты и аспиранты Наташи (но я ж не знал, что она преподавала психологию в универе). В общем, если искал легких путей, то своеобразным способом - мой дебют оценивали серьезные психологи.  Но и, конечно, их подготовленность сильно помогла.

В целом мы доверились тому, что нас вело, и группа сложилась – и по организации, и по атмосфере, и по качеству самих расстановок. Даже не знаю, что в эти два щедрых и насыщенных дня в Ярославле было важнее всего… Та атмосфера сумасшедшего доверия, душевности и тепла? Те глубокие процессы, которые разворачивались в каждой из работ? То, что Наташа еще и обрела ключ к дому с волшебной дверью? То, что я переживал такое вдохновение и окончательно оставил сомнения по поводу своего места и своего дела? Или то состояние наполненности, которое пришло по окончании?

А в самом конце растрогала своим признанием Наташа. Как оказалось, с доверием все было не так-то просто. Оказывается, из-за неудачного предыдущего опыта Наташа организовывала группу, не доверяя расстановкам как методу! То есть Наташа настолько доверяла мне! А люди, пришедшие к нам на расстановки, пришли из доверия Наташе! И очень приятно, что все мы это доверие оправдали, и что теперь Наташа доверяет и самим расстановкам.


23 сентября
В выходные был Ярославль. Группа устроила нам с Наташей еще большую проверку на прочность, чем летом (процесс ее рождения напоминал быстро проплывающие облака Горного Алтая: люди появлялись, исчезали, потом меньше появлялись и больше исчезали, и пришлось оставлять только один день, и до последнего было неясно, как же все будет), но при этом сложилась и удалась.

А сам Ярославль - это подарок... Спонтанное путешествие вдвоем... Теплые солнечные дни, шуршание падающих желтых листьев... Узкие улочки и широкие просторы площадей, храмы, куда ни посмотри... Медленный ритм улиц и набережной, в который с наслаждением встраиваешься, Волга в ночном покое и в огнях...
Удивительный репертуар театра Волкова ("Чайка" на японском, "Вишневый сад" на хорватском, еще что-то на немецком), японские актеры, легко объясняющиеся на кассе в советского типа кафешке... Душевные люди, приветливая атмосфера "Шанти", вкусности "Тещиных блинов" под приятный шансон... Быстрые решения, неожиданные повороты, благодарность за помощь... Легкость и глубина, усталость и удовольствие... Сладкий сон в гостинице и хохот над анекдотами в зале ожидания на главном вокзале...


25 сентября
Франц Рупперт
Начал обучение в программе "Немецкая образовательная программа Системно-семейные и структурные расстановки» ИИСТ. Первый семинар вел Франц Рупперт. Башка гудит…
Дело было так. Франц – обаятельный немец, автор собственной трансгенерационной теории травмы, ведущий семинаров и конгрессов. Рядом с ним Настя, виртуозно переводит в непростой атмосфере трех дней расстановочного пространства. Я соскучился по хорошему немецкому, и на этом семинаре еще и наслаждаюсь им.

Первый вечер стал для меня, сонного, большим крышесносом. Такого доселе не видел. Сама «расстановка запроса» с запросом, с его частями, с самим клиентом в поле - нечто совершенно иное. Потому уже в этот же первый вечер спрашиваю, правильно ли понимаю, что расстановки этого типа опираются не на родовую систему, а на некое поле правильных смыслов. Слышу в ответ, что устройство психики отдельного человека не зависит от того, в семье ли он находится, или один. Хм. Задумался. За вечер для себя уложил базовые смыслы такого подхода, но вопросы остаются.

Работает Франц Рупперт на восстановление целостности психики, а расстановку использует для того, чтобы показать клиенту, что его психика расщеплена, что живет тот на энергии своих стратегий, отвечающих за выживание, и от этого происходит отрыв от здоровых частей и подавление тех живых чувств, которые клиент не смог прожить в ситуации травмы. Пытается потом человек убежать от травмы – но не может: она же внутри. Франц помогает человеку повернуться лицом к травме, признать свою травмированность, пережить связанные с ней болезненные чувства страха, боли, печали («если ты эту реальность увидишь и признаешь, то может начаться что-то новое»), отсоединиться от родителей.

Сама расстановка - диагностика расщепленности и того, что клиент пытается пойти в новое на старой привычке выживать и контролировать, и это без шансов. Франц аппелирует к взрослому в человеке, призывает его взять ответственность за жизнь и выводит на то, что клиентсам себя в чем-то предал после травмы, согласившись отдать свою жизненность и свои чувства другим, прежде всего, родителям, и что это важно осознать и вернуть себе. На это у меня идет такое «И да и нет». Да, можно назвать это предательством. Но – мне было 1,5 – 2 года, и мама уже тогда меня использовала как энергетическую батарейку, а отца по сути не было – а я очень хотел жить! Да, что-то предал в себе, в чем-то подстроился, но я жив, причем благодаря тем самым выживающим стратегиям; а уже потом нашел силу двигаться, причем эта сила – оттуда же, из той жажды жизни, жизни, полученной от этих же родителей.

Отсоединение от родителей. Хм. Они появляются в расстановке как те, кто отбирает у клиента жизнь. Причины этого Франца не интересуют, он сосредоточен на клиенте и обычно в конце расстановки объясняет тому, что необходимо выйти – совсем - из отношений с родителями. Скорее всего, речь идет о выходе из отношений «агрессор - жертва», но по ходу всего семинара остается ощущение, что в контексте травмы Франц родителей воспринимает ТОЛЬКО как агрессоров. Потому нужно прекратить отношения с ними, причем без борьбы (в борьбе с мамой за любовь победы быть не может - и это факт), и в целом выйти из жертвенной позиции (жертва и жертвенная позиция – это разное: жертвенная позиция – это психологическая защита от того, чтобы не идти в реальную травму, в чувства в связи с ней) – и смириться с тем, что есть то, что есть, и больше любви от родителей не получить. Может, как раз поэтому в одной расстановке, где была любовь между бабушкой и мамой, за ней не пошли… акцент остался на неразберихе частей психики клиента.

Работа в расстановке ведется только с клиентом. При этом Франц утверждает, что источник наших травм – травмированные родители, но в расстановке он в сам этот источник не идет, объясняя, что со своими проблемами родители должны ходить к своему психотерапевту. В чем-то логично, но и здесь же рушится та логика, которую Франц применяет к травме: убегать от травмы нельзя, она догонит – а вот отвернуться от родителей как источника травмы почему-то можно, они будто бы отпустят. И получается, что с одной частью своей реальности клиент встречается, и это для него целительно – но тут же отворачивается от другой, не менее важной. Ну, и это ж без шансов: отвернулся от мамы – канатом за пупок, за сердце притянет тебя назад… как раз потому, что силы неравны. Лучше сначала и на маму смотреть, проживать болезненное живое и тем самым отсоединяться.

По энергии это структурные расстановки. В поле вводится много абстрактных фигур, те же слова и словосочетания из запроса клиента. Степень глубины расстановки зависит от глубины запроса. Хотя в некоторых расстановках мне казалось, что запрос глубокий, но мы рано, на озвучивании правильных смыслов, остановились.
Например, стою в роли некого источника энергии для клиентки, у которой родители ведрами отчерпывают энергию. Как-то умудряюсь давать энергию ей самой, а также фигуре ее «Я», хотя и вижу, что эту энергию обе берут по капле, да и тут же мама все оттягивает. Концовка расстановки... К радости клиентки Франц объявляет ее мать сумасшедшей - на этом моя фигура отворачивается от происходящего (это было явно о том, что все перешло на более поверхностный уровень, где моя фигура помогать не будет) - Франц же в этом месте расстановку останавливает, а мне потом объясняет, что моя фигура была второстепенной, проекцией клиентки на мужчину, от которого она хотела бы получить энергию. А я себя мужчиной не чувствовал, я был ближе к фигуре Жизни… Донести это, увы, не смог.

Второй непонятный эпизод… Я в фигуре, которая видит массу ненужной движухи, в том числе словесной – и прямым текстом говорит клиентке, что та начнет переживать свои чувства только тогда, когда сможет за-мед-лить-ся. Франц, не обращая на мои слова внимания, объясняет клиентке, что тут все фигуры не за нее (и она соглашается, видя в моей фигуре недоброго критика), а через минуту останавливает расстановку и озвучивает свой базовый текст о том, что нужно быть собой и прийти к своим чувствам. При этом послание моей фигуры (здоровой, как считаю, части) о способе прохождения к этим самым чувствам игнорирует.

И для меня это о формуле. Франц – ученый. Он написал теорию, и в ней есть "правильная" формула любви. Но дальше он видит расстановку через нее как через фильтр, и, видимо, неосознанно подгоняет расстановку под нее. А еще такая расстановка разворачивается с приоритетом осознавания; элемент осознавания, возможно, в ней даже более важен, чем выход в первичные чувства.

Что еще? Франц очень сильный и смелый психотерапевт. Он красиво работает с непростой семьей, которая до этого о расстановках слыхом не слыхивала. Ну, и в том, что он говорит, много интересного. Например, о том, что никто не может дать нам права на наши чувства и состояния… Что ни у одного ребенка нет права на любовь родителей – они могут дать ему ее, а могут не дать... Что по сути живем всегда в стрессе, – и это важно почувствовать. Что ребенок, возможно, не случайно обвивается пуповиной… Что здоровая любовь связана с реальностью… Что любой поиск чего-то вовне в самом тексте запроса – признак стратегий выживания. И т.д.

В общем, это новое мне еще нужно попереваривать. В любом случае повезло.


27 октября

Место расстановщика
В том числе в контексте нового обучения расстановкам в немецкой программе размышляю о том, что доброжелательная нейтральность расстановщика к родовой системе клиента - это что-то базовое, главный фундамент протекающего процесса. И это  непростое место. Здесь не только важно дать происходить тому, что происходит, соотносясь с "рельсами" порядков и движением души. Здесь еще важно и осознанно привносить собственный ранг (а хочешь или не хочешь, а он у того, кто расстановку ведет, в наличии) в поле, но ни в коем случае не в расставляемую родовую систему, оставаясь для последней только внешним катализатором назревших изменений. Такое сознательное вынесение себя за скобки - одно из основных условий хорошей расстановки. Это не исключает в том числе и директивности расстановщика как такой внешней ранговой фигуры.

Темная ночь и рассвет
Почему-то только сейчас формулируется одна тема в отношении любых наших изменений, особенно желаемых, тех, к коим упорно идем в той же психотерапии, в тех же духовных практиках. Тема простая, как валенок. После того, как возник импульс к новому, и этот импульс подкрепился некоторыми действиями, и новое пришло, сначала от всего этого почему-то больно. Словно мир, сощурившись, интересуется: "А ты точно этого хотел?" Хотел, точно, помню ж. Но чего ж так болезненно? А ответ, похоже, простой: сначала, чтобы освободилось место, убирается что-то старое, те же привычные защиты, а они ж вросли, и их даже мягкий и аккуратный демонтаж сопряжен с болью. А потом и в том просвете, где старое уже отпало и не работает, а новое еще не приросло, тоже состояние самой темной ночи перед рассветом. Что приятно, рассвет, он приходит.


29 октября
Во время учебы в ИИСТ успел увидеть в деле четырех разных расстановщиков, но ни один из них (в том числе немец Франц Рупперт) не использует поклон. При этом своевременный поклон как телесное "да" тому, что есть, - он же может быть просто чудодейственным. Удивительно.


5 ноября
А второй день дыхания с Дэном Брюле был, прежде всего, о том, чтобы довериться-сдаться большему, так же, как делаю это в расстановках, только на этот раз через дыхание. И сам по себе выстраивается диалог, в котором начинаю что-то (скажем, покупаю лотерейный билет), а потом сдаюсь, и что-то, что мудрее меня, ведет туда, куда мне нужно, и привычные попытки контролировать ситуацию здесь только мешают, тем более что это мудрое, спокойно, естественно и без усилий выстраивает правильные рамки.

Семинар был о том, чтобы одновременно быть и с реальностью напротив, и со своим дыханием. Философия Дэна созвучна расстановочному "дать место тому, что есть, и тем самым отпустить": он тоже за то, чтобы ни от чего не сбегать (ни от неудобных чувств, ни от травм, ни от некрасивых мыслей, ни от жестких событий и сложных переживаний), а встречаться со всем этим, и дышать, дышать, дышать всей этой полной жизнью.


16 ноября
Сегодня второй день модуля обучающей группы Лены Калашник, тема "равные отношения". Очень плотно вчера было. Все больше рад тому, что прохожу эту программу по второму разу. Один за другим встают паззлы, которые в первый раз не встали или шатались. А сейчас словно все само происходит: появился у меня вопрос - и вдруг он оказывается в центре внимания группы, и вот уже слышу ответ.

Этюды скрытых расстановок. Красиво. Люди ни темы не знают, ни то, кем являются. Отражают то, что есть: телесные отклики, чувства, мысли, желания. И это оно, то, что есть.

Самое классное из этих двух дней - даже не большое количество детских, радостных энергий в расстановках. Это сегодняшний переход из "Я тоооооже так хочу!" (вести расстановку так ясно и красиво, как Лена, и быть таким же наблюдательным) в "А я же тоже могу быть в незнании", а это ж, собственно, главный способ "удержаться за хвост" того большего ведущего, за которым так красиво следует Лена. В этом смысле база у меня хорошая, а остальное - наживное. И я не просто тянусь за идущим своей дорогой Мастером, а принимаю себя в каком-то месте своей дороги, таким, как есть, с собственным потенциалом.


19 – 20 ноября
В течение трех дней дважды делал поклон маме. Сначала из заместительской роли в расстановочной группе, затем, через два дня, уже в собственной личной терапии. Между этими поклонами оказалось много общего. То же сопротивление ребенка, который оказался больше матери, вынужден был нести чужой тяжелый груз и очень этому не рад... Сам поклон шел не столько из согласия по чувствам, а от головы (в одном случае прямо на злости, во втором - из осознавания, что кто-то из двоих должен быть умнее, а также из знания, для чего такой поклон важен). Процесс поклона дал место глубокому долгому отдыху. Словно усталость была огромной и отдыха нужно было так много, что быстро отдохнуть было бы невозможно. И это был отдых после многих лет борьбы. В первом случае отдых был прерван и пришлось доотдыхать, но и там, и там в конце поклона пришла благодарность: за то, что есть, что такой большой, что такой, как есть - и неважно, что дорога в это место не была выстлана мягкими коврами. И на этом восстановился правильный порядок: мама стала больше, ребенок занял свое место - и смог принимать от мамы то богатство, которое у нее есть. С непривычки принимать столько даров было непросто, но это лучше, чем пытаться победить маму в борьбе за жизнь: такая победа в любом случае будет пирровой. И это про отношения с миром и наши возможности выбора. Или вечный бой, или уважительный диалог с осознаванием своего места и места другого.

P.S. Жаль, конечно, что дорога к такому поклону может быть долгой, извилистой и тянуться годами. Но хорошо, что когда-то это случается.

Цена
Вроде сколько уж собак съел в качестве заместителя в расстановках, но вчера пришла совсем новая роль... Роль мужчины, который родился после абортированной сестры и по сути потерял интерес к жизни - такое "что воля, что неволя...". И я не в теории, а на собственной шкуре испытал, насколько это жестко, когда сидишь напротив нерожденной сестры и должен сказать: "Я есть, потому что тебя нет" (там родители не были готовы поднять на ноги троих детей). Все, что можно, против такого топорщится, потому что это ж не я, я не виноват!!!! И любви к нерожденной сестре много, то есть этот мужчина ни смотреть на нее не мог, ни сохранять контакт с чувствами. И оно  вынужденно отключил чувства, эта его часть умерла. Чувствовать все то, что было связано с этим родительским шагом, ему было просто невыносимо; он был слишком мал, чтобы быть вовлеченным в это, - и, тем не менее, он в этом оказался... Только когда родители взяли ответственность на себя, поток жизни восстановился. А после расстановки ему придется заново учиться жить с этой ценой.
P.S. Но сейчас этот мужчина знает, что его жизнь действительно дар.


21 ноября
Чувства
Когда-то давно, когда я только знакомился с психотерапией, вопрос «что ты чувствуешь?» ставил меня в тупик больше всего. По счастью, мне уже тогда рассказали, что чувства – это те, которые радость, печаль, грусть и так далее… Ну, и я приспособился, всякий раз сообразовываясь с ситуацией вопроса и подбирая из головы правильное слово. Не потому, что был настолько бесчувственным. Я вполне мог чувствовать эйфорию во время футбольных матчей, отчаяние при отказе любимой, ярость, когда не получал от жизни того, что хотел. Но – моя чувствительность к тому, что возникало не на такой большой амплитуде, была тогда слабой. Я признавал только горячее и холодное (точнее, очень горячее и очень холодное, и чай, постоявший минуту на столе, был для меня уже не теплым, а недостаточно горячим) и не знал середины между ними. Необходимость осознавания чувств стала для меня и откровением, и вызовом.

Скоро узнал, насколько удобно улавливать чувства еще тогда, когда они не достигли крайних проявлений, и уже в этой форме привносить их в контакт. Ведь правда проще сразу сказать о раздражении, чем молчать и тем самым разгонять волну праведного (меня не понимают!!!) гнева… Осознал что-то на ранней стадии, выразил, причем так, что не возникло больших разрушений, и тем самым какое-то свое послание донес, да и границу поставил…

Но задача усложнялась. Выяснилось, что выражать злость – не самое сложное, что гораздо сложнее открываться в нежности, в любви, в чем-то мягком и душевном. А чуть позже ошарашило понимание, что прячу от своих же родных радость жизни. Расстановка на эту тему показала, что у меня были для этого основания, и, по счастью, этот родовой сценарий изменился.

Отдельных сложностей добавила процессуально-ориентированная психотерапия. Один только вопрос «где в теле ты это чувствуешь?» чего стоит, но я научился и более или менее ясному соотнесению чувств с телесными откликами. Еще процессуалка принесла другое неожиданное открытие: оказалось, что сложно сказать в конкретной ситуации, где чьи чувства. Да, такова философия этого метода, отслеживающего происходящее от источника, из "мест", где нет дуальности, нет знаков и символов, где все просто общее. Это уже потом, когда это общее выходит на поверхность, кто-то его озвучивает, и в том числе в чувствах, и это могут быть, например, мои чувства к другому, точно так же и его чувства ко мне – или не ко мне… Или мои - не к нему, не мои – не к нему, или не его - не ко мне…

И весь этот клубок может быть связан как с тем, что возникшие в системе чувства будут в любом случае искать выражение, так и с тем, что двое, сидящие друг напротив друг друга и выясняющие отношения, - это не вся система…
Да, скажем, если в семье одного ругаться не принято, а поднимается гнев, то гнев этот будет озвучен тем, у кого нет блоков на выражение этого непростого чувства, то есть другим. И это одна сторона медали.

Кстати, отсутствие таких блоков не приветствуется социумом, но для самого человека может быть и благом, потому что такие чувства все же находят выражение вовне, а не откладываются внутри в виде симптомов. Понятно, что здесь никуда без чувства меры, а высший пилотаж – это когда и чувства выражаю, и делаю это адекватно ситуации. Когда, скажем, даю место злости, но не так, чтобы угодить в тюрьму (а ведь есть и чувства из наших травм, такие как неукротимая ярость, не поддающийся объяснению ужас, и они могут захватить, затопить), а так, чтобы другой в моей злости услышал, о чем она, чего я хочу. Оставаться и в сложных чувствах, и в диалоге невероятно сложно, но и невероятно же важно.

А о том, что чувства могут приходить издалека, рассказали расстановки. Впрочем, и в личной психотерапии быстро столкнулся с тем, что во мне может клокотать ненависть бабушки к погибшему (и оставившему ее с пятью детьми в войну) деду, и что точно так же любой имеет то, что называют «перенятыми» или «заимствованными» чувствами. Это чужие чувства. При рождении мы получили полный доступ к родовой информации, и в том числе к такого рода чувствам. Под той же ненавистью бабушки была сильная боль, невыносимое горе, но бабушке нужно было как-то в одиночку поднимать маленьких детей, ей было не до чувств тогда, и она отрезала их – и они, не получив места, не будучи прожитыми, остались в роду, достались кому-то из потомков, в данном случае мне. Когда мы осознаем, что эти чувства не наши, их можно вернуть «хозяину».

Еще в расстановках выделяют первичные, вторичные чувства и метачувства.
Первичные чувства связаны с конкретным событием и полностью ему соответствуют (человеку больно, и он плачет). Чем проще, тем лучше. Эти чувства интенсивные и краткосрочные, заряжены конкретной реальностью и идут изнутри вовне.
Вторичные чувства опираются на внутреннюю картинку по поводу реальности. Внутри есть чувство (допустим, боль), есть защиты, и еще какая-то часть, рисующая картинки по этому поводу. И тогда уже в боль не иду, а остаюсь в обиде. Такие чувства могут долго не проживаться, а крутиться внутри человека, закольцовывясь, обрастая новыми картинками, питаясь ими.
Первичные глубже и сильнее вторичных. Любовь и раздражение – они, согласитесь, разные…

Метачувства - это контакт даже не с душой рода, а с бОльшей душой. В них есть спокойствие и глубина. С этого уровня можно принять и убийцу, и жертву из одного рода, и страшную судьбу всей семьи. Это чувства, которые не имеют полярностей и не связаны с нашими образами того, «что такое хорошо» и «что такое плохо». Любовь. Покой. Сила.
Мне нравится мысль о том, что на глубине всех чувств – любовь. И, возможно, потому проще встречаться с ней в виде более поверхностных чувств и эмоций (тревоги, раздражения, обиды, боли…), что прямой контакт с ней – сродни тому, чтобы открыто смотреть на солнце: слишком концентрированно, трудно выдерживать. И все же, позволяя себе быть в том, что есть, насколько-то мы с ней встречаемся…


26 ноября
Позавчерашний заместительский опыт. Борьбой и войной правда можно так увлечься, что и радость жизни будет ощущаться только в бою, в преодолении, в военно-полевой движухе - и это будет подмена. Подмена - в слове "только". По счастью, для меня это пройденный этап. Я кайфую на футболе, но и понимаю, что это только одна из возможностей переживания радости жизни, а потом для меня футбол всегда был разновидностью игры, а не войны, таким и остался.


27 ноября
Дар и предательство
Новая учеба приносит много такого, о чем только в расстановочной теории читал. Теперь не из книг, а из опыта знаю, почему у людей, чьи мамы умерли рано, могут не складываться отношения, а также то, в чем могут быть корни проблем с деньгами. Малыш, чья мама рано ушла, не может еще осознать, каким даром является жизнь, которую мама решила ему подарить, даже чувствуя, что роды могут ускорить ее собственный уход. Он чувствует, прежде всего, предательство - а иначе он исчезновение мамы почувствовать не может. А еще из любви к маме он может попасть в вину и в переживание "Лучше бы я не родился, а ты осталась"...Тем самым он отвергает подаренную ему жизнь, и уходит за ней, в смерть. В своем первом обменном процессе в жизни он получил самое ценное - жизнь, но ее по сути не взял и за нее не поблагодарил, а поэтому и деньги как живая энергия, предназначенная для тех, кто принял жизнь, приходя к нему, тут же улетают, словно в черную дыру; можно сказать, что они его не очень видят. А отношения такого человека с противоположным полом нагружены тревогой, недоверием, неустанным контролем (ведь бросит же, как мама!), а с другой стороны, они, эти отношения, пронзительны, пронизаны тайной надеждой, что а вдруг нет - и тогда через партнера удастся как-то заземлиться, перестать наматывать круги одиночества. И это огромные ожидания... А боль первой утраты настолько сильна, что человек не может ее перенести, и он отрезает чувства. И он улыбчив, у него "все нормально", но внутри запечатаны океаны невыплаканного. И невероятно важно пройти в эту боль, поблагодарить маму за жизнь и тем самым принять и судьбу мамы, и свою судьбу, и саму жизнь.


"Смерть вовсе не печальна, печально то, что многие люди вообще не живут" (из фильма "Мирный воин").

Вспоминается упражнение на тему смерти, которое делали уже давно на обучающей группе по гештальту. Нужно было снять обувь и представить, что это все, что осталось от меня, а также прочувствовать то последнее, что хочется сделать перед неминуемым уходом. То ощущение жизни, которое пришло после него, было просто непередаваемым. Это было именно большое, настоящее переживание себя живым, глубинная радость от своей жизненности. И - оно было таким именно потому, что оказался лицом к лицу с фактом своей смертности, не стал его вытеснять. Страх смерти - это страх встречи с жизнью в ее полном объеме.

А позднее увидел другую сторону этой медали. Это было несколько лет назад в моей расстановке. Там за моим заместителем тенью двигалась фигура Смерти, и поклониться фигуре Жизни мой заместитель не смог, мне пришлось делать это самому. Я был тогда в глубинной связи с горем утраты, которое не было прожито в моем роду. Этому горю, этой безмерной печали не дали тогда места, сначала отрицая сам факт смерти, а затем злясь на не вовремя ушедшего. Но эта смерть была фактом, и она пришла ко мне как к тому из потомков, кто способен это горе пережить. И моя жизненная энергия уходила туда, в прошлое, в смерть. Это было правильно для родовой системы, и из верности к ней я с чистой совестью шел в смерть, сам того не осознавая. Когда такое происходит, частью себя, и иногда очень большой частью, человек в собственной жизни не присутствует, и в этом смысле правда не живет. Это не его вина, это его беда. Родовые энергии - огромная сила. Но, по себе знаю, это можно менять - если любишь ту жизнь, что на фоне смерти, и очень хочешь жить свою жизнь.


2 декабря
Вдруг дошло очевидное: я меняюсь, и существенно, и лучше всего перемены видны в моих отношениях с женщинами. А они, эти отношения, все были разные, и, как выясняется, я в них каждый раз был другим. Принципиально другим...

Сначала сдавался женщине с потрохами по принципу: "Делай со мной, что хочешь, лишь бы ты была рядом". И это были времена, когда мог долго удовлетворяться крохами. Долго, но потом не выдерживал.

Потом дрался за место под солнцем, за то, что я не тварь дрожащая и тоже право имею - на свое место, на собственные желания и потребности... Может быть, даже слишком этой дракой увлекался. Настолько, что если б кто-то умный ткнул пальцем: "Да вон твое место. И там можно и своим желаниям место дать, и потребности удовлетворить" - я б это в пылу битвы вряд ли услышал.

А потом вдруг предложил диалог двоих равных. Это нечто совсем новое, и сам в нем, как малыш, на некрепких ножках двигаюсь и шатаюсь, но и возвращаться назад, в "чего изволите?" ли, в драку ли, уже неохота (наоборот, приятно, что в диалоге поиск врага как-то сам по себе уходит), да и ножки крепнут.


4 декабря
Другая дорога
Незаметно пришел в совсем новое место. Туда, где от тяжелого не бегу, но уже его как основной способ жизни не выбираю.

А это прорыв. Еще с год назад, в расстановке о том, ушел ли я внутренне из фирмы "Диффенбахер", пришло, что нет, не ушел. А еще пришло, что пришел  в нее абсолютно логично: в роду Диффенбахеров нести тяжелое было делом жизни, ну, и мой род, в котором легкое было редким гостем, в этом смысле тоже не подкачал. А тогда, в расстановке, я все же смог уйти, объяснив, что выбрал другую дорогу - дорогу к себе, на ощупь. По которой и иду, не без шатаний и не без откатов в родное-привычное, но все равно уже по-новому.


5 – 7 декабря
Зависимости
Продолжаю учебу в немецкой образовательной программе от института интегративной семейной терапии. Приехал Роланд Шиллинг, обучает работе с зависимостями. Сегодня первый день трехдневки, первые впечатления штрихами...

- Роланд другими словами, чем Елена Калашник, сформулировал тот же "коан", первая часть которого - о том, что желательно владеть разнообразным инструментом, а вторая - о том, что важнее суметь отбросить инструмент и пойти за тем, что есть, двигаться из незнания. Озвучил он это в двух предложениях: "Тот, чей единственный инструмент - молоток, любую проблему превратит в гвоздь" и "Внутреннее отношение важнее, чем инструментарий". И это отношение - уважительная нейтральность ко всем членам семейной системы.

- Роланд искренне признает и уважает клиента в его непростом месте - но одновременно твердо и последовательно отдает клиенту ответственность, возвращая его в утраченную взрослую позицию. А при общении с несколькими членами семьи еще и помогает им осознать, что, пусть все они и говорят, что хотят одного, но в отношении этой конкретной проблемы у них всех разные интересы...

- Этот день был, прежде всего, об ответственности. О том, как в созависимых отношениях люди берут не свое и как от ладана бегут от ответственности за свою жизнь. О том, как брать эту ответственность, несмотря на то, что не все от тебя зависит (скажем, судьбой ребенка мать, как и погодой, управлять не может). О том, что самому психотерапевту важно не втянуться в эти игры, где ему, понятно, предложат взять немалую ответственность, ему не принадлежащую, по принципу: у нас тут не получается - почини, а?

- В этюде об алкоголике и его жене красиво проявились выгоды каждого, и они связаны с властью. Жена упавшего к ее ногам, регрессировавшего в глубокое детство мужа чувствует себя Большой, даже Великой, и, упиваясь этим величием, не замечает, что вся ее жизнь вертится вокруг спасения этого "малыша" рядом, и она даже не думает, что у нее еще есть и собственная жизнь. "Малыш" вроде бы слаб и немощен, но для него это такая игра, где он ПОЗВОЛЯЕТ жене быть его спасительницей, так что неизвестно, кто из них выше. Чем меньше и слабее он становится, тем больше она о нем заботится. И  это два не выросших ребенка играют в такую вот незатейливую игру, в которой каждый чувствует превосходство над другим. Причем они настолько увлечены тем, чтобы сделать другому хорошо, что просто забывают задать вопрос: "А что хорошо мне"?

- При этом никто не виноват, все это имеет системные корни. Вполне может быть, что зависимость (допустим, игромания) у ребенка, но он только выразитель проблемы. Зависимость - способ указать на что-то в роду, чему не дали подобающего места. Возможно, кто-то в прошлом не взял на себя ответственность за что-то... И нужно найти, для чего эта зависимость нужна и с кем в роду она связана.
Вчера после последней расстановки накрыло такой злостью, что даже после прояснения ситуации еще потом весь вечер рычал и гудел дома. И там много всего смешалось: злость из роли, из которой по сути не вывели; моя злость как расстановщика на то, что процесс явно указывал на движение в глубину, а ограничились красивой диагностикой; злость из моей детской части, из того места, где о чем-то прошу, а мне это не дают. При этом понимаю, что Роланд имел полное право остановить расстановку именно в этом месте: он ведь не только эту расстановку проводил, но и группу вел, а, значит, оценивал и то, что он хочет сделать дальше и сколько у него времени, как он сам себя в конце трехдневки чувствует и так далее. Раз он сделал это так, значит, было зачем. И, однако, я сделал бы иначе.

А в целом очень много классного группа принесла, подрасширив мое пространство смыслов:
- Работа с зависимостью – работа с отношениями. Зависимость – попытка найти решение, способ справиться со сложными ситуациями и непростыми чувствами. И он такой, какой есть, и тот, кто к нему прибегает, заслуживает признания и уважения. Да, он не смог найти другого способа. Да, возникает много путаницы с ответственностью. Но - зависимость нужна для чего-то в отношениях. Она может регулировать расстояние между двоими, или указывать на необходимость расслабиться, или защищать от проникновения в систему непростой информации, а может и быть мощнейшим ресурсом, с которым, однако, важно научиться обходиться. Всякий раз, когда в расстановке фигуру зависимости выводили из поля, выяснялось, что без нее совершенно неясно, как быть.

Поэтому бессмысленно пытаться бороться с зависимостью: ее не победить, она сильнее. Из одной своей роли протестовал против этого: «Если знать меру, то алкоголь не сильнее». Роланд: «Одно не противоречит другому" Задним числом понимаю, что он прав: чувство меры – это не борьба, это уважительное отношение и к силе алкоголя, и к своей силе.

И важно дойти до сути процесса, связанного с зависимостью, для клиента, для его системы: «Все имеет смысл в контексте жизни человека». И – у каждого решения есть цена. Кто какую цену готов заплатить? И зависимость – общая, еще и поэтому Роланд так дотошно проясняет переплетение интересов в системе, где она живет: «Кто что где хочет для кого и от кого?», «Кто какую ответственность берет?»

- Ответственность. Роланд краток: «Я отвечаю за процесс, клиент – за результат» и «Быть на одном уровне глаз с клиентом»… Так понимаю, это о позиции «взрослый со взрослым», и о том, что психотерапевт отвечает за свои действия, а вот за то, что возьмет клиент и как он полученное использует, психотерапевт не отвечает. Для меня в этом есть некоторый дисбаланс. Все же это отношения не равные. Отвечая за процесс, психотерапевт отвечает и за связанные с его действиями результаты. По мне, честнее сказать: «Я отвечаю за процесс и за то, что он может привести к определенным результатам, - но только ты отвечаешь за то, что ты возьмешь и впустишь в свою жизнь, и, можно сказать, за конечные результаты нашего взаимодействия в твоей жизни. А что-то от нас не зависит».

А еще эти три дня – один большой урок уважения. Уважения к себе в том месте, где есть. Уважения к клиенту - в том месте, где он есть. «Отработал настолько хорошо, как смог сегодня. Может, завтра отработаю лучше, но и этого будет достаточно». И это помогает Роланду спокойно признавать ошибки. При этом никакого сюсюканья, прямые непростые вопросы, ясность границ, ясность в разделении ответственности.
То, как Роланд уточняет запрос, - это красиво.
«Я предлагаю, а вы берите то, что хотите. Или не берите. Нет правильного и неправильного, есть то, что помогает, и, помогает ли, решает клиент».

- Женщина, сильно любящая отца, выходит замуж по сути за него (пусть это и другой мужчина), а потом искренне гневается на мужа: «Почему ты не такой!?» То есть, не такой, как папа. Почему ты не папа!? Папа не виноват, ему жаль, что так произошло, но он ничего не может изменить. Муж - тоже. Но - почему-то он с ней.

- Женщина, чей отец пил, когда она была маленькой девочкой, знает, что мужчина – это тот, кто пьет. Она не отделяет мужчину от алкоголя. И когда она ищет себе мужчину, то находит того, кто пьет.

- Увидел, как неаккуратность расстановщика в структурной расстановке может на нее повлиять. Хорошая, но рано, без соотнесения с состоянием клиентки, сказанная разрешающая фраза вышибла клиентку из процесса, и все дальнейшее двигалось уже без ее участия, на энергии терапевта, и было для нее набором картинок возможного будущего.

- Жаль, что практически все сессии остались, прежде всего, красивой диагностикой. Ожидал большего. Знаю, что ожидания мешают, и в группе услышал классный принцип: "ничего не ждать" - но вот ждал я чего-то этакого. Более глубокой работы. Правда, в описанной выше сессии Роланд как раз пытался пройти глубже, но поторопился, и вышло не очень. А в последней сессии он, наоборот, не пошел в родительскую семью, к корням и причинам зависимости, хотя расстановка настаивала на этом, в том числе прямым текстом из ролей. В общем, не сложилось у меня посмотреть, как он работает на большей глубине.

- Да, узнал, о чем мое сладкоежество. Попытка доказать маме, что я ребенок и имею право на сладкое.


10 декабря
Брошенность
Те, кого в детстве бросили (пусть по самым уважительным причинам, вроде невозможности противостоять безжалостной государственной машине), бросают сами. Отца посадили, когда сын был совсем маленький, и в детской ярости оттого, что бросили, и оттого, что не хватило, сын и того, что есть, уже взять не может. Ему говорят: "Возьми" - он отбрасывает протянутую руку, и у него есть на то основания. А потом его дочь, брошенная им (ему нечего было ей дать, он так же быстро исчез из ее жизни), живет в неутолимом голоде и не в состоянии насытиться ни с одним из своих мужчин, отбрасывая одного за другим как негодных, и не понимая, почему-почему-почему так!? Большая тема, и в моем роду она тоже проходит красной нитью и меня, понятно, касается.


13 декабря
Сдаться
Тут где-то видел ссылку на 20 фильмов о том, как не сдаваться. Посмеялся: у меня вся осень - о том, чтобы наконец-то сдаться. Тому, что больше меня. В расстановках я еще как-то сдаюсь, и даже легко, а вот в повседневной жизни до такого пилить и пилить. Шею гнет так, что треск на всю квартиру, но я ж погибну в бою, но не сдамся. И этот я - ребенок, который не приемлет мир, в котором он не главный. Если главный не он, этот ребенок теряется. Даже несмотря на то, что на вопрос: "Как жить в мире, которым не управляю", пришел ясный ответ "С благодарностью принимать уроки и дары мира". И несмотря же на то, что ведь знаю, что сдаться не означает потерять силу. Которой, кстати, вагон. И маленькая тележка. И все же сдаюсь. Насколько сейчас могу.

Какая сегодня фигура войны была в наших расстановках! - спокойная мощь, и разрушающая и очистительная одновременно, знающая свое место в иерархии, подчиняющаяся чему-то большему, уважающая того, кто с ней связан по роду, и дающая ему тем самым большую силу и большой ранг. Расстановка-подарок, всплыло много родного.

Ну, и мощной корпорацией тоже было побыть очень интересно.


18 декабря
Ярославль
Расстановки получились по-настоящему новогодними, с резкими поворотами и чудесами. Похоже, им было плевать на всю ту тщательную подготовительную работу, которую мы с Наташей проделали за ноябрь и декабрь. У них были какие-то свои планы...

Еще за три дня до группы, когда мы отменили второй день и оставили только воскресенье, клиентов было трое, а мы всерьез размышляли, что будем делать, если в последний момент созреет четвертый. А в субботу, меньше чем за день до выезда, узнаю, что последняя клиентка заболела и не придет. Да, за три дня исчезли все три клиента...

По счастью, умудрились сохранить спокойствие. У Наташи созрел запрос. Живой и настоящий, как показала потом сама расстановка, развернувшаяся легко и красиво. А еще решили проводить группу как есть, а перед расстановкой объявить, что она может остаться единственной, но есть еще два места и по ним действуют новогодние скидки. Сразу после такого объявления поднялись две руки, и сложился полный расстановочный день. А еще пришли новые люди, так что наш радиосарафан просто обязан стать шире.

А еще во мне появился  новый взгляд на участников группы, которых знаю с лета. Видимо, так смотрят ведущие терапевтических групп. Совершенно на этом не фокусируясь, фоново отмечал, как кто-то взрослеет, кто-то красиво раскрывается в чувствах, к кому-то стали приходить другие роли...

И Наташа стала гораздо спокойнее и увереннее за то недолгое время, что мы организуем эти группы. Да и сам пропитался покоем. В чем-то наши организационные накладки помогают растить этот покой внутри себя и продолжать делать свое, зная, что что-то от тебя не зависит, причем порой от слова совсем. Так и растем как команда.

А этот покой - хорошая опора в движении за энергией расстановки. Из него двигаюсь в потоке, от волны к волне, как-то удерживая объем происходящего, а потом отпуская его и входя в новый.

Был момент, когда откликнулось что-то мое. Заместитель одной из фигур говорил о непростой любви, а у меня на это что-то живое быстро шевельнулось в области сердца. Не боль, а словно маленькое животное вроде мышки затрепетало и тут же затихло. Отметил это и вернулся в нейтральность.


24 декабря
Бывает
Впервые участвовал в расстановке, где две опытные заместительницы не справились физически. И было интересно смотреть на варианты обхождения с такой ситуацией. А мою фигуру сама клиентка хотела вывести за дверь при вводе в роль, но ей не дали. И это была неординарная роль: одновременно и контакт с сердцем, и окаменение остального тела.


18 января
Два учебных дня по работе с симптоматикой у Лены Калашник. Состояние - (а было) хорошо! Думаю, все мы унесли по охапке драгоценностей. У нас же маленькая группа, а в ней - высокая плотность и интенсивность процессов. А Лена в каждой работе с энергиями симптомов двигалась разными дорожками: через родовую систему; через чакральную систему; через органы тела и системы жизнедеятельности организма в увязке с мировыми процессами; через симптом - эгрегор - родовые темы; через связку "фигура клиента - фигура симптома - фигура органа". Это ж сколько новых смысловых объемов, вошедших в нас в глубоких переживаниях.

Наглядность, кстати, просто "рулила". Вот Лена объясняет, что для нее расстановка успешна, если действует в зоне понимания клиента, - и через пару часов опытная и сильная клиентка теряется в своей расстановке, и там правда есть, где потеряться, и в концовке Лена собирает для нее все самое главное... Или возникает в поле группы вопрос об особенности одной из работ Хеллингера в русскоязычной группе - а вечером приходит железобетонный ответ, над которым хохочет вся группа, даже те, кто в ролях...

Дальше проживали взаимосвязи и взаимоотношения внутри организма, проявления мудрости организма. Наблюдали, как одна из систем может лечь на амбразуру симптоматики просто потому, что попала под раздачу, хотя корни проблемы - совсем в другом месте. Как отдельные чакры человека могут стать заложниками родовых переплетений. Или вот я из фигуры почек мыслю вслух о клиентской фигуре: "Носишь бусики, и носи" - тем самым давая понять, что не нужно клиенту пытаться из головы управлять знающим свои функции органом; тут, главное, не мешать...

Оба дня завершались на сердечной ноте. В субботу это было о том, что закрытое сердце может быть причиной разрушения связей не только между органами и системами организма отдельного человека, но и на уровне отношений между странами. Притом что проявиться это может так, что о сердце вспомнят не сразу. К счастью, это обратимо, что и показал сегодняшний вечер. Сегодня обновленное сердце встречалось с обновленным ритмом и с тем, что может прийти, когда сердце откроется, - и это было сильно, это было душевно...

А еще ж был теоретический Клондайк... В общем, сыт и доволен.


12 февраля
Прерванное движение любви – вольный пересказ Хеллингера

Маленький ребенок пришел к маме или папе, он открыт сердцем, он любит и хочет встречного тепла – но слышит «Отстань!», «Мне некогда!», «Не до тебя!». Он шел с любовью – его оттолкнули, его любовь не приняли. Он чувствует сильную боль. Настолько сильную, что неосознанно решает, что больше так открыто он к самым близким людям со своей любовью не придет – потому что теперь знает, что мир его не любит, не принимает.

Он закрывает сердце, вместе с родившейся в этот момент болью. А мир как хорошее зеркало отражает ему его позицию: все чаще идут ситуации нелюбви, непринятия, отвержения. А от любви этот ребенок теперь отворачивается сам: любви от мира, который может причинить такую боль, ему не нужно.

Чем дальше, тем проще ему становится обходиться с нелюбовью: закрылся – уже не найдут. Сама по себе возникает броня: теперь ведь приходится все время быть начеку и контролировать этот неприветливый мир. Конечно, лучше было б быть самым главным и самым сильным – тем, кому никто и никогда не сможет причинить боль… Он копит силу и учится играм, связанным с властью.

Любви становится все меньше, к тому же маленький человек уже знает, что любят не всех, а хороших, и становится хорошим, послушным, таким, каких хвалят. Он постоянно улучшает себя, для того чтобы получать хотя бы что-то такое. Это не так больно, и какое-то тепло, но и остается тоска по чему-то другому.

А в закрытом сердце такого человека продолжают жить не нашедшая своего выражения любовь и та давняя боль. И - вся та недолюбленность, которую человек успел собрать в течение жизни. А еще – мечта встретить кого-то, кто даст только любовь, без боли. Отчаянная надежда, пробивающаяся через кольчугу.

И порой кажется, вот оно, счастье! - рискуя, он открывает сердце, выпускает на волю любовь, встречается с любовью, текущей навстречу. Он счастлив, но и растерян: он забыл, как это, просто обмениваться любовью. Тогда ведь не приняли. Наверно, он дал мало? Или много? Или не так? Или не то? А как правильно!?

Но правильных ответов, что из конца учебника, нет, и приходится доверяться неизвестности и неопределенности и сильно меняться, или откатываться в привычное, в недоверие и контроль.

А еще у него так долго не было любви, его голод так велик… Он требует больше, ему кажется, что другой дает мало, очень мало, катастрофически мало!

А при этом ему некуда брать и то, что дают. В его сердце так много собственной невыраженной любви, так много боли - и так мало места для новой любви. А еще вместе с любовью поднимается боль. Во всем своем объеме. И чем ближе другой, тем эта боль сильнее, тем сложнее ее выдерживать.

Он не выдерживает и того, что получает: у него и столько-то никогда не было - и сбегает. Сбегает в родную закрытость и нелюбимость тогда, когда любовь и близость нарастают. Сбегает от нестерпимой боли, приходящей с любовью. Отказывается от любви, причиняющей боль. Найти повод или предлог – несложно.

Сказка рушится, отношения заканчиваются. Он снова закрыт. Закрыт, задраен, закупорен так, что пусть теперь попробуют добраться до него со своей любовью…

Вероятно, поэтому столько людей умирает от болезней сердца. Еще и потому так важно порой в тех же расстановках довести до конца прерванное движение любви из той детской ситуации.

P.S. Во всем этом нет виноватых. Но такие печальные истории случаются, и не так уж и редко, и жаль, что так.


20 февраля
Уважение
После одного непростого, но радостного для меня диалога почему-то пришла в голову классическая фраза Сент-Экзюпери: "Любить — это не значит смотреть друг на друга. Любить — значит смотреть вместе в одном направлении". В том смысле пришла, что иногда как раз так важно смотреть на другого, видеть (-слышать-чувствовать) его и уважать, независимо от направления его взгляда. И как то, что при этом возникает, называется, совершенно неважно.

Тема уважения в последнее время на первом плане. В разных контекстах, в разных аспектах. К себе, к другому, к миру, к тому, что внутри и снаружи. Пожалуй, главное на сегодня то, насколько важно быть хозяином своему уважению. Если оно к себе есть, то и другой это отзеркалит. А если допустить перекос и "увлечься" уважением только к другому, забыв при этом о себе, другой отзеркалит и это...

Ну, и еще разное идет. То приходится с уважением настаивать на своем, то, напротив, сдаваться тому, на что повлиять не могу... Принимать тот ритм, какой есть сейчас, каким бы черепашьим он мне ни казался... Двигаться из незнания за непонятным импульсом... Получать из мира не самые радужные послания... Сохранять уважение в конфликте... Выходить из привычки рисовать угол и начинать доверяться овалам...

Смешно, но стало новостью, что уважение нужно не только маленьким и слабым, но и большим и сильным... Хотя ранюсь об неуважение все равно из детской, маленькой позиции.


23 февраля
Ярославль
Вернулся ночью из Ярославля. И даже отоспался, насколько смог. Даже отоспался, потому что решил, что после такого недосыпа, восьми часов в поездах и плотной работы весь мой новый ранний утренний график - на сегодня нафиг! Но Ярославль, он стоит того. Создавать вместе с группой в уютном зальчике в "Шанти" эту атмосферу - стоит. А сам город - хорошо мне в нем. Спокойно, тепло, естественно, как дома. Во времена "Диффенбахера" я так же чувствовал себя в Череповце. Есть какое-то созвучие между нами. Туда приезжал как домой, сюда - тоже. Понятно, часть этого с собой привожу, но другую-то дает Ярославль. Но я не о том, где чье. Это неважно. Здорово, что такое есть.

А группа была по сути новой. Из "стареньких" было только двое. Причем первый раз не было мужчин, но, понятно, справились. Хорошая группа получилась. А то, что новая, радует отдельно: нас все больше. Не смогли прийти одни, приходят другие. А в то же время приятно, что кто-то уже приходит ко мне на группы так же, как сам я хожу на группы Лены Калашник. И это в том числе о моем самоощущении. Я такой, что на меня хочется ходить.

Остался собою местами недоволен. Порой не успеваю мозгами, в том числе в ситуациях, где нужно сопоставить два и два. Правда, почти сразу после этого вижу, как родовая расстановка сама находит нужные проходы, если не суечусь и не пытаюсь делать: казалось бы, промежуточное, непонятно чем навеянное движение - и буксовавший процесс уже на другом уровне, и как бы сам по себе развязывается главный узел. А в другом эпизоде, кажется, выпал из нейтральности. Пусть на чуть-чуть, но солидаризировался с одной из фигур. Утешает, что на чуть-чуть, а фигура эта - "Правильное решение", но все равно жаль.

А одним кусочком, наоборот, горжусь. Он был о взаимодействии с фигурой Смерти, вдруг возникшей за спиной фигуры клиентки из только что родной и ресурсной материнской фигуры. Пока взвешивал в мозгу варианты, мой рот открылся и предложил фигуре найти свое место. Что она и сделала - и тем самым и адресатов нашла, и правильное время действия обозначила, и новую сильную фигуру подтянула, и сама в Жизнь трансформировалась. Уже в "Экспрессе", везущем домой, вспомнил, что что-то похожее было в одной моей давней расстановке: за плечом моего заместителя из фигуры учителей маминой школы появилась Смерть, сказала, что вообще-то все время здесь - и Лена тогда ввела в поле фигуру Жизни, и это было о том, кому из них готов поклониться, и это было правильно. Вчера успел о фигуре Жизни подумать, но решение меня опередило. Похоже, не успевать - это еще и полезно, а решения в конкретных ситуациях - разные. И решаю не я.


25 февраля
Ярославская группа показала, что пришло время учиться обходиться с восхищением. Это дико непривычно, дико приятно и дико же непросто: обычно ж это я восхищаюсь. И это же во мне живет фигура с дубиной, "знающая", что да, конечно, что-то могу, и даже хорошо, но у меня ж при всем при том миллион недостатков, больших и малых, так что это мною восхищаются, потому что не все обо мне знают...
И тогда проще отмахнуться. Сказать: нет, это восхищение не по адресу, мне оно не по росту. Но удерживаюсь, вслушиваюсь: а почему, собственно, не по росту? - и принимаю. Я ж разный, а в чем-то и достоин восхищения, такой, как есть, при всех своих недостатках.

А вчера вдруг дошло, что в чем-то главном живу талантливо. Это главное в том, что того ребенка, который на дедовском хуторе увлеченно вытаскивал из домика за рожки улитку, я в себе сохранил. И это о том живом, которое просто есть... о том, как один живой встречается с другим живым... О чем-то до схем и правил... Сложно это описать, но ощущение, что восхищение связано как раз с этим. И свое дело  строю с опорой на это живое.

А еще наши ярославские группы - интереснейший опыт работы в паре. Все-таки я привычен к одиночным плаваньям, даже в работе в крупных компаниях. Когда сам переводишь, сам ведешь проект, сам отвечаешь, сам разгребаешь собственные ошибки. Никогда не любил солидарную ответственность, при которой за чье-то чужое по шее доставалось.

А тут - другое: обсуждения и согласования в рамках нашего общего проекта. Очень нравится. В чем-то ищем компромиссы, в чем-то совпадаем. О многом мне совершенно не нужно париться: знаю, что Наташа это сделает - причем еще и с такой добросовестностью, с какой и сам бы не смог, при всей моей основательности. Ну, и две головы - точно лучше, уже тем, что разные.

Вчера-сегодня было чудесное. Над важным текстом размышляли. А я опять в недосыпе, и что-то настолько маловменяемое нес, что сегодня с утра просыпаюсь в панике: "Аааааааа!!!! (вспылил, был неправ, все мое нужно отменить и переделать, срочно) !!!!"

И тут узнаю, что поздно, Наташа наш текст уже отослала адресату. Вижу текст, читаю и выпадаю в восторг: из всего, что мы набросали, Наташа взяла лучшее, а излишки (в том числе мой бред горячечный) убрала, и получилось  красивое и элегантное послание.


1 марта
По мотивам и расстановочного и разного другого пришла совсем простая мысль: диалог невозможен на интонации обвинения и начинается только тогда, когда она уходит. А само обвинение - простой и надежный способ занять верхнюю позицию. И это правда удобно: ты сразу большой и правильный, обвиняешь неправильного, он оправдывается - а раз оправдывается, то он и в ответе за все, тот самый пионер. Беспроигрышная позиция. Вступить в диалог - это взять и ее ни за что ни про что отдать. А там, глядишь, и вовсе оказаться необязательно правым... Зато с этого момента возможен диалог.


2 марта
Броня и цветок
Продолжает звучать эхо субботних расстановок. Много в них пришло созвучного моей собственной истории.

Скажем, прозвучала тема вытеснения мужских энергий из рода. Железобетонная женщина и муж, не выдерживавший рядом с ее мощью и с ее требованиями. У моих родителей было что-то такое. Мама живая, но мир принял ее так (отец уже погиб, а она нежеланный ребенок, в три года детдом, голодное послевоенное детство), что живое пришлось спрятать и думать, прежде всего, о выживании... Наращивать защитный контур, пытаться контролировать то, что можно, и надеяться, что в этом поможет властная позиция. А потом привыкла выживать, вот и железобетон...
У отца детство было мягче, и он любил маму, но стать для нее всем тем, чего она недополучила, не мог. И, будучи слабее, ушел на дистанцию через алкоголь (и, понятно, пил по каким-то своим причинам), причем настолько, что стал в семье призраком. Отец - школьный историк, но я был ошарашен, когда, заменяя заболевшего учителя истории моего класса, он так интересно рассказывал нам, пятиклассникам о дамбах древних египтян. Такого я его просто не знал. И трезвым видел редко, да и "легенда" мамы гласила, что он никакой, ничего не может и не умеет. И, в общем, да: на тот идеальный образ, на который мама возложила ответственность за собственное счастье, он точно не тянул. Не справился.

Ну, а мы ж в детстве узнаем об отношениях мужчины и женщины от родителей. Смотрим на них, понимаем, что оно вот так, как у них. И, взрослея, я долгие годы неосознанно наращивал такой же бронированный каркас, что и в свое время мама. Из страха не справиться. Чтобы при встрече с женщиной оказаться в состоянии противостоять схожей мощи. И чтобы не быть таким же слабым и презираемым, как отец. В общем, к войне готовился. Отец ее проиграл, я буду сильнее. Однако, не помогло. Ведь даже если ты очень сильный, ты не можешь быть самым сильным. А еще все знать, все уметь, и любить женщину именно так, как хочется ей.  Если ты живой, всегда остаются уязвимые места - и их найдут. Пришлось искать что-то другое, что-то за рамками войны. А там любовь. Другая долгая дорога.

Одна из расстановок отзеркалила предельно простое решение для такой ситуации: выйти из "выше-ниже", увидеть друг друга, встать рядом, на равных, каждому на свое место, и разделить ответственность за это рядом. Просто - только к этому нужно пройти. Через всю ту боль, которая есть у каждого. Через голод недолюбленности, тревогу неопределенности. Через непомерные ожидания, свои и чужие, через иллюзии. Через понимание, что что-то может не сбыться. Через страх открыться таким, как есть, без брони.

Открываться - это другое. В этом другая сила - жажда жизни цветка, пробивающегося сквозь асфальт навстречу тому, что придет: холодным ветрам, пронизывающим дождям, палящему солнцу - но и ласковому солнцу, легким теплым ветеркам, мягким освежающим дождям.

Приятно, что все это приходит задним числом, просто как что-то знакомое, отмечаемое нейтральным взглядом расстановщика. Это не мое, это просто созвучно, и я это просто вижу. При встрече с этим не залипаю и не зависаю, я открыт к нему так же, как и любому другому месту поля расстановки.


4 марта
Кто-то всегда помнит
Под впечатлением от заместительской роли - ребенка, умершего совсем маленьким от болезни. Он пришел в этот мир только для того, чтобы всей своей короткой жизнью кричать что есть мочи: «Да посмотрите же вы на него!», на того из предков, кто остался один в бою, когда все полегли, и выбрал стоять до конца... а потом был забыт. И в этом ребенке столько преданности и любви, что он и сам не может упокоиться: он неотрывно смотрит туда, кричит и ждет такого же внимания к предку от других. Но, кроме него, это никому не нужно, и вот уже в поколении младше его снова умирают мальчики, продолжая напоминать о забытых мужчинах...


16 марта
Эти расстановочные выходные - нечто сумасшедшее, по силе, по концентрированности, по смыслам.

- Архетипическая фигура Смерти, в которой столько жизненной силы. Которая уравнивает и одновременно оживляет - тех, кто пытался от нее сбежать. А простой факт смотрения на нее и знание о том, что каждый шаг жизни - это и дорога к смерти, дает невероятную наполненность...

- Фигура Системы, которая убивает мужчин, но при этом не она выбирает, кому жить, кому умирать. Причем эта Система существует по каким-то своим принципам, и она вполне живая, даже видит отдельных людей, чувствует что-то в связи с ними и даже готова что-то им объяснять, уважает человеческие поступки...

- А вот решил человек, что после его поступка ему жить нельзя, отказался тем самым от любви и жизни - и детям-внукам своим передал мало жизни и... много связанности с тем ужасным событием, из-за которого сам себя наказал. То есть он себя внутренне расстрелял, а при этом ответственность за событие не взял, и та боль, с которой по сути нужно было жить ему, досталась младшим по роду. Сам не жил, и наследство оставил страшное...

- Много было о том, как что-то страшное, спрятанное от детей из самых благих побуждений ("Пусть только я страдаю, но они не должны об этом знать!"), все равно откроется, и чем дальше прячут, тем в более жестком виде оно потом придет. А за тем, кто отворачивается от страшного, это страшное начинает ходить: "Ну, ты все же посмотри на меня!" - и это не со зла, а потому что правда важно смотреть: это страшное - часть жизни, и, не желая иметь с ним дела, теряешь и часть жизни. И если не смотрит тот, кто должен, приходится смотреть детям-внукам-правнукам...

- Отношения с властью из страха перед жизнью и из созвучия с жизнью. Договор с "дьяволом" ("откажись от души, и будет тебе все!") - выбор из страха, выбор в пользу неуязвимости. Самое страшное последствие: утрата живых чувств. А еще, словно все то, что в плане уязвимости такой человек "недобрал", с лихвой достается его потомкам. Но есть и другая власть - знание своего места и доверие себе. Знание, что всего не можешь, но, будучи внимательным и уважительным к жизни, получаешь совсем другую опору и можешь действительно многое.


20 марта
Все еще под впечатлением от одной позавчерашних расстановок. Как один, будто бы забывшийся, а по сути не прожитый эпизод насилия перевернул жизнь женщины, у которой не было рядом мамы, которая могла бы помочь ей с этим справиться. Там ведь весь образ жизни полностью изменился, отношение к жизни, к мужчинам - а в результате и сама женщина, и ее муж, и сын оказались заложниками этой давней, казалось бы, травмы.


23 марта
- Отоспался, восстановился.

- Все расстановки состоялись. Приятный момент, когда расстановка сама приходит к логическому завершению. Словно, начавшись, это полуторачасовое путешествие знает, где закончится. А еще в том месте, где, казалось бы, точка, оно может предложить пройти еще куда-то, на десерт. Быть внимательным к этому - что-то отдельное. Доволен тем, что в последней расстановке последовал за таким приглашением: там, в "добавленном времени", пришло что-то не меньшее, чем в уже завершенной основной части.

- А еще было ощущение, что фактическая информация приходит в расстановку слоями, причем тогда, когда есть готовность - системы, клиента, моя. Сначала - что-то одно, некий базовый пласт, а потом, на разных витках, - новые факты, которые становятся необходимыми на продвинутых этапах. Понятно, это и от моей внимательности зависит. Я ж могу, например, слово "потерянность" и пропустить. Но родовая расстановка все равно найдет способ вернуться туда, куда ей важно.

- По времени все тоже сложилось. Даже перед поездом успели погонять чаи в чудесной атмосфере «Шанти».

- Все яснее вижу, насколько быстро может запустить процессы снаружи глубоко прожитая, прочувствованная расстановка. Было приятно услышать на вводном кругу от Маши, что ее прошлая расстановка стала для нее маленьким волшебством уже через неделю. А по одной из вчерашних расстановок, неожиданно для меня, мощная отдача пошла сразу.

- А еще у меня что-то свое с памятью и присутствием. Маша благодарит - а я даже темы ее месячной давности расстановки не помню. А вечером в поезде еду - помню третью расстановку, хуже - вторую, и с большим трудом вспоминаю, о чем была первая. Для меня это о том, что двигаюсь от момента к моменту, целиком погружаясь в каждый, входя в его объем, а затем отпуская. Иногда это выглядит так, словно помню предшествующие контексты: я ж по ходу могу легко что-то связывать и увязывать - но нет, ничего специально не запоминаю, это как-то фоново происходит.

- Радует, что во всем этом память не совсем остается за кадром, и постепенно из нее приходят эпизоды того, где что-то упустил: здесь мог увидеть вот это, там - вот это, а вот тут стоило сказать это. Такой отдельный слух на то, что еще важно, некий спокойный ОТК. Ну, а если и он что-то упускает, приходит обратная связь.

- Был момент, когда при уточнении запроса на секунду вылетел в измененку, соединившись с болью, даже слезы рядом были. Озвучиваемая тема была очень родной. Клиентка как раз говорила о том, насколько ей было невыносимо больно и как при этом рядом не было никого, кто отнесся бы к ее боли с уважением. Быстро это уловил, вернулся в нейтральную позицию, а тему эту развернули, и там такое поднялось. Люди с такими объемами боли живут - опытнейшие заместители еле выдерживали. Но оно стоило того.


30 марта
День отходняка от длинной недели, начавшейся с расстановок, продолжившейся выездами к стоматологам и закончившейся двухневкой Лены по орграсстановкам.
В выходные было тяжко. И усталость накопилась, и в теории увяз. Ближе к концу второго дня было состояние школьника, который задолбался решать эту дурацкую задачку по физике и готов на нее плюнуть, потому что пора ж уже гулять, сколько можно!?

Ну, и это о том, как усваиваю информацию. Я все же привык структуры от живого плясать, и ту же грамматику немецкого учил, прежде всего, много читая и разговаривая. Когда чистая грамматика, это утомительно - я люблю, когда живенько. У меня вполне себе светлые мозги, но вязну, когда практически все протекает на верхнем, мыслительном уровне. Лена-то и там как рыба в воде себя чувствует (то, как она вырисовывала схему структуры одной расстановки - красота, чистый восторг), а я, так долго, не очень. Притом что и сам люблю структурировать, но то, что идет из живого процесса. И в этом смысле не сошлось: для Лены все это было живым, а мне не хватило проживания через расстановки, даже чтоб хотя бы разгрузить голову.

При этом организации - они не про чувства, а про цели и задачи, так что все было логичным и правильным. А сегодня перелистал теорию - просто шикарная! По сравнению с прошлым разом ясности добавилось, а по ходу получил и ответы на все текущие профессионально окрашенные вопросы.


31 марта
Меняю боль на чуткость
Долго думал о том, что сказала Лена на учебной группе относительно клиентов. Тех, кто приходит ко мне на расстановки, и тех, кого приглашаю в терапию. Что они приходят на мою энергию жизни. Да, похоже на то, и так и хочу. А чего, хорошая энергия, живая, сильная, способная поддержать осознавание и переживание происходящего. Но при этом мне нужно быть очень внимательным и чутким, прежде всего, к своим внутренним ролям, к их балансу. Впрочем, чуткость для любых моих отношений важна. Если мир проявляет недостаточную чуткость ко мне, то это знак того, что и сам я забыл о себе. А эта "забывчивость" - в том числе обратная сторона высокого болевого порога, привычного узнавания своих границ через сильную боль. В общем, сейчас я этот порог меняю - на чуткость к себе.


6 апреля
Отказ как повод для радости
Кто б мог подумать, что отказу можно так от души порадоваться! Приглашаем на следующие расстановки женщину, которая была в клиентской позиции в феврале, и получаем: "... Спасибо за приглашение, но и в этот раз откажусь. Я себя чувствую сейчас. Прислушиваюсь. И пока все здорово )))". Дико приятно, еще и потому, что ее расстановка была вязкой, а как раз с чувствами было непросто. Вдвойне приятно потому, что эта женщина тогда думала уже на следующий раз и еще одну расстановку делать, и тема была вполне живая, но попросил ее все же сначала взять паузу, прислушаться, дать волне первой расстановки дотечь... Кажется, дотекла - и даже настолько, что в еще одной работе необходимость отпала, и это ж правда здорово!


9 апреля
Отец

Вчера в расстановке досталась роль мужчины, который из-за перепутанностей в родовых сценариях жены оказался по сути выставленным ее семьей за дверь. Единственная фигура, которую вижу, - сын. Единственное послание: Я у тебя есть". И за этим много боли. И много беспомощности, потому что и сын не видит, а потом его от меня родные жены полностью заслоняют. Но в какой-то момент приходит: "Я есть в тебе" - и в этом смирение, успокоенность.

Эта история в чем-то про мои отношения с отцом. В них было много злости, боли, отчужденности, обвинений, но не было встречи. Мы были отрезаны друг от друга. Хочется ребенку схватить отцовскую руку, а ее нет, она исчезает, вместе с удаляющейся спиной отца. И только в последние несколько лет что-то стало меняться, появилась надежда на встречу.

Сегодня нахожу место в пространстве отцу, потом - себе, двигаюсь в расстановочном формате. Не сразу, но у отца получается увидеть меня. А через его принятие моего "Ты есть во мне" прорывается много слез. Слез боли от того, что так долго не встречались, и слез благодарности и радости от того, что все же это случилось. Мы правда друг у друга есть, мы одной крови, такие, как есть. У меня не только отцовская улыбка, часть своей силы также взял у него. Радостно чувствовать, что справа за спиной стоит отец и желает мне счастья. Да, он ушел двадцать лет назад, но во мне он есть.
 

10 апреля
С последней группы по орграсстановкам зацепилась тема судьбы организаций. То, что фирмы, организации, компании, в которые мы приходим, имеют свою судьбу, я уже знал. И то, что сам раньше притягивался в семейные бизнесы на резонансе моих семейных сценариев со сценариями семей, организовавших эти бизнесы, - тоже.
Но ведь организация в широком смысле - это и еще город, и страна. Для раскрытия человеку важно принимать судьбу организации, и в этом мне повезло. Россия - моя страна. Страна - это не только люди, язык, государство, история, культура, но и природа, то уникальное сочетание стихий, которое во многом определяет все вышеперечисленное, да и вся атмосфера, в том числе наша раздолбайская широта души.

В России я дома. Первый же выезд за границу принес мне эту весть, причем в очень простой форме. Когда на обратном пути пересекали российскую границу, на станции так громко разговаривали железнодорожники, что мы в вагонах просто не могли не слышать. Разговаривали они на мате. Одногруппница, вместе с которой провели месяц в Баварии, скривилась, а для меня это была музыка, и вдруг понял, насколько ж устал от уютной и теплой Германии (а был 1992-й, когда контраст немытой России и Запада был оглушающим) и как рад тому, что наконец опять дома. И потом сидел на Савеловском вокзале в ожидании поезда на Дубну и кайфовал от того, что вокруг свои.

Моя вторая родина - Белоруссия, но в советское время ее от России не отличал, одна ж страна была, а, побывав в гостях и в командировках после развала СССР, отметил не только то, что СССР в Белоруссии словно законсервировался, но и ощущение большей тишины. Ну, и да, мой контакт с тишиной - это, прежде всего, дедов хутор.

А гостил чаще всего в Германии. Там вкусный кофе и ухоженные леса. Пиво практически не пью, но там и оно хорошее. Дороги опять же. Футболисты и инженеры, чей характер меня восхищает. Мюнхен и Гейдельберг. Да много всего. Там хорошо гостить. И так же хорошо в гостях мне было в Черкассах и Киеве в 2005-м, в Лиссабоне и на Мадейре в 2013-м. Это было какое-то особенное ощущение полноты жизни.

С местами проживания тоже сложилось. Дубна, Миасс, Нижний Новгород - все они мне родные. В белорусских деревнях чувствовал себя как рыба в воде. На Дальнем Востоке было трудно, зато там был океан. Москву сначала воспринял как место работы, но когда дошло, что в ней можно еще и жить, жизнь-то и наладилась. И Пушкино - это тоже дом. А в гостях душевнее всего в Череповце и в Ярославле. И, понятно, каждая страна, каждый город, каждое место, каждая фирма - это отпечаток. Как и каждый человек, это отдельный узор в судьбе, и он просто есть. Из всего этого и состоим.


28 апреля
Три дня немецкой обучающей программы ИИСТ прошли для меня под знаком расширения диапазона...

- Сама трехдневка была посвящена введению в метод Евы Маделунг, название которого перевел для себя как "нейро-имагинативное формирование гештальта". Эклектичный метод -  там и НЛП, и Эриксон, и арттерапия и расстановки. Своего рода мост между системно-феноменологическими и системно-конструктивистскими подходами, и Маргрет Барт провела первый модуль этого микста, про ресурсы и разрыв шаблонов.

- Большая часть упражнений - расстановочно-процессуальная работа с рисунками в качестве напольных якорей. Работает. Оказалось, что  хорошо в этой технике простраивать ресурсы в тело и связывать проблемы со способами поведения, уходить от привязанности к полюсам типа "хорошо / плохо" (одним из посланий мне из метапозиции было: "В мире есть не только кнопки ВКЛ. и ВЫКЛ, он разнообразнее") и находить срединные гармоничные варианты. И вновь выходили на родителей, на то, насколько мы им верны. В одном упражнении пришло, что двигаясь в свое, отличное от того, что знали мать и отец, я их не предаю, а расширяю этим новым диапазон, причем для всего рода. Та же легкость. То, что она вошла в число трех главных моих актуальных ресурсов, которые мною уже присвоены и освоены (а за эти три дня еще и прожиты через тело), это такое вот новое, раздвигающее границы.

- А шаблоны рвали не только изменением угла зрения, но и собственным подходом к выполнению упражнений. Общую канву взяли - и в своем ритме, творчески в этом двигались, и это приносило больше, чем если б просто ходили по схемам.

- С запрошенным и будто бы недостающим ресурсом доверия к миру получилось смешно. Сразу выяснилось, что его у меня в достатке, но я его так нагружаю, что оно под моими ожиданиями гнется. Мне ж просто доверия мало, хочется еще и гармонии между доверием к миру и его откликом. В общем, в какой-то момент дошло, что хочу гарантий того, что уж если миру доверяю, то и он пусть исполняет все мои желания, не меньше. Ну, а чего, нормальное такое желание. Притом что практика моей же жизни показывает, что если просто прошу, без требования гарантий, то отклик идет, только его нужно услышать, а с ним - несущая волна.

А попутно шли живые клиентские работы, обычные расстановки и ритуалы по Кампенхауту, и это было тоже расширение диапазона...

 - Ритуалы по Кампенхауту. Порой бывает просто необходимо присоединиться к силе предков. Скажем, взять жизнь, родившись после многочисленных абортированных детей, настолько сложно (слишком дорогая цена), а помощи от родителей так мало, что такой ритуал здесь более чем уместен. Здесь же увидел, что ритуал больше, чем движущаяся на своей волне родовая расстановка, может проявить и ограничения расстановщика и стать отражением его "правильного понимания / видения" проблемы. А я через этот ритуал еще раз глубоко прочувствовал, какой это дар – просто получить право на жизнь.

- Смирение. Одна из расстановок была резко переведена в другое русло - не согласился с этим ни из первой своей роли в ней, ни как расстановщик. На разборе полетов Маргрет отказалась слушать то, почему я бы остался на изначальной дорожке, и предложила побыть в смирении и бессилии, и на удивление согласился... По-своему она была права: ответственность за процесс на ней, и она повела расстановку на своем видении - и я остался как та бодливая корова... все видел, чувствовал верное направление, но клиентка-то пришла не ко мне. И в этом переживании бессилия - тоже расширение диапазона. Но, кстати, и Маргрет, если б выбрала меня выслушать, могла бы тоже выйти за рамки собственной суженной, на мой взгляд, картинки. А весь этот процесс был для меня и о том, что порой расстановщик ведет из своего понимания порядков, и в этом есть своя правильность, но при этом теряется контакт с живой расстановкой.

- Разные стили. За эти три дня еще раз убедился, что мне мой расстановочный стиль родной, что не случайно учусь именно у Лены. Работа на клиента с его родовой системой, нейтральное следование за движением души родовой системы клиента в берегах порядков, постепенное движение от вторичных чувств к первичным, постоянная обратная связь от поля расстановки. Та же Маргрет работает иначе. Она работает с клиентом и движется напрямую к первичным чувствам, ориентируясь больше на свое знание-чувствование и меньше - на отклик из расстановки. Ну, и это ее выбор. Мой выбор другой, и я знаю, почему. Если проскочу вторичные чувства (злость, ненависть, страх...), то эти чувства станут исключенными, а потом вернутся - к самому клиенту ли, к его потомкам ли, - и потребуют дать им место. Точно так же если в расстановке увлечься работой с одной фигурой, пусть даже с клиентской, то какие-то другие фигуры становятся в чем-то исключенными, и что-то важное теряется. В целом это про различия между тем, чтобы вести и следовать.

- В общем, богатый семинар, расширяющий диапазон..


25 мая
Ярославские подарки
Самый яркий момент двухдневки: входит фигура Жизни, и это ребенок-волшебник, который живет в мире до условностей и ограничений и не интересуется тем, как тут все устроено и какие правила. Маленький маг с ходу ошеломляет: «Хочу, чтобы вот эти подошли друг к другу, эта встала, этот…», начинает двигаться в поле, пытаясь оживить, встряхнуть фигуры расстановки, по-детски возмущается: «Да, есть в жизни тяжелое, но что ж у вас все так тускло!? - солнце светит, птички поют, так давайте радоваться жизни!» Да, этому юному магу не повернуть время вспять и не воскресить мертвых, но его живая энергия заполняет пространство зала и возникает совершенно другая атмосфера, причем настолько насыщенная, что выдержать ее под силу не всем.

Это была расстановка о близости, и она показала, как сложно человеку после долгих лет боли и тяжести быть в той новой близости, в которой радость жизни вдруг перестает сидеть Золушкой в уголке, а занимает свое законное место. Близость в радости – другой объем, и в нее можно пройти только тогда, когда есть ощущение отдельности и право на собственную жизнь и судьбу.

А уже в гостинице накрывает детским ощущением счастья, причем оно пришло не только из волшебной атмосферы этой последней расстановки дня, но и из ясного знания ее созвучия с моими собственными счастливыми трансформациями.
Это же я проживал в личной терапии состояния Волшебника из «Обыкновенного чуда», Буратино, Взрослого с глазами ребенка. У того моего Волшебника был блеск в глазах, мой Буратино пришел в дом, который был с ним одной крови, а Взрослый с глазами ребенка откуда-то имел разрешение быть живым и разным.

То, что занимаюсь сейчас любимым делом, знаю со своей первой расстановки. Но сначала был и страх (это ж РАССТАНОВКИ!), и, конечно, не мог избежать сравнения с Леной. Выучиться у Лены – царский подарок судьбы (по ходу учебы у других мастеров осознаю это все яснее), но и ответственность основательная. Я ж не только немцев сравниваю с Леной, но и себя.

Но я это я, и я на своем месте. А еще помню отзыв с последних московских расстановок: «Саша, Лена передала тебе поток» - и ведь это есть, я как-то и сам чувствую это.

А в субботу в Ярославле вдруг пришло, что этот Взрослый с глазами ребенка – сочная изюмина моего собственного стиля. И если не врать себе, мой расстановочный почерк очень нравится мне самому.

Расставляя, я даю место и своему внутреннему взрослому, и, настолько, насколько это уместно, внутреннему ребенку. Взрослый спокоен и непредвзят, готов встречаться с непростыми изгибами судеб и сложными переживаниями, а ребенок с живым интересом бродит по неизведанной местности, зная, что рядом - сильное плечо, что есть право на ошибку и возможность что-то по ходу менять. И в этом расслабленность, удовольствие, и, видимо, это чувствуется.

А еще эти два дня принесли встречу с Леной Марго, глубокие индивидуальные работы, прогулку по ярославской набережной, само ощущение атмосферы маленького фестиваля.

А отдельная приятность в том, что уже сейчас на следующие ярославские расстановки осталось только одно клиентское место.


30 мая
Лица дня

- Лицо забывчивое.
Утро - сплошное "тут помню - тут не помню": забываю то одно, то другое, но без серьезных последствий. Забыл мобильник, но хорошо, что еще только отошел от дома. Прошел не на ту станцию, но потерял только пять минут. Уже в зале на Третьяковке понял, что забыл взять чай - но в шкафу нашел чайный запас, воспользовался им, а потом оставил за него деньги. Поэтому, когда вижу в смске клиентки: "Я проспала((((", я это прекрасно понимаю. Хорошо, хоть сам не проспал.

- Лицо собранное, довольное, благодарное.
А во время расстановок собран, спокоен, текуч - полная противоположность себя утреннего - и, по мне, все состоялось в той степени, в какой и могло . Отдельное удовольствие - смотреть, как пришедшие в заместители друзья "читают" энергии поля. Когда на это смотришь со стороны, это красиво. Очень благодарен всем, кто сегодня пришел. А еще Алена отзеркаливает мою жестикуляцию, и это забавно. Оказывается, руками точки, запятые, двоеточия рисую.

- Да что ты будешь делать! - опять забывчивое... Закончились расстановки - и опять вернулось утро. Дошел до метро - и понимаю, что не выключил в зале кулер. Возвращаюсь, выключаю.


1 июня
Из-за собственных субботних расстановок к Наталье Томилиной с Юлией Цвяк на семинар «Я в своем роде» пришел только на второй день. Оказалось, что это непросто – войти в группу, которая прожила накануне что-то глубокое и тем самым сроднилась. Поначалу  напрягся, и наверно, об этом так долго чадила моя свеча. Только при слове «разный» свеча успокоилась, да и я расслабился. Словно прозвучал правильный пароль.

А когда расслабился, с разных сторон посыпались подарки…
Началось все с того, что очень легко вышел на полученное от рода предназначение. Я - посредник. Тот, кто нейтрален и находится посередине. Те же мои профессии что переводчик, что расстановщик, – наглядное тому подтверждение. Нейтрален, соединяю разное, а, значит, сам могу контактировать с разным, быть разным. А разный – это выход за пределы хорошего.

Когда же Наташа рассказывает о влиянии родовых динамик на единственных, старших, средних, младших детей, а потом еще и добавляет контекст сказок, начинаю путаться. Получается, что я и функционально единственный ребенок и получаю по полной программе разнообразные динамики рода, и младший (Иван-Царевич), и при всем этом нахожусь посередине. Распутываюсь очень быстро: родовая программа приходит ко мне как к единственному, личная жизненная задача – третий сын, и при всем том стою посередине и с уважением смотрю и на то, и на другое.

По «Лабиринту» иду спокойно, и зависаю только в том месте, где, упрямый ребенок, катившийся до этого на волне потока, никак не хочу принимать необходимость дисциплины. Но приходит, что бывает «хочу, и тогда должен», и дальше без усилий дохожу до очень по-мужски выглядящего родового ресурса. Сначала обхожусь с ним по-детски осторожно и мягко, двигаю его одним пальчиком, словно выписывая им иероглифы вдоль берегов Лабиринта. Потом вижу, что ни сам ресурс, ни границы Лабиринта от моей возможной неловкости не разрушатся, и уже двигаю его более уверенно, осваиваюсь в роли хозяина, а из Лабиринта уже и вовсе выезжаю на ресурсе Рода как на дельфине. Делаю кружок вокруг Лабиринта, убеждаюсь тем самым, что все работает и снаружи, и расслабляюсь.

А потом предок из 7-го колена объясняет, как быть в любви и при этом оставаться собой: уважать свою силу и любовь, силу и любовь женщины, и просто быть в этом. Сначала слышу только голос, потом чувствую, что этот казак находится на большом расстоянии от меня, но и то, что у нас есть связь. А потом разворачиваюсь, и, отметив мою настороженность, он - с удовольствием - передает мне предмет, символизирующий это знание. Очень сильное ощущение.

Это послание накладывается на вчерашние расстановочные темы и на жизненные ситуации, в которых один из партнеров в паре энергетически сильнее другого, а второй, вместо того, чтобы присвоить и проявить свою силу, пытается, критикой ли, недоверием ли, или каким-то еще способом уменьшить силу первого и за счет этого стать равным. И это уже насилие, идущее из неуважения к силе – ни к своей, ни к силе другого. И приятно, что у меня есть предок, который умеет по-другому и с радостью передает мне это свое умение.

А еще был изумительный процесс о том, как это, когда хочется мало делать и много получать. Сначала смотрю на происходящее с недоумением: родовая система вроде бы и готова дать потомку это знание как дар, но столько всего при этом разных условий ставит и столько раз спрашивает о его готовности взять, что, кажется, это уже груз. И вдруг понимаю, что дар остается даром, и мудрая родовая система правда может его отдать потомку, но и заботливо предупреждает о цене. Чем выше мечта, тем и цена за ее осуществление выше. Это не груз, это цена, а такая большая она потому, что иначе эти «мало…» и «много…» не уравновесить. И это метафора того, что если в моей жизни чего-то нет, то или не вижу саму возможность получить это, или не готов платить соответствующую цену.

А еще очень красиво было про чувства и уязвимость… А еще - много целебного смеха…
А еще в этом пространстве сами слова вдруг начинали звучать иначе. Например, открываю рот, чтобы сказать о желании выстроить семью, и сам же чувствую, что в этом "выстроить" есть элемент насилия. Словно есть я как строитель, и тогда все остальное превращается в подручный материал и инструмент. «Создать» - уже другое…
Очень радует завершающая практика. Узнаю из нее, что мой род хочет, чтобы я просто доверял себе. Открывался при этом из нутра, но в каждый момент опирался на себя, не искал правильных решений вовне. Именно такое он воспринимает как благодарность от меня за жизнь. А мне это дает бОльшую расслабленность…

И, конечно, тоже удивился, что Наташа с Юлей вели группу вместе впервые, по сути с листа. Было ощущение спевшегося дуэта. Хорошо, что меня к ним привело, спасибо!


8 июня
Духовные расстановки
Под впечатлением от вчерашней группы Лены Калашник по духовным расстановкам. Несколько важных пазлов заняли свои места в моей картине мира, причем для меня важно, что произошло это не при прочтении умных книг, а из вкусной теории, тут же подкрепляемой практикой, или из самой практики.
Каждая расстановка получилась многослойной, протекала сразу на нескольких уровнях, а моя собственная стала отдельным бонусом двух дней. Сколько ж в ней всего переплелось, и как, ниточка за ниточкой, разворачивались из вневременного опыта души ситуации другого времени! Впервые, глядя на происходящее в собственной расстановке, успевал еще и любоваться ей. Это было красивое движение за рамки известного.

А дело было так. Тема вроде бы тривиальная – отношения с женщиной. Завершившиеся давно, но почему-то не отпускающие. И вот формат духовной расстановки. Одна за другой входят непонятные фигуры и разворачивается некий средневековый контекст, в котором есть двое любящих, но и властная сильная фигура, у которой во всем этом свои планы. А дальше на удивление прорисовываются Микеланджело, «Дама с горностаями», герцог миланский. Стою у стены, разинув рот, а Лена говорит, что обращаться ко мне как к Саше ей в этот момент сложно, потому что ощущаюсь ростом под потолок… Потолок не потолок, но расстановка заканчивается безысходностью и невозможностью отношений пары (как и у меня), но самым ярким становится послевкусие. Оно в том, что потом дня два не вылезаю из сети, читая все, что возможно, про Микеланджело и его жизнь, про Лодовико Сфорцу и про всех его врагов и вельможных родственников, про Чечилию Галлерани… Ощущение, что я там жил. Они мне точно не чужие.

А еще словно легкости добавилось. Но не легковесности. Легкости на глубине.


12 июня
Потеря лица, первый раз
Последняя расстановка движется за мной удивительным маршрутом, то уводя в закоулки средневекового двора миланского герцога, то возвращая в наше время, к тому, что так важно сейчас. На маршруте пришло, что самый первый и самый глубокий страх потери лица - в раннем младенчестве. И это такое: "Если мама меня не узнает, то она меня отвергнет!" И тогда нужно сделать "лицо" - такое, какое мама хочет видеть...


14 июня
Расстановки Лены Калашник
- Быть эмпатичным хорошо, если человек изначально чувствует себя. Но если это только присоединение к чужим чувствам, если человек не хозяин собственным чувствам - это совсем другая картина, жизнь вторым номером, вслушивание сначала в другого. А если хозяин, то способен, уважая свои чувства, и с другим встречаться в разных диапазонах.

- Та же тема в ином развороте: сын начинает чувствовать свои чувства и учится жить согласно им - и задумывается, не предает ли он этим маму... Где-то в роду есть знание, что предавать свои чувства - правильно, а родных - нет, и у этого наверняка есть свои основания...

- Отказался человек чувствовать страшную боль, добровольно ушел из жизни - система найдет способ донести уже до потомков, что это непозволительное своеволие. И способ этот - смерть. Как возможность указать живым на то, как мало они ценят жизнь. Смерть как союзник жизни, разворачивающий в ее сторону тех живых, кого еще можно. И дорога к жизни вновь ведет через чувства...
Из разнообразия ролей очень порадовал мужчина, умеющий жить легко, без борьбы. Он, правда, поначалу ощущался как медлительный, но своей привычке вслушиваться в происходящее не изменял - а потом и вовсе - не утратив способности чувствовать - перешел на более быстрый ритм жизни... Так же приятно было быть мужчиной, знающим о своей ценности и спокойно проявляющим себя из нее...

Непросто было оказаться между двумя женщинами в теме "цена за жизнь - отказ от любви"...

Впечатлил отец, который одним своим присутствием помог сыну повзрослеть...

А вот мужчина, который несет много не своей ответственности, потому что до него ее не взяли. Он разрывается, путается, его не хватает близким, а он хочет жить и потому зол как собака - и именно эта злость помогает, а затем перетекает в силу...

Двое, каждый из которых несет по роду серьезный груз, сбегают от него из родительской семьи в свою собственную. Увы, это не выход. Каждый приносит в нее свой груз, так что и самим еще тяжелей становится, и ребенку достается, понемногу от обоих...

P.S. Перед первым днем расстановок приснилась безмолвная расстановка, в которой было только движение, по мотивам которого кто-то попросил объяснить, о чем это было, и получил ответ: "Ну чего мы тебе твое своими интерпретациям зашумлять будем? Сам разберешься". Мне и сама тишина этой расстановки, и этот ответ очень понравились.


21 июня
Все течет. Пару лет назад приснились расстановки, и это было событие. Сейчас за четыре дня снится три расстановочных сюжета: про нарушенные границы, про внимательность, про непрочувствованный запрос... Просто обучение во сне.

А от сегодняшних дневных расстановок приятное послевкусие. Мое постпростудное состояние на них не сказалось, все они состоялись. В небольшом помещении правда плотнее, насыщеннее. День прошел спокойно, неспешно. Хватило места и серьезным вещам, и юмору. Отдельной нитью прошла тема значимости отца. А еще ощущение, что научился при необходимости настаивать на чем-то с непреклонной мягкостью.


22 июня
Текст и контекст
Почему-то именно сегодня во мне снова ожил нелюбитель цитат. Он во мне время от времени просыпается, и еще не очень хорошо ориентируюсь в его ритмах.
Родился он во мне в те давние времена, когда, перелопачивая теорию текста, отметил для себя и запомнил, что текста нет без контекста, что контекст - базовая составляющая текста. Недаром ведь даже простое "Сколько тебе лет?", сказанное с разной интонацией, может быть и вопросом, и злым окриком по адресу того, кто в силу возраста должен бы был уже что-то знать и уметь, или, напротив, чего-то ни в коем случае знать не должен... Понятно, есть и тексты с узкопрофилированными контекстами ("Осторожно, злая собака!", "Не влезай, убьет!"), но речь не о них.
Конечно, мне, как и многим, нравятся красивые емкие цитаты, порою ощущающиеся как чуть ли не универсальные формулы любви и ключи от счастья. Но есть во мне и этот самый нелюбитель, напоминающий, что рецептов на все случаи жизни нет, и что в цитатах правда упаковано что-то очень концентрированное и красивое, - но тем самым и что-то другое отрезано. Никто не объемлет необъятного, и ни одна цитата - тоже.

Вот, навскидку, Хеллингер: "У успеха лицо матери". Красиво. Практика показывает, что часто это действительно так, а то и только так, - и, однако, у этой фразы изначально был свой контекст, а в ином контексте может, например, добавиться "... , за которую не нужно бороться с отцом", или вынырнет еще какой-то неожиданный нюанс.

Или, например, цитата из сети, приписываемая Нифонту Долгополову: "Юмор - форма социальной пассивности. Напряжение есть, пошутили, слили напряжение и пошли дальше". Для многих ситуаций - в точку, и тоже красиво, и наверняка эта фраза была уместна в том контексте, в котором была произнесена. Но если остаться только в этой точке, юмор как явление сузится до ее границ - а он же шире, многогранней.

Расстановка. Входит фигура Правильного Решения - и те, для кого она, находят с ее приходом свое место и решают... отказаться от правильных решений, приходящих извне! Как вам чувство юмора? - ведь словно кто-то большой и мудрый радостно смеется. И какой здесь слив? - всю ответственность эти двое берут на себя! Сам бы я, наверно, в том, что там могло прийти извне, все же поковырялся - но так то я, а речь не обо мне, и не моей меркой это мерить, и помогут здесь не цитаты, а внимание и уважение ко всему проступающему объему: к этому выбору, к этому времени и месту, к самой системе, в которой все это проявляется...


28 июня
Ярославль
Очень понравилось, что наряду с родной для всех расстановок темой глубинных чувств как важного источника жизни сейчас идут другие, не менее основательныетемы: собственной ценности; живой, детской, искристой энергии (причем ощущение, что последняя тема приняла эстафету от прошлой нашей группы); движения из "выше - ниже" в равные отношения...

Вчера вольно-невольно вспомнил один из процессов международной процессуалки трехлетней давности. Аяко вела. И тогда группа разбилась на два противоборствующих лагеря, а я почувствовал, что мое место в центре, и оно связано с той самой тишиной, при которой разные позиции могут слышать и быть услышанными. И пришло важное про ритм. В чем-то встал я в эту позицию, чтобы ускорить диалог, и наверняка даже ускорил. Но - настолько, насколько это позволял ритм группового процесса. Все шло так, как должно было идти. Меня обходили, шли через ругань и злость, боль и печаль (несмотря на то, что через меня, сущностный уровень, было б легче и быстрее), и приходили в диалог, в тишину, в глубину, нежность, любовь... туда, куда  и хотел.

Вчера одна расстановка так же двигалась в чем-то в разрез с тем, что предлагала вошедшая ближе к концу фигура Правильного решения, да и сам как расстановщик с этой правильной фигурой не во всем был согласен. Причем эта фигура задала правильное направление, но затем начала проявлять торопливость и нетерпение, а живой поток расстановки тек своими извилистыми дорожками в своем темпе и ритме, который было невозможно ускорить, но необходимо было уважать, - а привел в то же место, на которое указывала фигура.

Еще по мотивам вчерашнего идет, что тот, кто не чувствует собственной ценности, стремится в контакте повысить ее тем, что дает другому больше, чем берет сам, и тем самым создает дисбаланс, переводит отношения в качельное "выше-ниже". А тот, кто чувствует свою ценность, легко и спокойно дает и получает взамен что-то равно-ценное, а не то, что дадут, а это совсем по-другому.

Да, еще и познавательный день получился. Теперь, например, знаю, чем Ярославль кардинально отличается от Нижнего Новгорода: если в Нижнем Московский вокзал - это главный вокзал, то в Ярославле он всего лишь один из, а главный он и есть главный. Ну, и теперь знаю, что в воскресенье, при правильно мигающих светофорах, от второстепенного до главного можно долететь за 10 минут и на флажке влететь в поезд... )


6 июля
В субботу закончилась моя вторая учебная группа по расстановкам у Лены Калашник. Жаль, что закончилась немного смазанной (мало нас осталось), но для меня группа удалась: за этот неполный год и многие свои "пробелы" закрыл (прежде всего, на уровне смыслов), и происходящее стал чувствовать яснее.

Процесс последнего дня был для меня о границах возможностей ведущего группы. О том, как, не теряя взрослой позиции, не соблазняться на проецируемое на тебя всесилие, а то и вовсе признать свою беспомощность. И это было красиво и вовремя - как и все то, что происходило во время группы.


10 июля
Жизнь, смерть, выбор
В последние дни очень много идет на тему смерти, и оно живое, ресурсное, оно о разном.

О том, например, что попытки отстраниться от собственной смертности ведут к тому, что смерть начинает ходить за тобой и, в том или ином виде, показывается тебе на глаза - для того, чтобы признал.

О том, что непринятие смерти как части судьбы ("Я это не выбирал!") и возникающее на этой основе лихорадочное движение в жизнь, в дела - это убегание от смерти. И в этом - убегание ребенка от взросления, и оно перекрывает часть того, что несет жизнь в контексте завершения. Ведь если что-то не принял, то и отпустить это не могу - как раз потому, что не принял как есть, увяз в борьбе, в попытках изменить и переделать. И тогда незавершенность, новому некуда прийти, для него нет места.

О том, что при непризнании собственной смертности и смертность другого признать и принять невозможно, а значит, и его жизненность в полном объеме - тоже.

О том, что в целом это утрата связи с реальностью, в которой смерть занимает подобающее место как часть жизненного цикла. Выбор невелик: или я в том, что есть, или рисую собственную "реальность" для бессмертных. Но этот выбор есть, и, что бы я ни думал, он проявлен в узоре моей жизни через следы моих "маленьких" выборов. Да, обычно нас принимают хорошими /идеальными, и гораздо меньше - живыми / смертными, а потому легче свалить ответственность на обстоятельства и соскользнуть в "хорошего" - и все же, проявляться ли только одной гранью себя или в своей полноте, и вообще как обходиться с тем, что приносит жизнь, в которой есть место смерти, каждый выбирает сам. И по большому счету каждый наш выбор - о жизни и смерти.
 

11 августа
Расстановки и диалог
Вертится уже и на языке мысль о том, что порой диалог рвется, несмотря на искреннее желание в нем быть, оттого, что двое находятся на разных глубинах. Частенько пользуюсь словом "глубина". Глубина - большее соответствие живому себе, минимальная заставленность разного рода ментальными конструкциями и поверхностными эмоциями, чувствование сердца, интуиции, своей внутренней тишины. И, понятно, в зависимости от того, что каждый в конкретный момент переживает, один может проявляться из более глубоких состояний, а другой в этот момент не может с ними соприкоснуться, поскольку его собственные глубокие состояния перекрыты плотными слоями защит, недопрожитых чувств, жестких установок. Но доступ к глубине есть у обоих, и сама попытка встречи уже стоит того. Сегодня встречи не произойдет, но, быть может, завтра фильтры ослабнут и сквозь жесткое протечет ниточка туда, к сердцу.

Читаю немецкие источники по расстановкам, и там много критики Хеллингера. Для меня это о том же. Критикуют больше по внешним признакам... Назвался психотерапевтом, а сам директивен и авторитарен... Теоретическая база у него запутанная, и откуда взял свои порядки, непонятно. Миссионер, дает готовые формулы и освобождает клиентов от ответственности... Дети у него бесправны перед родителями... Разное, в общем, пишут, причем в основном выдергивая из контекста реплики, поступки, факты биографии. Понять критиков можно: это защита. Хеллингер ворвался со своей концепцией расстановок в обустроенный мир психотерапии, и при этом он больше феноменологичен, чем системен, а еще категоричен и опрокидывает многое из того, что уже устоялось. И он точно не идеален, но он из другой глубины. И, как к нему ни относись, то, что он из этой глубины привнес, оно правда другое. Настолько другое, что даже ближайшие из учеников потом от него отошли, остановились каждый у своей границы. При этом расстановки живут, и в них можно нащупать ту общую глубину, на которой возможен живой диалог.


24 августа
Дома, в Пушкино. День в Ярославле получился наполненным и по-летнему мягким, с маленьким приятным чудом.

Для меня красной нитью стала тема гармоничного привнесения мягкости и твердости в процессы. Перестаешь наезжать и требовать - мир сам дает то, что нужно, да еще добавляет, что и сам как раз собирался... Твердо и прямо настаиваешь на том, что для тебя важно - и тоже что-то открывается. И в этом уважение как к разному своему, так и к тому разному, что идет навстречу. Главное - не перепутать области применения. А - для начала - быть хозяином, чувствующим эти качества, и, конечно, свои границы.

А езжу я в Ярославль на поезде.
Три сестры и поезд
Это было начало уже вчерашнего дня, и три сестры совсем не стремились в Москву, а, напротив, катили с бабушкой домой, куда их и увез потом папа, подхвативший их на главном вокзале Ярославля.
Сестры: старшая - Рита (лет 12-13, с восторженным детским-предетским лицом), средняя и самая серьезная - Полина (думаю, первый класс), младшая и самая упрямая - Маша (около 4-х лет). Место действия - экспресс "Москва - Ярославль". Полина и Маша сидят вместе с бабушкой наискосок напротив меня, причем девочки занимают одно место. Рита сидит чуть дальше впереди, похоже, с братом. Бабушка отошла к Рите и мальчику. Две младшие девочки одни. Полина пытается воспитывать Машу, та отмахивается. Маша устала от сидения, встает, пытается подвигаться.
Полина: "Маша, села!!!"
Маша, от души: "Нет!!!"
Полина, с нажимом: "Маша, села!!! Нельзя!! Там люди ходят!"
Маша: "Нет!!!"
Полина, усиливая нажим: "Маша, села!!!"
Маша, небрежно, даже не глядя в сторону сестры: "Тьфу на тебя!"
Полина: "Маша, почему ты мне грубишь!? Хоть здесь и моя старшая сестра, но я тебе тоже старшая сестра!"
Маша: "Ты не старше! Старше - это баба!"
Полина: "Я старше тебя на два года!"
Маша: "Два года - это малааа!"
Полина: "Сейчас тресну!"
Маша, мгновенно: "А я позову бабу!"
Полина, мгновенно: "А в поезде кричать нельзя!"
Маша: "А это не поезд!"
Полина: "Поезд!"
Маша: "Не поезд!"
Полина: "Поезд!"
Маша убегает к Рите, спрашивает. "Электропоезд", - объясняет признанная старшая сестра. - Поезд".
Маша, вернувшись, восхищенно закатывает глаза: "Ух ты - поезд!!!"


8 сентября
- Уикенд - расстановки Елены Калашник. Самой интересной для меня оказалась та, что началась так, словно и проблемы-то как таковой нет. Ну, не образуется финансовая подушка безопасности, ну так и что? - деньги ж человека все равно любят и к нему приходят. И вдруг разворачивается столько разного: солидарность с перекрученным мужским, доставшимся от холодной мамы… неуважение к слабости и чувствам, неспособность видеть реальных мужчин в связи с наличием идеала-супермена в роду… опора только на стабильность и надежность в движении, а потому восприятие любой остановки как своего рода смерти… отсутствие права на то, чтобы быть в расслабленности и покое, то есть недоверие к своему же женскому…

- В моей собственной расстановке был момент, когда моя фигура сказала о фигуре мамы: «Ей здесь не место». Это было о том, что в некоторых семейных узлах участвуют определенные же члены рода. В этот узел я втянулся за бабушкой и дедом, а маму он задел по касательной…
- Ну, и с опорой на расслабление у меня было все ой как лихо закручено. Когда в концовке расстановки узел развязался, а моя фигура, отпустив многосложную конструкцию чужого, устроилась на заслуженный отдых, я почувствовал в поле насыщенную и легкую атмосферу свободы. Похоже, «доктор прописал» уже не только шторма…

- Там еще в нескольких расстановках были моменты, когда младшему из рода, прихватившему что-то чужое, было важно просто смириться с тем, что он не в силах изменить судьбы предков, и принять все как оно есть – а тем самым перестать смотреть в прошлое, развернуться в собственную жизнь…

- А в одной роли отчетливо прозвучало, что спрятаться в «я маленький, я в домике, я ничего не хочу выбирать», конечно, можно, но в результате решения за тебя примут другие, причем совсем не обязательно с учетом твоих ожиданий. Обнаружив, что как-то оно все сложилось поперек шерсти, ты можешь, конечно, возмущаться и оскорбляться: «Как так!? Я это не заказывал! Да как они смели!?»– и так и останешься обиженным, но хорошим, не сделавшим, как они, чего-то неправильного, мальчиком… А факт останется тем же: отказался выбирать и взрослеть – выбор сделают другие, те, кто готов отвечать…


15 сентября
Поехал вечером поучиться, а заодно уточнить учебное - то, как лучше обойтись с теми расстановками, которые должен провести и описать для получения требуемого сертификата.

Марина Александровна говорит, что есть интервизорская группа и что там "умный мужчина вполне бы пригодился". Слыша это, с трудом сдерживаю желание возразить: этот "умный мужчина" - явное  сужение диапазона меня. Потом уже, когда качу домой, пробивает на смех: вообще-то это был комплимент, и где-то я правда умный мужчина.


29 сентября
Стиль, почерк, выбор
По мотивам очередной учебы приходит, что если расстановщик работает из знаний, то и расстановка в значительной степени становится продуктом его мозговой деятельности.

Но живой человек напротив, в душе которого возникла жажда серьезных перемен, уникален, так же, как и его родовая история, а потому в расстановке  возможны любые изгибы сюжета, и важно, чтобы не я выстраивал процесс по известной мне "правильной" схеме, а это уникальное проявлялось и раскрывалось при моем бережном сопровождении, само задавало маршрут и в своем ритме двигалось к исцелению.

Поэтому я больше следую за тем, что происходит в поле расстановки, и даю ему быть, - а уже во вторую очередь своими действиями помогаю родовой системе клиента возвращать утраченные равновесие и гармонию.

Моим знаниям точно найдется место в этом, а мозгам где-то придется и закипеть, но это движение по неизвестности стоит того: часто то, что раскрывается, оказывается красивее и сильнее любых, даже самых смелых, предположений.

P.S. В эти выходные увидел, как в "экспертную позицию" и делание-из-знания могу соскользнуть там, где нужно признать бессилие, сказать, что растерян и не знаю, что делать дальше. В той точке расстановки я немного поприкрывал растерянность умными словами, но, слава богу, через пару минут догадался признаться, что в тупике и не знаю дороги. И расстановка тут же эту дорогу нашла.


29 сентября
Ярославль
Расстановочный день изобиловал загадками и неожиданностями. Ну, то, что количество заместителей оставалось до последнего момента загадкой,  уже не самая большая неожиданность. Люди так часто передумывают в последний момент, что остается только радоваться тому, что есть в этом мире и стабильность в лице тех, кто, тем не менее, дошел.

Ждем, когда освободится зал, и подходит на йогу женщина, которая однажды побывала на моей группе заместителем и была тогда в изумлении от того, что, стоя в поле расстановки, правда что-то чувствует и переживает. И вот узнаем друг друга, и слышу, что тот опыт заместительства изменил отношения женщины с отцом. Вернувшись тогда домой, она поняла, что по сути побывала в шкуре отца, и этого ей хватило, чтобы его понять, и их отношения наладились. Что тогда была мысль тоже прийти на расстановки с какой-то проблемой, но не с чем… Очень приятно такое слышать.

День стал неожиданно мужским. А еще загадочно мужским. Трое новых мужчин пришло на первую расстановку – и все трое перед второй вдруг стали объявлять, что их место не здесь, и прощаться. Очень хорошо, что Сергей все же остался и помог во второй расстановке, но сам процесс был удивительным: массовый приход и массовый же исход.

Рад, что до нас дошел Александр. Просто пообщаться с ним в перерыве было настоящим событием. Приятно соприкоснуться с человеком, который живет из избытка. С восторгом слушал, как он недавно в несколько дней женился. Ощущение от него сильное. Мягкость, за которой мощный стержень. А потом подумал, что мы с ним в этом похожи, пусть сейчас и в немного разных точках.

Сам день прошел хорошо, хотя и не без загадок. Перетекания одной из ролей во второй расстановке были даже для меня чересчур быстрыми, но эта роль нашла свое место и сделала свое дело, и тогда какая разница, как ее звали?

А еще пришло, что то, чем занимаюсь, - это помощь в нахождении дорожки к жизни тем, кто от нее закрылся, но вот решил открыться. В этом нет обещания счастья или гарантии легкости, но в этом сама жизнь, во всем ее разнообразии. Жизнь, в которой есть место и смерти. Свобода, которая ответственность.

А еще подумал, что раз зрелость расстановщика в том числе задает границы расстановки, то у меня в этом смысле они достаточно широкие. Люди  ж много в этих границах берут.

И все мы меняемся - я, участники группы, с которыми знакомы давно.  И мне нравится то, куда и как мы меняемся. Жалко, некоторые не дошли, но те, кто дошел, на славу поработал «за себя и за того парня», спасибо. И уже идет приятное предвкушение декабрьской встречи.


11 – 13 октября
Деньги и дело - штрихами
Это записки с семинара Елены Веселаго, который сама Елена сокращенно назвала "Деньги и дело". Он о наших отношениях с денежными потоками, делом, предназначением, о бизнесе в самом широком смысле слова. Для меня семинар немного рваный, но рваность эту сам же и привнес, уйдя вчера на футбол (ни грамма, кстати, не жалею, потому что делу, конечно, время, но, если б вчера не потешился, дальше б все бы было уже не в кайф, а так совмещаю приятное с полезным).

То, что Елена много работала в бизнес-структурах, - это подарок. Это другой взгляд, и мой кругозор на эту тему стремительно расширяется.
Много хороших диагностических упражнений, и они радуют и процессом, и результатами. Вчера, например, смотрели, как мы, представители помогающих практик, взаимодействуем с клиентами, у которых бизнес или загибается, или, напротив, процветает (а это ведь не только о бизнесах, оно шире), и сначала на совсем чуть-чуть попал в две детские проекции мамы (одна вроде как умирает, а при этом смотрит, как я на это реагирую, вторая - строгая, сильная, успешная, но при этом без чувств), но затем с обеими фигурами общался уважительно и на равных, желания их спасать не проявлял, но спокойно помогал им проживать что-то более глубокое, чем злость, вину и прочие атрибуты треугольника Карпмана. И очень здорово, что на этот тренинг пришла Катя Паскал, и это упражнение делали в одной команде: Катя, как и я, из тех, кто сначала слушает и дает процессу развернуться, а потому как терапевт она аккуратно поставила на место слишком быстрые и говорливые фигуры моей минирасстановки.

А еще ворочали деньгами. Тоже красивая диагностика. Оказался у самого дальнего конца денежной трубы, но в конце упражнения у меня оказалось практически столько же денег, сколько и принес (даже чуть больше вышло), а брал и давал с примерно одинаковым спокойствием, и даже иногда отдавал все, оставаясь без подушки безопасности, а потом ждал, когда до меня дойдет очередной "перевод". Позабавила наша голова трубы, фигура ее истоков. Из огромной пачки банкнот она пустила в оборот только с десятую часть, остальное же крепко держала при себе. Ну, вот к такой трубе я в этот момент присоединился.

Порадовало упражнение с гулянием между банками, к которым нужно было подойти и даже не попросить денег, а просто встать перед ними в таком состоянии, чтобы они почувствовали непреодолимое желание дать мне денег. На удивление даже напрягаться не пришлось. Подходил, спокойно стоял, глядя банкам в глаза, и все три банка достаточно быстро выдавали мне суммы, в том числе и крупные. С удовольствием относил деньги снова во "Всемирный банк", с легкостью и весельем шел к следующему банку и получал новые деньги. Уверенность в том, что опять дадут, была железная. Уже после упражнения девушка, которая только что была одним из банков, выдававших деньги, подошла к нам с Катей и спросила, как, как мы это делаем, что вот подходим - и она нам без вопросов деньги дает. Переглянулись, и в качестве ответов пришло, что подходим к банку на равных и с чувством собственного достоинства. А потом вспомнил семинар Елены Калашник и Дмитрия Алпатова по деньгам, и тот момент, что деньги как душа материального обмена живут на нижних чакрах, и, как и домашним животным, им нужен хозяин. Похоже, такой хозяин во мне есть.

Последний день. Полдня сижу и злюсь, общее ощущение от дня - пустой. Это только дома вечером приходит озарение: так я все, что хотел, уже взял вчера. Взял то чудесное состояние, в котором с азартом ходил между банками, а с ним - и желание что-то такое же драйвовое и сегодня попроживать. А его нет. И я словно на острове. Мозгами понимаю, что группа учебная и все остальные про другое, но энергия происходящего в поле группы для меня такая, что сносит и срубает, почти в сон, вот и злюсь.

При этом не отключаюсь окончательно, и некоторые звучащие смыслы, да и сами расстановки слегка цепляют. Вот девушка пытается починить судьбу отца; вот простой запрос перерастает в мировой процесс, уходящий во времена Моисея; вот наконец сам оказываюсь в роли и протестую против попытки найти решение в обход непростых мужских противостояний; вот вижу, как семейная история женщины уменьшает количество денег в карманах ее мужчины... Я все это вижу, но для меня оно вяловато, даже вышибающий пробки у многих библейский сюжет.

Но и на мою улицу приходит праздник. Стою в заместительской роли в минирасстановке. С самого начала удивляю даже самого себя: терапевт с клиентом что-то активно обсуждают, а для меня это белый шум, текущий мимо. Начинаю интересоваться тем, а кто я, собственно, такой. Особенно в этом не преуспеваю, но отмечаю, что я противник лишнего текста, мне нужно другое. И вот мы, две заместительские фигуры, встречаемся глазами, возникает тишина. Стоим напротив, мне важно, что равны, и слышу, что передаю такое состояние, из которого можно все. Причем просто смотрю, а в этом и большая глубина, и легкость, и огненная смешинка в глазах. И глаза напротив тоже зажигаются. А вот сам клиент в это состояние пройти не может, и когда говорю ему, что он очень серьезен, понимаю, что нахожусь в фигуре вроде того камня Алатыря из рунических расстановок Романа Савельева, который пару лет назад корчил мне рожи и сообщил, что скучный я... Классное состояние, и приятно, что могу его передать через ту фигуру, которая охотно и с удовольствием берет...


19 октября
Удивительное дело, но о вчерашних расстановках очень трудно говорить. Если вкратце, то, видимо, привлекаю чудеса и готов как-то с ними обходиться, раз оно вот так. Весь этот долгий процесс собирания группы, когда почти все клиентские заявки шли с припиской "если.. (получится)"... Основательная такая неопределенность уже и в день расстановок... Четыре полнокровных расстановки, вдруг возникающие из первоначального "одна пишем, одна в уме"... Да, впервые порадовался отказам заместителей в последний момент (а часто ж завидовал ведущим разных международных групп, у которых всегда под руками десятка три заместителей - и вот понял, что завидовать нехорошо)... Неожиданные повороты в самих расстановках... И хорошо, что накануне после футбола толком так и не заснул, а потому в своей измененке я просто спокойно, почти ничему (кроме, пожалуй, затыка с фигурой ребенка в расстановке про деньги) не удивляясь, тек за происходящим...
Правда, когда сразу после окончания расстановок возвращал помещение в первозданный вид, а меня вдруг начали еще и о чем-то спрашивать, даже не сразу понял, о чем речь, о чем честно и предупредил... Память вернулась сегодня, когда отоспался, и теперь уже и тут помню, и там...


31 октября
Изнутри и снаружи
На днях сидел и смущался, слушая сразу нескольких приятных вещей. Раньше б от такого вообще б сбежал, а нынче в удовольствие слушал, что серьезно вырос как расстановщик, что есть люди, для кого я - пример того, как можно круто менять жизнь и находить себя в новой жизни. Это ж все правда, к тому же такая, какую изнутри увидеть сложно, пока изменения не станут совсем уж яркими. Если б о том, что у меня состоялось за последний год с хвостиком, рассказал кто-то другой, я б наверняка и сам восхитился. Но тут у меня двойные стандарты. То другие, им вот так неспешно, в своем ритме, можно а это ж я. А я мог бы и быстрее и больше - есть во мне такой голос. И, однако, не мог. И хорошо, что все яснее нащупываю свой ритм. Хотя порой колбасит и плющит, как того мальчика из анекдота про цветик-семицветик, а, значит, порой не хватает то чуткости, то подвижности, то еще чего-то. Ну, и правда же могу больше, силы-то вагон. Но не напоказ, не для предъявления и не для отчетности - для себя.


2 ноября
В гостях у Мастера
Два дня на расстановках Елены Калашник. Сейчас, когда многие краски и оттенки работы Лены уже хорошо различаю, это не то чудо, на которое смотрел глазами восхищенного ребенка, - но от этого удивительная красота ничего не теряет, наоборот, наслаждаюсь ею зряче, и к тому же это изумительная школа. Школа того, как гармонично взаимодействовать с ситуациями, в которых тут пустота, там все полегли, здесь никакой энергии; как мягко настаивать на своем в диалоге со слишком самостоятельными фигурами поля; как двигаться в экспериментальном ключе и менять стилистику работы в зависимости от акцента расстановки; как спокойно и уверенно обходиться с могучими архетипическими фигурами, улавливая и их чистые проявления, и их искажения, и их мгновенные трансформации; как замедлять процесс настолько, что расстановки складываются быстро; как в нужном месте ставить точку... В такие моменты завидую сам себе: со школьных лет мне по-настоящему везет с учителями.

Понятно, и заместительствовал в удовольствие. В этот раз особенно ясно прочувствовал, сколько силы и мудрости могут нести в себе наши симптомы; как много ресурсной энергии в абстрактных фигурах качеств и способностей; как важно отдавать дань уважения фигурам, которые, казалось бы, были исключены из системы по делу; как порой приходится выдерживать удар судьбы, а попутно - обвинения тех, кто не справился с ним...

Неожиданно для себя еще и расставился, при этом вовремя: за детской травмой открылся серьезный шлейф, уходящий в том числе и куда-то в глубину рода. В целом было много печали, но зато наконец прорвался передавленный тогда, в детстве, крик, а с ним - живущая в роду мужская ярость. А главное, что, получив признание, две смерти освободили место для жизни, утвердили отдельность судеб.


3 ноября
Сегодня завершилась моя индивидуальная психотерапия. Пришло время. Океан благодарности Свете. За это время я просто стал другим и живу сейчас иначе. И очень многому научился. Да и само это гармоничное "все, пора..." дорогого стоит.


8 ноября
Приятное послевкусие от расстановочного дня:
- Из бодания за власть обе расстановки прошли в концовке в другие, равные отношения мужчины и женщины, мужского и женского.

- То, что эти фигуры озвучили в финале второй расстановки, и то, как они молчали, глядя друг на друга, - это было сильно. А то, из какой ругани это родилось, - отдельная статья. Жесткий конфликт разметал "приличное спокойствие", дал место неприкрытой злости, устроил радикальную перезагрузку. При этом поверхностное в нем сгорело, а глубокое, живое пришло в освободившееся пространство.

Отдельное удовольствие - входит фигура Жизни, и, откинувшись в кресле, спокойно передаю ей бразды и только помогаю не привыкшим к ее голосу фигурам слышать сначала ее. А она знает, что и как.


9 ноября
Аквалангист
Вчерашние расстановки. Взглядом художника Алена увидела меня собранно-пружинистым и непроницаемым, словно в скафандре. Что-то в этом есть. Так ведь и на основательную глубину ныряем, а там и давление, и подводные камни, и течения, которые могут легко снести.


13 – 14 ноября Немцы в городе
- Становится доброй традицией, что в какой-то из дней немецких семинаров я с немцами ругаюсь. Нынче это произошло в первый же день. Опять вызлился от души, причем скрипел зубами и из роли, и из чувствующего-видящего ситуацию расстановщика. Ну, когда на абсолютно живую сильную фигуру, которую никуда не тянет и никак не крутит, вдруг навешивают злобного монстра, это еще можно стерпеть. Когда этой фигуре, как в мусорный ящик, сваливают под ноги чуть ли не весь родовой хлам, прихваченный дочерью, то уже на такое неуважение и ответ возникает соответствующий, брать эту всю свалку вот как-то не хочется (и неудивительно, что после такой "отдачи груза" клиентке не легчает, а становится хуже, и почему-то ей кажется, что рвется связь с родителями... вот интересно, почему?). Но то, что и расстановщик при этом объясняет клиентке, что, мол, да, рвется, но вот такие родители, что дать ничего не могут, и что, мол, клиентка их на себе несла, это уже ни в какие ворота. Там один простой поклон с уважением - и все бы развернулось на 360 градусов. Не захотели. Настолько, что мне как роли обо всем этом дали высказаться ТОЛЬКО ПОСЛЕ расстановки. И даже тогда донести своей взгляд  не получилось: услышан не был. Жаль, конечно, но снова остается только принимать свое бессилие. Ну вот так немецкие мэтры работают, мне этого не изменить. Зато доволен, что успеваю все накипающее вынести на круг. И мне это важно, ну, и вдруг кому пригодится.

- Задумался о том, просто ли это стиль определенной школы, или в целом расстановщик, работающий вот так в парадигме "на клиента" (где клиент и его заместитель все, а остальные фигуры - подручные средства для приведения клиента в счастье), вольно или невольно становится на сторону обвинения для родителей клиента-жертвы и спасательной команды для него самого. Рупперт ведь тоже из такого работает. И вроде бы при этом такие расстановщики много внимания уделяют тому, чтобы клиент присвоил взрослость, но... Но как показала та же расстановка, показать клиенту образ того, как родители во время их встречи любили друг друга, мало. Так же мало, как и вслед за этим отдать им груз. С ними еще встретиться важно - с такими, какие они есть. В тех чувствах, что накопились. Потому что иначе да, такой клиент станет взрослым - только мимо родителей, и, значит, мимо детства. Сразу взрослый.

- В общем, с интересом наблюдаю, как работа из правильных схем дает осечки как те гранаты в фильме "Брат-2". Где-то расстановка срастается, причем красиво, на чутье и опыте расстановщика, а где-то вот так, промах расстановщика становится дорогой в тупик.

- Вновь отмечаю, насколько усложняется все, если не идти во вторичные чувства, не дать им достаточного места. Ведь тот же груз моей фигуре отдавали с механическим повторением "из любви", но ни любви ни уважения в это действии не было, потому что ярость и ненависть до этого отданы не были -  их просто упаковали в мешки с этим грузом. И в этом сквозила фальшь: звучит "из любви", но послание на более глубоком уровне даже не про уважение.

А еще группа принесла мне шикарный подарок на день рожденья…
Было это на второй день. Кстати, очень правильно поругаться в первый день, все (что у нас разные стили, и с этим нужно уметь обходиться, и что все равно экзаменационную расстановку буду под супервизией Маргрет делать в своем ключе) спокойно прояснить, чтобы во второй день на это уже не отвлекаться.
Так вот. Последнее упражнение дня. Работаем в тройках. Я - заместитель. Минирасстановку делаем для женщины из пары, у которой за плечами 20 лет совместной жизни. Я, соответственно, в роли мужа. И нам в самом начале нужно озвучить и нарисовать то, что самого ценного каждый из пары видит в партнере. Ответ женщины: "Достоинство", мой - "Спокойное принятие"... Спокойное принятие. Оно передается и через глаза, и слышится в том, что "он не любит, когда его торопят, я это уважаю", и в спокойном присутствии рядом. И само по себе получается так, что при таком спокойном принятии со стороны женщины и взаимном уважении к тому, что другой правда другой, мужчина, которому этого принятия когда-то раньше не хватило, стремительно вырастает и так же стремительно, но и спокойно занимает ведущую мужскую позицию. И это не про выше и ниже, а про знание своей роли в союзе между двумя сильными равными, в защите границ, в движении куда-то и приглашении двигаться за собой... И в этом такой уровень близости, что выбивает пробки у расстановщицы из нашей тройки, она суетится, пытается нас торопить. Мы ее аккуратно отодвигаем, остаемся в том, что происходит. Паре не нужен внешний ведущий. В ней и так хорошо, в том числе со взаимной помощью. Женщина чуть сильнее, мужчина же способен опереться на ее помощь и вытянуться на ее уровень, и вот они вновь становятся выше, но при этом остаются равны друг другу... А еще в этом совершенно не важны внешние расстояния. Есть некое знаемое парой расстояние, которое женщина описывает как расстояние для наполнения любовью, и оно не меняется от перемены слагаемых, а какие-то изменения во внешнем воспринимаются как игра. Игра - большущий ресурс... А еще во всем этом происходит взаимное обогащение, перетекание разного через сердечную область, и, понятно, у обоих есть и достоинство, и спокойное принятие, и это пространство любви. С трудом выдерживающую и завидующую расстановщицу приглашаем побыть рядом, взять, что хочется, у нас много... В общем, я еще под впечатлением, и хочу, чтоб у меня такое же сбылось, в моей собственной жизни.

 
27 ноября
Перед послезавтрашней группой вновь эта чудесная неопределенность, которая так свойственна организации расстановочных групп. Причем, перетекая в определенность, она пока не радует. Клиенты заболевают или не могут прийти по иным причинам. Что делать, живой процесс, но высока вероятность переноса группы. Но поскольку состояние новогоднее, то надеюсь и на чудеса со знаком плюс. Решение приму вечером.


7 декабря
Надо чаще встречаться
Всю неделю было странное состояние - простуда без температуры, и, чтобы не рисковать, даже не поехал в субботу на футбол. Но вот я в Ярославле, в "Шанти" - и все это как рукой снимает. Сам зал как родной, и меня ждет неожиданный подарок, и нас много, и мы друг по другу соскучились, и это такая атмосфера, что приезжал бы и приезжал. Наверно потому вечером в "Экспрессе" в Москву свеж и бодр - притом что после долгой первой расстановки воздух в зале был густым и плотным, хоть топор вешай, и это на просторах 100 квадратов большого зала "Шанти"...

Группой доволен. Отработал достаточно хорошо, а день прожил в удовольствие.
Попробовал себя в более компактном формате, и теперь знаю, что и в моей стилистике за неполный час есть шанс пройти в то место, где точка ставится сама собой...

В этот раз преобладали структурные расстановки. Две последних и вовсе превратились в парад абстрактных фигур: качеств, чувств, субличностей...

Обнаружил в себе смесь спокойной ясности и веселой текучести, позволяющую мягко проходить вязкие места. Причем эти мои "внутренние времена года" как-то сами друг друга сменяли, я этим не управлял. Но - я это осознавал...

Резонанс... Клиентские процессы созвучны процессам расстановщика. Стоило на днях задуматься о собственной расстановке, как грубо и зримо всплывает "моя" тема - да и не она одна...

Да, еще утром узнал, что пиджак мне идет, но долго в нем не выдержал. А без него, в водолазке, я, по свидетельствам очевидцев, Джобс...


14 декабря
Вчерашние расстановки. То, как мы собирались, - еще тот квест, причем, видимо, на тему доверия к тому, что все равно будет так, как будет. Пятница и суббота - калейдоскоп зигзагов и поворотов, отчего ближе к воскресенью голова идет кругом, допускаю удивительные для меня организационные ошибки, которые, тем не менее, ведут туда, куда надо. Словно кто-то больший, смеясь, со мной в это все играл, и игра удалась.

Само воскресенье. Маленькое помещение, тихое плотное пространство, многослойные процессы, открывающиеся в большом количестве ветвящиеся дорожки, слезы, возвращающиеся в систему живые чувства... А по мотивам - размышления о разном...

- Мечта, перекрывающая реальность. Если человек только с мечтой, но она не сбывается, то живым рядом с ним шансов нет: они слишком маленькие, они никакие. Для меня это о том, что важно или сохранить верность мечте и привнести ее в свою жизнь, или, отказавшись от нее, сделать это по-настоящему, отпустить ее. В полупозиции между мечтой и реальностью утрачивает свою ценность и то, и другое.

- Средневековая инквизиция - апогей войны на уничтожение между мужским и женским как разными принципами бытия, и ее последствия аукаются до сих пор. Причем это не та война, в которой мужики привычно-обыденно выясняют, у кого больше яхта, территория, гарем или статус, - это война двух совершенно разных мировосприятий, а потому жизненно важно пройти к взаимному уважению, а это невозможно без диалога, без встречи глаза в глаза.

- Попытки запереть силу - свою собственную или другого человека - чреваты. Вырвется, пройдет катком, вломит так, что мало не покажется. А сами попытки - из недоверия силе и своей способности обходиться с ней. Проще упаковать себя или другого в стройные правила, а силу употребить на подавление мятежей (ну, это так кажется, что проще)... А при постоянном продолжительном упаковывании чего-то живого в рамки и картинки может воцариться такая бесчувственность, что счастье, если кто-то произнесет: "Люди не орешки" - и хотя бы кто-то это услышит. А в целом важно просто дать место чувствам - любым, маленьким и большим, от легкого раздражения до глубокой любви, настолько, насколько это возможно в данный момент.

- Время от времени с интересом прислушивался к собственному голосу. Говорю я достаточно тихо, но при этом звучно, и это соответствует тому тихому пространству, в которой все происходит, а потому меня слышно.


19-е – 20-е  декабря
Просто уважение
Группа Изабель Фройлих-Руднер по теме баланса мужского и женского. Так сложилось, что подошел к этой трехдневке уставшим, но почему-то знал заранее, что нынче ругаться ни с кем не буду: не о чем. Словно долго как упрямый подросток все пытался доказать некую свою самую правильную правоту - но вдруг это стало не нужно. Все мы работаем из каких-то своих внутренних позиций, они основываются на живом опыте, а под ним - определенные описания реальности, и эти описания разные... В общем, та же Изабель вовсе не обязана работать так, как хотел бы увидеть я.

А работает она по-своему красиво, местами минималистично, с небольшим количеством заместителей, но при этом законченно. А своей позицией расстановщик определяет и границы расстановки. Решает он ни на миллиметр не отходить от озвученного запроса - результат придет где-то в этом диапазоне; решает, что жесткие чувства лучше не проживать из-за возможности ретравматизации - эти чувства места не получат. Да, я работаю иначе, ну так мы и разные. А Изабель как раз подкупает тем, насколько ясно озвучивает свою позицию. И это в том числе о том, чтобы оставаться в силе на своей территории и не пытаться объять необъятное.  В общем, одно это - большой подарок этой программы.

А самое яркое впечатление двух дней - сдвоенное упражнение в концовке вчерашнего дня. В нем мы сначала вчувствовались в себя, улавливали, находимся ли в своей мужской или в женской части, а потом двигались по кругу, встречались по кругу, брали паузу на проживание глубокого визуального контакта, наугад говорили: "Я уважаю тебя как мужчину" или "Я уважаю тебя как женщину", слушали отклик и двигались в следующий контакт. Вышел в путь из женской части, но, похоже, она у меня сейчас уходит на второй план, ее не узнавали. Вернулся в мужскую, и здесь и проще было, и встречи сильнее. Было очень трогательно, когда из сердца говорил: "Я уважаю тебя как женщину", видел наворачивающиеся слезы и слышал, что это мое от сердца чувствуется и что другое сердце мое послание принимает...

А вторая часть упражнения была не менее плотной. Мы, пятеро мужчин, встали в линию, к нам стали подходить женщины, и это же взаимное уважение мы высказывали друг другу уже стоя. Само то, как мы, мужчины, стояли, - что-то отдельное. Мы были не конкурентами, а командой тех, кто принадлежит к мужскому, которое готово встретиться с женским, и в нас было много силы. А в проговорах добавилось то, что, говоря об уважении к женщине, мы говорили и о уважении к собственной женской части, и к мужской части женщины. И в ответ слышали схожие объемные послания. И это было и легко, и очень-очень плотно, и все это ощущалось как правильное. Уже потом в метро смотрел на людей, и эта тема уважения как к мужскому, так и к женскому продолжала всплывать, и про себя общался из нее с разными людьми. И когда сегодня Изабель сказала, что единственная неизменная часть ее работ - это уважение, уважение и еще раз уважение, я вспомнил вчерашний вечер.
Уважение - это ведь так просто, а в нем столько силы...
 
А вчера повезло впервые побывать заместителем в роли Смерти. Повезло, потому что выбрали другого, а он отказался. А по мне это роль-подарок, с интересом и удовольствием в ней пожил. Сильная фигура. Она была фигурой конкретной системы, потому на нее было и что-то навешано, но архетипическое ж тоже не спрячешь. Тишина, покой, несуетность, весомость, глубина, знание, что она придет, когда придет время. Войдя в поле, не глядя констатировала, что никого интересного для нее здесь нет, после чего зеркалила чувства, проявлявшиеся при встрече живых и умерших: боль, тепло и расширение в сердце. А эта встреча помогла фигуре стать более свободной и легкой. Видимо, отказ смотреть на смерть приносит лишнюю тяжесть. И тот, кто готов встречаться со смертью, он ближе к жизни.

Само завершение группы было очень приятным и трогательным. Изабель обошла весь зал, отдельно попрощалась с каждым.

Ну, а в целом то, что познакомился на этой немецкой программе с целой группой немецких расстановщиков, работающих совсем из иной позиции, - очень полезная штука. Я в этом был, я это на себе прочувствовал, я это знаю. И на досуге я это еще обмозгую.


11 января
Хорошие выходные. Первый футбол года перетек в первые же расстановки...
Качели мои никуда не ушли, потому первые два привоза голов в свои ворота в этом году были моими, так что начали мы с 0:3. Но в этот раз играли своим привычным составом, а мы к тому ж не только играющая и мыслящая, но и веселая команда. Пока смотрим, как играют другие, Андрей делает вывод, что, да, мы не создали ни одного момента и вообще ничего не показали, но очевидно же, что команда у нас есть, а потому у него предчувствие, что дальше будем выигрывать, выигрывать много, а, может, быть, только выигрывать. Скоро выясняется, что в этой шутке процент шутки не такой и большой и что хорошо иметь в команде еще и такого экстрасенса: больше не проигрываем ни разу. И игра идет, и характера нам, старичкам, не занимать. В шести оставшихся играх четырежды играем вничью, а в серии пенальти выходит на первый план наш другой Андрей: четырежды подходит к точке, все четыре раза спокойно забивает, и выигрываем. Ну, а я с игры парочку забил, а самый красивый еще и вовремя, когда были как никогда близко к провалу.

Как никогда близки к провалу были и мои расстановки, которые решил провести на излете праздников. Я ж не знал, что в праздники увеличивается и риск заболеваний. Нервничал до последнего, да и в день расстановок просыпали и заместители, и клиенты, что вносило дополнительную живинку в процесс. А при этом все состоялось, и очень благодарен всем, кто по вчерашнему морозу приехал на группу и остался на вторую расстановку.


12 января
Борьба, сдача
По мотивам позавчерашнего идут мысли о том, как все же непросто пройти через обиду-страх-ярость раненого ребенка в проживание боли, во взрослое смирение как признание того, что есть, и не увязнуть в попытках переделывать прошлое и доказывать прошлому, насколько оно было к нам несправедливо. В такой борьбе за правое дело чрезвычайно сложно брать то, что дают: оно ж не от тех (у таких не беру, таким не верю, у меня с такими война), не то (должно было быть больше, или оно правда не то) - да и вообще пусть сначала покаются. А дальше увлекся борьбой, отказался брать то, что есть, - вот и энергии на свое движение по жизни недостаточно.

Но та же самая борьба - как стремление кому-то что-то доказать или как способ движения в другое, в свое собственное - вполне может помочь человеку раскрыть свои силы и способности, стать мастером в чем-то. Другое дело, что потом от нее как от единственного способа движения стоит отказаться. Понятно, что это будет непросто: настоящие герои не сдаются...

Сдача, понятно, бывает разной. Сдача как отказ от встречи со своими реальными возможностями, как унылый бег по кругу привычных сценариев и отрезание себя от собственной силы вполне может выглядеть как смирение. Правда, у такого "смирения" основательный привкус бессилия и обесточенности.
 
И здесь нет правых и неправых. У всего этого свои основания и причины, все зачем-то нужно, всему свое время, и важны осознанность, чуткость, чувство меры... А еще уважение - как к тому, что есть, так и к своему желанию двигаться и меняться, быть отдельным, жить свою жизнь.


17 января
Телефон. Дом. Чай. Юля. Заходи.
Тридцать три удовольствия: расстановки у Лены Калашник, футбол в субботу вечером.
Два насыщенных дня, назаместительствовался досыта. Длинные, местами вязкие (в том числе и моя), глубокие расстановки.

Моя расстановка состоялась, очень доволен; пусть вишенка на торт вроде как и не поставилась - но сам-то торт бесподобный, да и не уверен, что это торт из тех, что с вишенкой.
Фигура деда не перестает удивлять. Что-то за ней совсем непростое стоит, и отклики этого непростого ко мне регулярно в разных формах докатываются, и чаще это жесткие формы. Но при этом неожиданно дошло, что одну свою большую историю любви пережил как раз в связанности с дедовской легкомысленностью и безответственностью, из которых он понавязал - в том числе для меня - немалое количество крепких морских узлов. Все для чего-то нужно.
Ну, а мудреный пароль, что в заголовке, со временем надеюсь расшифровать.

На удивление много в эти дни было на тему прихода детей. Дети не приходят на отсутствие жизненной энергии, поэтому если двоим в паре не хватает жизненной энергии и кажется, что придет ребенок и вдохнет в систему жизнь, то это вряд ли. Сначала нужно вернуть собственную жизненность, потерявшуюся в тяжелых семейных сценариях и трагических событиях, встретиться в этом новом друг с другом, а уже потом приглашать на это ребенка. Иначе ребенок - средство. Хотя, судя по моей собственной жизненной истории, возможны варианты. Ребенок может прийти на ощущении, что у родителей с энергией не так чтобы очень, но, тем не менее, у каждого (точнее, в роду каждого) можно что-то взять, а умеючи, и немало. И в этом - согласие с тем, чтобы в течение  какого-то времени быть для родителей дающим. Психологически позиция, понятно, не самая здоровая, ну так условия бывают разными. Многие ли при полной потрясений истории нашей страны (один только 20-й век - две мировые войны, плюс революция с последующими гражданской войной, индустриализацией, коллективизацией, лагерями и перестройка как резкий снос прежней системы) получают шанс родиться в семьях, где жизненной энергии полные закрома? - из того, что есть, выбираем.

А ведь правда выбираем, зная душой еще до рождения знаем, что и как обстоит в нашем роду. И, скажем, если кто-то из мужчин рода сделал что-то, явно противоречащее естественному потоку жизни, то мальчики в этот род могут отказаться рождаться (а притягивающиеся к женщинам рода мужчины - в чем-то повторять судьбу того мужчины, уходить за ним в смерть).

А привнесение правды как того, что есть и реально существует в системе, расширяет поток жизни - независимо от того, насколько болезненна, горька или страшна эта правда. Отворачиваясь от правды, отворачиваемся и от жизни, так что не смотреть себе дороже.

А еще за эти два дня серьезно укрепил икроножные мышцы: статичное стояние в ролях - футбольная движуха - опять статичное стояние в ролях. Футбол, кстати, тоже удался.


21 января
Во вчерашней расстановке повезло получить еще одну роль как дар. Она привела к чувствам погибших солдат. Эти чувства не могли быть ни выражены, ни пережиты: все произошло очень быстро... человек только что жил, сражался - и вот его уже нет, он даже мог не успеть это осознать. И этих непрожитых чувств океан, и они перекрывают жизнь живым: сколько на них ни смотришь и ни плачешь, а им ни конца ни края. И в этом стирается граница между мертвыми и живыми, и уже потомок живет словно с простреленным сердцем, и по-другому у него не получается, и рождается безысходность...

Безумно красивый момент расстановки - поклоны живых погибшим, лежащим под памятником у Вечного Огня. Поклоны как принятие пришедшей от них жизни, как согласие с тем, что то, что было, и помогло сохранить и передать жизнь. Большая пауза, звенящая тишина - и происходит встреча, и поток жизни возвращается от мертвых к живым к большой радости мертвых...

Там, под Вечным Огнем, совсем другие чувства. Они светлые - и печаль, и радость. Погибшие радуются, когда живые приходят к ним. Цветы как дань памяти в День Победы - это правильно. Это встреча живых и мертвых на уровне души, и такая встреча важна для тех и других, но больше нужна живым.

А в целом наша интервизорская группа – это нечто потрясающее. И уровень доверия, и уровень замещения такой, что за три вечерних часа успеваем сделать по расстановке каждому. Без потери для глубины. И ведь хватает по 20 - 30 минут на расстановку.


1 февраля
Жить, выживать
Еду вчера с расстановок Лены Калашник – звонок мамы. На прошлой неделе зачитывался дневниками с сайта prozhito.org и успел сказать маме, что восхищен слогом одной студентки, учившейся в Нижегородском институте благородных девиц в самом начале прошлого века. И вот звонит мама и заявляет, что это, конечно, все хорошо, но наши-то прабабки так писать не могли: мы все черные крестьяне. И столько в этом гордости! Притом что мама даже имя родной бабушки точно не знает, но вот уверена, что прямо все – только крестьяне, причем черные, а то, что там в отцовской линии бабушка была из богатых, - так это не в счет.

Так я к чему? – эта мамина гордость о том, что мы именно от сохи, перекликается для меня с важной темой из одной вчерашней расстановки…
Порой родовая система по каким-то своим часто трагическим причинам забыла, что значит жить из своих импульсов, из простой радости жизни - но зато отлично помнит и знает, как выживать, и именно это знание передает младшим как знание о жизни. Моя материнская линия тут не исключение. Как выживать в трудные времена, когда враг у ворот, или как собирать клевер и варить из него «кашку», чтобы не умереть с голода, в моем роду знают, и кризисами наших не запугаешь.
Как по-другому, видимо, знает другая ветвь, отцовская – иначе б у меня и мыслей не было искать другие пути. И, похоже, постепенно нащупываю эти другие пути, но для той части меня, что привыкла к выживанию, это своего рода предательство, и это жесткий конфликт..

Всплыла и другая «моя» давнишняяя тема: просить нельзя, нужно все делать самостоятельно – и нужно неустанно доказывать другим, что чего-то стоишь. Помню, несколько лет назад узнал, что для меня просто немыслимо отдыхать в присутствии женщины, а когда себе это позволил, это был основательный шок - оказывается, так можно (!?).

Чуть позже в той же личной терапии, услышал как откровение, что просить помощь, когда не справляюсь, - это признак зрелости, умения ясно распознавать собственные границы: я не Бог и не могу справляться со всем, в чем-то я мастер, а с чем-то никогда не сталкивался, - и если знаю свои ограничения, то там, где чего-то не могу, просто прошу помочь того, кто это может.

У того, кто не умеет просить, большие трудности с бережностью к себе, с заботой о своих потребностях. Умру, но не покажу, что мне трудно или больно, что слаб и не справляюсь. Иные так и умирают. Такое вот самоотречение.

И при этом все для чего-то нужно. Возможно, тот, кто привык к выживанию, легче примет что-то очень тяжелое, не отстранится от него, когда у других на это не хватит сил смотреть и помнить. А помнить и смотреть важно: на солдат, не вернувшихся с фронта, на выгнанных мужей-алкоголиков, на самоубийц, на тех, кто не был ровней, но осмеливался любить, - и если смотреть, то окажется, что их всех есть, за что уважать и благодарить. А если их отбросить, забыть, вычеркнуть из жизни, то они все равно придут, только уже через младших: в форме проблем в отношениях, жестких болезней, трудностей с самореализацией, по-разному, в общем…

А жить из сильных чувств, не закрываясь ни от чего, – это и вовсе отдельное. Это когда можешь и радоваться и горевать на полную катушку - и продолжать жить, несмотря ни на что. Похоже, такая любовь к жизни дана немногим, это своего рода дар.
 
 
2 февраля
- Воскресные расстановки. Перерыв, после насыщенной расстановки хлещет энергия, стебаемся на разные темы, а нас тут пять учеников Лены и вроде как уже сами с усами, и даже звучит фраза: "Кто за то, чтобы следующую расстановку вела Лена?"... Маленькая пауза. Лена, мягко улыбаясь: "Я думаю, клиент".
 
 
3 февраля
Жить и выживать-2
Эта воскресная тема докатилась новыми смыслами. Вдруг понял, почему мне так трудно было намечтать себе то будущее, в которое хочу.

Ну хорошо, когда-то давно просто уходил в смерть вслед за погибшим дедом – и тогда действительно какое будущее, если жить не собираюсь?

И понятно же, почему этого не получалось и потом, когда уже выбрал жизнь: послание рода «Тебе дали жизнь не для того, чтобы ты жил ее для себя» так вот, с ходу, не перепрыгнешь. И это притом, насколько сильна во мне жажда жизни.
Но ведь и даже когда наконец стал хозяином своей жизни и родовая система доброжелательно на это посмотрела, с картинками счастливого будущего проще не стало.

Похоже, «виной» тут как раз вшитое знание о выживании. Научили выживать, и тогда правильное будущее – это «лишь бы не было войны». Пусть и не очень понятно, как это, жить без войны, и на всякий случай все равно б окоп вырыть. Радость жизни есть – знания о том, что она может быть основой жизни, нет.

И тем не менее пару лет назад в упражнении о забросе мечты в реальность я себе сегодняшнее любимое дело намечтал – просто потому, что изначально прозвучало «Представьте, что у вас с безопасностью и деньгами все хорошо, и любые войны и катаклизмы вас не коснутся». В этот момент лед тронулся, новое вошло, зацепилось. В общем, уже могу по-другому, и хоть порой спотыкаюсь и сносит в привычное, я уже в это место дошел - туда, где жить. Непривычно, но я рад, я освоюсь.

Выходит, выше сам себе попутно объяснил, почему изменения происходят так постепенно, а те же телесные блоки и зажимы раскрываются так, казалось бы, медленно. Ведь если всю эту сжатую энергию уничтожения (а что еще мы для войны готовим?) на счет "три" разжать, то она ж и самого разнесет, и как минимум ближайшее окружение. Это ж как камень из пращи или вода, смывающая дамбу, там же накопилось. А на то, чтобы трансформировать ее в просто силу, чтобы научиться с нею и связанными с ней чувствами как-то обходиться, чтобы тело "подстроилось", нужно время, приличное количество времени. Так что эта постепенность ближе к плавности


7 февраля
А в Москве сегодня - плотный расстановочный день, который принес много живого и красивого, но и безысходность. Грустно, когда живые и теплые люди так закрываются - и закрывают при этом и свое живое тепло, и свою боль. Возможно, будь я чуть внимательнее и яснее, могли бы продвинуться немного дальше. А, может, и нет, не я это определяю - и все же огорчен. А доволен своим спокойствием в том месте, где как раз было важно донести до человека: да, что-то не случилось, - но у того, что все же случилось, есть своя ценность, и немалая, и это по-честному.


19 февраля
Вчера отдельно звучала тема боли...
Боль может стать источником целеустремленности. Когда то, что сейчас, настолько невыносимо, что проще сказать, что нет же, все в порядке, и смотреть вперед, не замечая ничего живого вокруг, и делать что угодно, лишь бы не чувствовать то, что есть. И у этого есть свои причины.

Открываться тому, что есть, может быть очень больно, особенно если нет знания о том, что могут помочь, - но не открываться еще больнее: вся закупоренная боль так и останется жить внутри. Закрывшись, эту рану не исцелить, а ведь там, под болью, - живое тепло, любовь.

А еще так все больше узнаю о боли моих родителей.


29 февраля
Я…
С последнего семинара ярко отложилась фраза Лены: "Все, к чему мы прикасаемся, прикасается к нам". Прикасается и тем самым меняет нас. А мне очень нравится то, с какими людьми, процессами, темами, вещами соприкасаюсь.

Делаем упражнение на сегодняшней телеске. Маша, условный терапевт, наконец получает разрешение войти в мои, клиента, владения, но забывает, а зачем ей, собственно, все это было нужно, и спрашивает: "А у тебя тут есть что-то интересное?" Я, с довольной ухмылкой и почти рефлекторно: "Да. Я". Маша смеется: "Хороший ответ". Самому нравится.

Электричка. В вагон заходит благообразный молодой человек, раскладывает музыкальные принадлежности, налаживает микрофон, начинает петь "Призрачно все в этом мире бушующем...". Перевожу "Золотое пятно" "Наутилуса" в наушниках на максимум, заглушаю им блекло забушевавший мир вагонного барда. Закрываюсь не столько потому, что молодой человек на мой вкус изрядно фальшивит: просто я его концерт не заказывал, для меня его выступление - лишнее, и ценю собственные ритмы намного больше его вдохновенного чеса. В чем-то это и метафора моего начала лета в целом: мне важно уберечь нынешнее затишье от посторонних шумов - и вслушиваюсь, фильтрую, а принимаю только то, что хочу, и только в том объеме, в каком готов брать. Лишнее отсекаю. Но и понимаю, что тишину важно и заполнять своим: если этого не делаю, в нее так и будет пытаться прорваться такой вот чуждый мне шум.


5 марта
Плавность
Хороший день. Очень благодарен всем участникам нашей сегодняшней группы. Приятно удивлен тем, насколько плавно сложилась расстановка, первая в жизни клиентки.
При этом получил несколько ответов на текущие вопросы. Они о ритмах и о суете, в которой нарушается баланс внутреннего и внешнего и рвется плавность движения. Опять слегка побежал - значит, пришло время остановиться, вслушаться, осмотреться, и я это могу. А завтра на телеску: для замедления лучше не придумаешь.


11 марта
Метафора
В древнегреческих мифах перевозчик Харон переправлял через Стикс души умерших в подземное царство мертвых Аид. Ощущение, что как расстановщик нахожусь на той же переправе и помогаю тем, кто, из любви к близким, сам того не осознавая, на уровне души оказался в лодке Харона, но под взмахи весел очнулся, вспомнил, что живой и очень хочет жить, стал искать дорогу назад, на берег жизни. Теперь для того, чтобы вернуться, им приходится прыгать в обжигающую воду непростых чувств, а то и вовсе разбивать собой лед бесчувственности, а то и заново учиться плавать и нырять на большую глубину, плыть наугад в тумане, застревать, переживать боль... Жизнь того стоит. Как тот, кто побывал в этой лодке, но вернулся, я это очень хорошо знаю, - но нужно очень хотеть.


18 марта
Дети и родители. Не отворачиваться.
Читаю в расстановочном сообществе пост о том, что если мама ребенка не любила, то и прерванное движение любви в расстановках направлять не к кому, а потому нужно развернуться на 180 градусов и, не пытаясь исцелять нездоровые семейные динамики, просто из них выйти и пойти в свою отдельную взрослую жизнь. Работать над тем, что бы выйти из симбиотических переплетений, а не восстанавливать "поток любви", которого нет и, возможно, никогда и не было.

И да и нет. Нелюбовь родителей / матерей к детям однозначно есть, и на это важно смотреть, не отворачиваясь. И я обеими руками за выход из нездорового, но предлагаемый маршрут по Рупперту как раз о том, чтобы отвернуться от "не таких" родителей. Я сам в течение долгих лет пытался именно таким образом от них уйти, и большая часть моей личной терапии - об этом. И там было море ярости, и причины для нее были весомые.

Но ярость или даже просто злость - не то чувство, которое могло бы способствовать расставанию и отделению, а однажды уже в личной терапии вышел на то, сколько под этой яростью печали, боли, любви. И если я от родителей отворачиваюсь, то тем самым не только отрезаю свои корни / перекрываю себе же поток жизни / не принимаю свою судьбу и в их лице тоже, но и загоняю все эти свои чувства внутрь - а они во мне есть, они живые, им важно проявляться.

Эти чувства есть и в родителях, но и для их бесчувственности есть серьезные причины, прежде всего, жесткие травмы военного детства, собственное ощущение ненужности и нелюбимости. Их самих недолюбили - а потому и мне они дали столько, сколько смогли. Это печально, но, тем не менее, любовь в моей / любой родовой системе есть, и если найти место, где ее поток прервался, она притечет к тому, кто будет готов ее принять, - для меня это факт, проверенный личным опытом. И это уже другое движение во взрослость, не из голода, нехватки и злости ребенка, не узнавшего, что такое быть ребенком любящих родителей, а и из знания любви. А развернуться на 180 градусов - для меня это выбор не соприкасаться с тяжелым, прежде всего, с болью, - но и с любовью.

И, значит, эта боль придет в иной форме, она же есть. И любовь - тоже. Будет ли способен обойтись с ней тот, кто выбрал отвернуться, для меня вопрос.
Ну, и самый простой аргумент: без исцеления семейных динамик уйти из них просто не удастся: система не отпустит, она ж сильнее. Так что исцеляю я их для себя. А если сделать вид, что отвернулся - и корней нет, они же не исчезнут. Но, конечно, можно сделать вид, что ушел.

Сделать вид, потому что как развернуться, если эти самые динамики во мне живут, если они моя плоть и кровь? Если на уровне души годами стоял вместе с мамой у могилы погибшего деда, если негодовал против того, как мама обошлась с любящим ее мужчиной, которого я видел только на фотографиях, если во мне жила ненависть бабушки к тому же самому бросившему ее деду... Видимо, не верю я в то, что из бессознательного можно вот так взять и сознательно, развернувшись на 180 градусов, выйти.

P.S. Оборотная сторона медали. Важно, чтобы родители смогли дать ребенку себя взрослых. Таких, которые берут на себя ответственность за свою жизнь, не отстраняются от чего-то непростого. Если же во взрослой позиции в семье оказывается ребенок, это тяжелый груз для него; к тому же он может "подобрать" и то, от чего отстранились родители. При этом у невзрослости родителей могут быть серьезные основания, и это не их вина, а беда, - но и их ответственность в том смысле, что, если они желают добра своему ребенку, им просто необходимо меняться самим в сторону зрелости.


31 марта
В домашнюю аптечку
Вчерашний роскошный расстановочный вечер был о том, что порой проще пытаться что-то делать или доделывать вместо того, чтобы позволить себе быть в том, что происходит, столько, сколько окажется нужно. Быть в том, что есть, да еще на глубине, правда порой почти невыносимо - особенно когда уже к чему-то готов, а его все нет и нет. В этом переходе, где старое уже ушло, а новое еще не наступило, почва самая зыбкая - здесь чаще в дела и сбегаем. Сбегаем, чтобы не быть в чувствах, чтобы не смотреть на факты. А возникающий суетный бег не только не дает остановиться и почувствовать себя там, где есть... Он соткан из действий, которые ж имеют и какую-то направленность, а потому не только перекрывает реальность, но и уводит от нее. А возвращает к ней чаще боль - и от нее убежать сложнее.

В чем-то вот этот диалог из "Хохота Шамана" - об этом же:
"- Если ты совершил действие, ты обязательно получаешь результат, хочешь ты этого или нет.
- Мистика какая - то.
- Мистика - совершить действие и думать, что ничего не будет. А совершить действие и знать, что обязательно последует результат - последовательный материализм.
- Но если мне не нужен результат?
- Не нужно было действовать.
- Люди могут действовать, не подумав или по ошибке.
- Результату все равно. Он наступит.
- Это плохо?
- Сам по себе результат нейтрален. Но если ты его не ждешь, он может разорвать цепочку твоих дел. Если ты не готов - он может быть опасен.
- Что же делать?
- Не делать ничего лишнего. Это лучшее лекарство от бестолковости".


1 апреля
Свои и чужие
Недавнее заместительское.

- Одна из "моих" фигур притягивается к обездвиженной бесчувственной женщине по сути как волшебный ресурс: этот бывший муж и чувства переживает (в том числе и за жену, и у него много боли в сердце), и доступ к счастью у него есть, и вкус жизни ему родной. А ей вкус жизни не знаком, и этот чужак ее бесит, она его выталкивает - зачем он ей такой, все время говорящий о чем-то, что ей недоступно?! Он же как красная тряпка, этот здоровый, ворвавшийся в дом инвалидов и вещающий о том, что у них тоже две ноги и две руки и они тоже могут ходить, лепить, рисовать, - а им даже то, что он на них смотрит, ужасно неприятно. В конце концов он отказывается от попыток оживить и поднять жену, уходит, создает другую семью - и все же до конца не отсоединяется от бывшей жены и спустя несколько лет после расставания: ему не хватило благодарности за то, что он с нею был, за то, что он им дал (а у них общая дочь), частью души он смотрит на то, а как оно у нее. Ну, и, понятно, он был не первым живым, кого эта система так отторгла: с принятием неожиданных даров в ней еще очень трудно.

- А вот роль отца, которому приписывается жестокое обращение с дочерью, и в которой никакой жестокости не чувствую: теплая, живая, сильная и при этом беспомощная перед страхом и яростью дочери фигура. Уже задним числом пришло, что, возможно, дочь совключена с мужским насилием более ранних историй рода и на отца она смотрит через сумасшедшую боль оттуда. Поскольку это не проявилось, отдуваться пришлось отцу, и он, "лишь бы ей было хорошо", подставился под дочернюю ярость. Тем самым он сделал все, что мог: ей стало легче дышать, какой-то объем чувств она прожила - только вот, к сожалению, не по адресу, и отец в ее глазах так и остался монстром. А ей же хочется гармоничных отношений с мужчинами, а значит, предстоит еще долгая дорога в то, чтобы научиться видеть мужчин не только насильниками, отца - таким, как есть, чтобы почувствовать уважение и благодарность к нему за то, что дал...

- Приятно было в роли, в которой, несмотря на жесткое отрицание самим клиентом отца ("он слабый, мелкий и жалкий, я больше его и сильнее, и я одного мужчину встречал, вот он был мне как настоящий отец"), все же удалось пройти в свое дело как на свой путь, поймать ощущение, в котором и ноги, и сердце, и глаза эту свою дорогу видят, чувствуют, ощущают. Причем фигура, изначально вошедшая в поле как препятствие на пути к самореализации, быстро оказалась проводником к ней же, кем-то вроде старичка из сказки, показывающего герою, куда идти, что делать и что где брать. По сути проводник указывал в одном направлении: к отцу - чтобы почувствовать к нему уважение, научиться у него быть в структурах с определенной иерархией, отдать ему печаль по поводу одинокого и печального детства, услышать отцовское "жаль, но вот так", признать и принять уже собственную слабость и уязвимость...


5 апреля
В последних расстановках часто всплывает хорошо знакомая по собственной шкуре тема убийства внутри семьи. Все отчетливее становится, насколько сильна отдача этого страшного события, в какой суровой мясорубке оказывается потомок, сплетенный с этой трагедией. Убийца, жертва и железобетонное стремление сохранить все в тайне живут внутри него. Он тот, кто помнит и принимает. Он берет на себя все, что не взяли до него: вину, ответственность, ужас, боль, непрощение... Он с любовью смотрит на жертву и готов уйти в смерть - вместе ли с ней, вместо ли нее. А почему бы и нет? - он все равно не очень ясно ощущает собственное место в жизни, его утягивает в эту ситуацию смерти.

Для системы это приемлемое решение: да, этот младший тем самым умрет, ну так за правое дело, кто-то ж должен закрыть этот дзот своим телом; и тогда все правильно, ничто не потеряно, никто не забыт. А защита от соприкосновения со страшным фактом в системе такая, что не пробиться: уводит, запутывает, сбивает со следа, заставляет нарезать круги вокруг да около, бросается наперерез. Но дорога к жизни все же есть, и ведет через признание правды, какой бы ужасной она ни была. И важно по этой дороге пройти, какой бы извилистой она ни оказалась.

А подмена, уход от правды, желание произвольно правдой управлять может стать привычкой. В этом контексте захотел пересмотреть классический фильм "Однажды в Америке", для краткого описания отношений в котором слово "подмена", пожалуй, самое подходящее. Там ведь не только младенцу назначают чужих родителей, там эта тема сквозная. А когда подмена становится образом жизни, то возможная встреча с правдой пугает: нет навыка с ней обходиться.


14 апреля
В последнее время много размышляю над темой подмены. Над тем, как и в какие моменты мы подменяем реальность чем-то другим, да так, что потом в это другое начинаем искренне верить, следовать ему, выстраивая на его основе цепочки событий.

Вчерашний вечер навел на мысль, что часто это происходит и от спешки. Торопимся. Иногда причины проблемных ситуаций находятся достаточно глубоко, а мы не даем себе времени на то, чтобы прожить, почувствовать, разобраться - и подменяем все это упрощенными умственными конструкциями, быстро подбираем слова, перепрыгиваем из них в действия и оказываемся где-то непонятно где. Потом, правда, сама жизнь, нередко в болезненных, формах, выводит на нестыковку наших верований с этим непонятным местом, но и тогда важно не пробежать и не сделать хорошую мину при плохой игре, а все же дать себя время на то, чтобы осознать то, что есть. Осознать и признать. И если получится, то тогда даже "сижу на жопе" может стать большим подспорьем. Понятно, это не самый приятный факт, но вот сейчас он такой.
И тогда не нужно пыжиться и тужиться, не нужно рисовать светлый образ деятельного джентльмена, и масса разных лишних движений сразу отпадает, и остается только разобраться, чего же, собственно, сижу, - или досидеться до желания встать и пойти, уже почувствовав нужное направление.


15 апреля
Предательство как правда
Тема подмены все кружит вокруг причудливыми пируэтами. Снова расстановки, я - фигура, введенная как фигура предательства, которого почему-то много в жизни ребенка клиентки. Уже через полчаса твердо знаю, что я - фигура... правды. Правды о тех, кого предала (забыла, спрятала, вычеркнула из жизни) сама клиентка. От ребенка же ничего не спрятать, и своими проблемами он маме об этом напоминает. По счастью, мама уже сама готова смотреть, но и всю правду она еще принять не готова. И все же моя фигура настаивает: правде нужно дать место, целиком! - если мама будет продолжать отстраняться от важных частей своей жизни, она тем самым предаст и ребенка: ему придется продолжать смотреть на них вместо нее.
 
 
18 апреля
Легкость и не очень
- Так вот выходные. Легкие и мягкие субботние расстановки, в которых фигуры поднимали друг на друг глаза, начинали смотреть, потом видеть, потом - разговаривать. Многое менялось уже в самом этом диалоге: каждый открывался таким, как есть, не подстраиваясь под другого и не стесняясь самому быть другим. Эта проявляющаяся правда меняла пространство словно сама собой, в родовые сценарии мы зашли очень точечно и совсем ненадолго. Ну, а то, что перед началом группы слегка запутался в количестве участников-мужчин, так я ж гуманитарий, мне позволительно, да и приятно так путаться.


19 апреля
Выбор жить
Продолжаются расстановки у Лены. Моя идет последней, потому сначала заместительские роли, и все они тоже отражают разное мое...

- Вот я в фигуре того, кто живой, сильный, но словно как-то сам родился, без участия родителей. Но вот они появляются, и он их чувствует, и это дополнительное тепло. То сам себе грелка, а теперь еще и сзади греют. А когда он их видит, ему неважно, какие они, что за трудности у них были и есть, сколько они ему чего дали. И пусть они не скажут ему: "Здравствуй, сынок" или "Будь счастлив!", он с этим справится; ему достаточно того, что они есть, и жизнь они ему точно дали, за нее он им был благодарен и до этой встречи. И такая благодарность - огромный ресурс.

- А вот я один из немногих в системе, кому жизнь ближе смерти, и стою на территории жизни, внимательно смотрю на то, что разворачивается в пространстве смерти, но этот взгляд меня туда не утягивает. Я могу обходиться со стоящим за спиной страхом, могу повернуться к фигуре Жизни и, стебаясь, спросить: "Как жизнь?", и она что-то в таком же ключе отвечает. И моя фигура - пример для дочери, может показать ей, что да, есть и связанность с  умершими, но и выбор жить - тоже. И в концовке был услышан.

- А вот я и сам фигура Жизни. Для меня все равноценны, я - есть, и нет никакой особой серьезности в этом. Я и материться могу, когда слышу то, что ощущаю как фальшивое, и, весело глядя на сидящих передо мной, выдать: "Бандерлоги, сели!". И привыкшие жаловаться на судьбу "бандерлоги" оживают.

Моя расстановка. Что-то волшебное. Та же мягкость и легкость, тот же диалог, и в нем словно ниоткуда возникают взрослые, равные друг другу, сильные родители, начинают видеть и меня и друг друга, и мы занимаем свои места, я - место ребенка. В этом месте очень много тепла, идущего с обеих сторон. От отца его столько, что трудно с непривычки выдерживать, идут слезы. А потом перебираюсь к своей взрослой части. Хорошо! Взрослость после детства - она другая, не та, что вместо него. Потрясающее состояние.
Ну, а напоследок был покрещен волшебным пенделем. Самое оно. )


1 мая
Насыщенный апрель. С сертификацией, с собственной сумасшедшей расстановкой, с волшебной группой по телеске у Лены Калашник, с большим количеством других даров, с желанием помолчать в две последние недели.

Причем в Ярославле апрель начался, в Ярославле же поставили красивую точку. А сейчас дома. Спасибо всем нам за сегодняшний день!
 
 
12 мая
У Лены Калашник
- Порой мы видим свою работу как колею, сбившись с которой вроде бы теряем все. А нет этой одной колеи. Мы не те, кто обязан привести клиента в счастье.

- Если признаться себе, что я ничего не знаю, ничего не понимаю, то уже смотрю на то, что проявляет клиент, иду за живым импульсом. В этом есть сила.

А еще сходил туда, где живет моя ярость времени рождения; увидел, как по-разному обходимся с радостью (и как порой сложно просто выражать или принимать ее в прямом контакте глаза в глаза); пережил всем телом кусочек, в котором спокойно и в удовольствие доверился миру, да по сути лег на него, а он не только не разрушился, а еще и оговорился, что вообще-то умеет и сам о себе заботиться; узнал, насколько разным бывает происхождение и качество смущения, а также то, чем отличается первичная выгода от наличия симптома от нее же, но уже вторичной...
 
 
19 мая
Опять устал. Словно пару месяцев много вдыхал и недостаточно выдыхал, вот и выдохся. Но, что приятно, наконец завершил гештальт под названием "Немецкая программа ИИСТ". Даже получил аж два сертификата...

Сертификационную сессию работал в таком разобранном состоянии, в каком не работал никогда до этого, и, получается, и так могу. В том числе могу просить помощь, находясь в тупике. Впрочем, это был и тупик цейтнота. Обычно для выхода из тупика мне достаточно взять паузу, а тут этой возможности не было: очень ограниченное время. По ходу узнал, насколько сложно делать расстановку еще и при работающем переводчике и при заместителях, которых научили не входить глубоко в состояния (?). В общем, эта работа из слабой позиции была нервной, но и очень полезной.

В целом рад, что выучился на этой программе. Увидел в деле немцев, причем тех, кто уже учит других, а значит, мастеров. Поначалу много дергался, спорил, ругался: зачастую совсем другая философия, странные, на мой взгляд, решения.
Потом решил, что это просто другое, и стал из этого другого брать то, что подходит, и оказалось, что его немало, и основательно  обогатился. Иногда стоило, например, отработать день ради одной-двух точных фраз или расстановочных ходов.

И, однако, еще раз осознал, что мне моя стилистика ближе к телу. А заодно увидел, в чем мне стоит добавить.

Но сначала отдыхать...


3 июля
Под знаком воды
Сумасшедший расстановочный день. В самом лучшем смысле слова. Пожалуй, больше всего понравилось ощущение легкости в тупиках. Легкости с опорой на честность. Да, тупик, будем как-то в нем жить. И как-то оно меняется, это "жить" словно само находит выход.

А началось все с воды. С той, что во время ремонта системы горячей воды рвала трубы моего дома. Причем по неведомым мне причинам сильный напор подавался в последние дни между двенадцатью и двумя ночи, и это означало страшный рев труб в течение примерно полутора ночных часов. За эти два дня понял, что тишина, когда не ревут трубы, - это бесценно, тут никакой Mastercard не поможет. Что удивительно, умудрялся под этот рев засыпать.
Привыкнув засыпать под рев труб, сегодня... полночи не мог заснуть во внезапно образовавшейся тишине. Бесценно, но уже непривычно.

А утром, за десять минут до выезда на расстановки обнаруживаю в кладовке воду.... По счастью, судьба Евгения хранила, и эта вода не заливает кладовку, а мягко по ней сочится. Поток времени резко убыстряется: визит наверх к соседу, его железное алиби, нахождение места протекания на собственном стояке. Убираю лужицу, перекрываю вентили, еду работать.

В самом начале расстановок говорю о своем утреннем водном мире, и о том, что в этой связи не исключаю потоков слез. И они приходят. Причем в самом сильном месте снаружи словно ни с того ни с сего начинает хлестать ливень, гремит гром, блистает молния. И пусть даже среди нас оказываются сомневающиеся в том, что все это упущенное синоптиками половодье природных чувств - наших рук дело, но для большинства это абсолютно очевидно.

Дальше слез становится меньше, но глубина погружения сохраняется. И в очередной раз становится выпуклым, что от глубинных чувств, живущих в системе, в домике не спрятаться, не сказать: "меня это не касается, и знать я этого не хочу". Точнее, можно, конечно, но себе дороже: в них живая энергия, а потому отказ от встречи с ними лишает и этой энергии...


4 июля
Между реальностью и мечтой…  можно застрять... Была любовь как мечта, и она ушла - а при этом осталась жить в человеке. Там было хорошо, там было безумное подростковое счастье, и жажда по этому состоянию жива. Человек уже годами в других отношениях, но, сам того не осознавая, большей частью себя продолжает жить в той давней мечте, соотносит все с ней, и тогда тот, кто с ним рядом, заведомо проигрывает: он же не из мечты, а такой, как есть, и до мечты ему не дотянуться, даже если он будет очень стараться. А когда глаза открываются и выясняется, что это мечта, да, красивая, но мечта, отношение к ней вдруг меняется на противоположное: все, мечта, ты была, но не сбылась, уходи уже, хочу в жизнь - и так теряется признание ценности того, что было, исчезает благодарность, и это неотпускание, и это ни тут и ни там. И, понятно, у этого свои причины.
 
 
13 июля
В выходные на расстановках Лены Калашник  особенно выпуклыми были темы, связанные с влиянием систем большего порядка  на судьбы конкретных людей, и громко звучала тема смирения. То, как это прочувствовал, смирение - это не спрятаться в домике и не попросить кого-то как-то все за себя разрулить. Это иметь мужество смотреть на то, что есть, а затем либо просто увидеть свое место во всем этом и прожить собственные непростые чувства в этой связи (и, возможно, при этом признать по-честному бессилие что-то изменить и выйти тем самым из зависания между тем, что есть и тем, что могло бы быть, но не сложилось), либо найти в себе силы что-то менять, искать способы и средства для того, чтобы, не закрываясь от увиденного, пройти на другой виток жизни. И это выбор, и у каждого он свой.

Да, в одной из расстановок проявилось до смешного красиво почему невозможно все контролировать: это как попытка капли управлять бурной рекой, у которой есть свое русло. Но выбирать, как обходиться с тем, что приходит, можно.
А еще было важно увидеть, как это бывает, когда движение души клиента слабее сопротивления системы.
 
 
25 июля
Созвучие
В июле природа активно участвует в наших расстановках. Три недели назад ливень, гром, молния поддержали снаружи прорвавшийся в конце расстановки поток слез клиентки; а вчера завершается расстановка о возвращении связи с голосом души - на узкой створке балконной рамы приземляется голубь, смотрит к нам вовнутрь. Видимо, природе созвучно то, что у нас происходит.


8 августа
Отражения
Что-то странное творится: стало трудно писать тексты. Но есть, что сказать, так что как получится.

Мне везет, порой могу услышать отклики о том, что делаю. И, понятно, сам чутко вслушиваюсь в происходящее. Вчерашние расстановки - еще то зеркало...
Сами темы расстановок... Был даже замах на то, чтобы выйти из треугольника Карпмана, ну, а если проще, - жить свою жизнь. Суть других расстановок была схожей, о выборе другого способа жизни, о переходе из места, где словно нет себя (а есть только битва за признание твоего существования другими), туда, где есть ты, твои желания и потребности, и из них ты делаешь собственные шаги, в своем ритме, прислушиваясь к своим чувствам, под свою же ответственность.  И в этом новом месте музыка собственной жизни первична, а отражения - они тоже есть, но они отражения...

Парадоксальные сюжеты. Нож в спину - как способ оживить того, кто ходит, что-то делает, но внутри давно умер. Нож, взрезающий многочисленные кольчуги, чтобы вывести человека из бесчувственности. Может, хоть от сильной боли очнется...
Когда кто-то выбирает не дышать/ не чувствовать / не жить, кому-то другому приходится делать это за него, и это груз. Этот груз может и раздавить - но может и превратиться в силу...

Приятно, что в мое пространство перемен люди приносят такие глубокие темы. И, конечно, любопытно наблюдать за тем, кто приходит, с чем, что берет, что дает... Как кто-то уходит и не приходит, а кто-то даже сбегает, как вчера. Кому-то, думаю, просто много: у нас ведь плотно, интенсивно...

Слышу, что  стал более мягким и плавным. Это радует. Я ведь тоже долго дышал за других, а потом боролся за право на собственную жизнь... Выходит, я уже в другом месте: там, где перестал прихватывать чужое - чужую ответственность, чужие ожидания, разное лишнее и чужое. А когда при мне остается мое, то и живу, и работаю намного легче и расслабленнее, а помогаю эффективнее. Не обещая чуда, но честно и с удовольствием делая то, что люблю и умею. А чудо тоже возможно, но приходит лишь тогда, когда приходит.


14 августа
«Тот, кто причиняет тебе боль, делает это для тебя» - расстановки подтверждают, это так. Причиняющий боль показывает слабые места, в этом смысле он учитель. И когда то, на что до этого было больно и страшно смотреть, наконец увидели в полном объеме, когда самое важное в связи с этим было прожито, все стало совсем по-другому.
 
 
25 августа
Выбор видеть
Расстановка как способ помощи, прежде всего, помогает человеку прозреть, увидеть более глубокий пласт своей реальности. И при этом важно, чтобы он не отвернулся от увиденного. Не отвернулся, потому что сама серьезная проблема, с которой человек приходит на расстановку, - результат того, что в его (родовой) системе от чего-то как раз отвернулись: не придали значения, не сочли важным, да просто физически были не в силах соприкасаться с чем-то  трагическим, жестким, невыносимым. Так что то, что клиент увидит, вряд ли будет только легким и приятным.

Но смотреть необходимо: ключ к решению проблемы - в трудных местах. И тогда можно увидеть, что, например, дети не приходят потому, что женщина все еще не рассталась с прежней любовью (пусть это уже и мечта о той любви, но она не дает этой женщине увидеть мужа, который для нее не тот); что деньги улетают, как в черную дыру, потому что не видят хозяина в мужчине, выбравшем уйти в смерть вслед за любимой мамой; что любовница пришла не со зла, а на свободное место, потому что все живые чувства жены умерли вместе с ее первым абортированным ребенком, а потому в отношениях с мужем ее просто нет; что успех не приходит к мужчине, потому что как сын он конкурирует с отцом за маму и отказывается хоть что-то взять от отца; что дочь ненавидит спившегося отца, но в то же время из неосознаваемой солидарности с ним выбирает мужчин-алкоголиков...

Расстановка работает с системой и наводит в ней порядок, восстанавливает нарушенную целостность. Те, кто родился в системе, должны получить в ней место. Жизнь передается от старших к младшим. Обмен энергии в системе должен служить и ее сохранению, и ее развитию. Ни сын, ни муж не может заменить женщине погибшего отца... Старшие братья и сестры не дадут того, что могли бы дать родители... Отец, как бы ни любил он дочерей, не сможет стать им мамой, которой им не хватает... И в отношении всего этого тоже важно прозреть.

Конечно, смотреть на многое больно и трудно, это прозрение сквозь слезы - но уже сам такой взгляд целителен. Но с ним возможна трансформация, запускается волна исцеления. А в начале - выбор смотреть, мужество видеть.


21 сентября
Докатываются расстановки этих выходных. Эти два дня у Лены стали и бенефисом нашей интервизорской группы, и огромное спасибо сегодняшней имениннице Юлии Портланд, что вбросила идею этой группы... Было вязко, было непросто, но то, что на этой группе проживаем и то, куда прошли, однозначно стоило всех трудностей начального периода. И наш импровизированный выпускной удался.

А в расстановках на первом плане тема впускания печали. Да, порой важно восстановить справедливость, но это все же еще борьба за другое прошлое, а по-настоящему освобождает глубокая печаль о том, что все есть как есть, и изменить это невозможно. И эта печаль может быть зашкаливающей, как в той фигуре, в которой впускал-впускал-впускал в себя неотгореванность многочисленных смертей мужчин рода, отчего половина моего тела была концентрированной смертью, а другая - концентрированной жизнью... И только печаль могла что-то изменить в семье, по сути выброшенной страной из жизни. И печаль приводит к любви - причем напрямую, без лишних поворотов и обходных путей.


3 октября
- Да, война. Столько поломанных судеб. Вы слышали про Бобруйский котел? Отец рассказывал мне это перед смертью, так что врать не стал бы. А что такое котел? – это название такое, и думаешь, что это когда все перекрыто, а это тонкая линия, и немцы тоже прорывались… И вот по дороге идут наши войска, лесом идут в прорыв немцы – и выходят на партизанский отряд отца. Ни те ни другие не ждали такого – и уже совсем близко, сходятся в рукопашной. И почему-то ни у отца, ни у немца, с которым он сцепился, оружия нет, и они хрипят в кустах, душат друг друга. А отец у меня здоровенный мужчина: когда с ним косили, я уже сдался, а он себе косит…
По окнам поездам начинают бить увесистые капли. Всматриваюсь в попутчика еще внимательнее. Александр Федорович сразу сказал, что ему 66 лет, и уже час слушаю его истории, но в такой возраст не верю. Да, бывший военный, выправка, живой взгляд, но есть что-то еще...
- …И отцу повезло, у него руки оказались немного длиннее. Немец тянется к горлу, а не может. В общем, отец его завалил. А за это время партизаны взяли в плен двадцать немцев. А там лес, ничего не видно, бойня, кусты, мат…  Хватились отца – нет. И кто-то крикнул: «Эти гады Петю нашего положили!» А Петя – это отец и есть, командир отделения. Пока отец выбрался из кустов, всех немцев расстреляли, из-за него… Тогда, правда, человеческая жизнь ничего не стоила.

Слушая, понимаю, для чего мне эта история. Эти немцы наверняка тоже очень хотели жить и уже почти сохранили жизнь. А если бы у немца были длиннее руки, не родился бы мой сегодняшний собеседник. Но судьба распорядилась так, как распорядилась. А все мои сегодняшние расстановки в Ярославле – в той или иной степени о принятии тяжелой судьбы и о смирении перед ней. Не может медсестра вернуть к жизни смертельно раненного бойца; не может дочь получить от матери больше тепла, чем та может дать; не может расстановщик пройти туда, куда не позволяет система. Но можно признать то, что есть, и взять столько, сколько могут дать. День принес много печали, боли, честного переживания бессилия, но и уважение к тому, что есть, высвобождение живых чувств, привнесение их в жизнь. Насыщенный день, спасибо всем нам за него.


4октября
Живые чувства
В семейных системах, из поколения в поколения переживавших тяжелые времена и научившихся только выживать, живые чувства могут быть отрезаны настолько, что приходит человек на расстановку и не чувствует, в чем его боль, и мучительно пытается найти хоть какое-то объяснение своей неудовлетворенности жизни. Вроде все хорошо, но что-то гложет, и чего-то важного очень сильно не хватает, а что это и как это почувствовать, не знает, и тогда пытается подбирать: может, с достижением целей что-то не так, или, может, с предназначением? А за всем этим - живая боль, искренняя просьба о помощи, в которой много растерянности...
К счастью, расстановка быстро находит ключ: он там, где отказались от чувств. Без них, конечно, можно двигаться к целям и достигать их, но пустота в сердечной области от этого не исчезнет. И движемся от фигуры к фигуре медленно, ведь каждое привнесение чувств с непривычки становится испытанием, их трудно выдерживать, это как с мороза входить в жаркую баню, минуя предбанник. И, тем не менее, сила на это есть, и чувства находят свой путь, и вот они текут от любящей мамы, которая теперь знает, что ее маленькому ребенку нужны не только еда и одежда, но и любовь, объятия, ласка, забота, и охотно ему это дает... Ей это нужно и самой, и это трогательная встреча.

Я сам из такой семьи, сам ходил такими дорожками, и с радостью слушаю плотную тишину этой встречи.
 
 
23 октября
Боль и жизнь…
Бывает так, что в семейной системе на чью-то долю достаются особенно трудные испытания. Это и жесткие обвинения, и суровое осуждение, и полное неприятие теми, от кого больше всего хотелось понимания, – и всего этого столько, что человеку уже сложно различать, где его вина, стыд, ответственность, а где неподъемная вина, возложенная на него другими как на заведомо плохого. Он изгой, помощи ждать неоткуда, от безысходности он закрывается от бьющего его мира и закрывает от всех свою огромную боль. Боль становится единственным другом и смыслом жизни, да просто его жизнью, ведь он уже не отличает жизнь от боли.

Но вот что-то меняется, к нему подходят и говорят: «Хочу побыть с тобой и разделить твою боль» - и ему уже приятно это нежданное тепло, но… разделить свою боль? – нет!!! - ведь это же как отрезать себя от жизни, а чем же он будет тогда жить?!

То, что было закрыто, никуда не исчезает - система настаивает на том, чтобы оно получило место, и пока весь этот клубок тяжелых состояний и чувств не выходит на поверхность, потомки такого человека чувствуют, как на них давит некий тяжелый камень, а с ним – смутную вину. Кто-то из них даже гордится этой виной, мол, это такой крест, а в том, чтобы нести крест они чемпионы. Это звучит так, словно у них есть знание о чувстве как некая информация, а самого чувства нет, - а с ним нет и чего-то живого, есть только этот камень...

Только в медленном и тягучем и вязком круговом проявлении-и вязком круговом проявлении-проживании этой боли-жизни система начинает оживать, у кого-то из потомков даже появляется детство, камень уходит.


8 ноября
Тишина
Время тишины как пришло по весне, так и продолжается, и порой сложно его выдерживать. Да и, похоже, не только мне: в течение одного дня синхронно встали двое часов, причем одни были подарены год назад, а во вторых стояла батарейка, рассчитанная на десять лет. Так что сейчас они тикают мне новое время...

Я снова в большом переходе, и теперь это, прежде всего, о доверии миру. Сегодня снилось, как с высоты этажа пятого кто-то прыгает вниз прямо на асфальт и легко приземляется на ноги...

Состояние размазанное и сонное, с ориентирами сложно, потому делаю только то, что или очень хочу, или сделать должен, но это никак не отменяет легкости, прорастающей сквозь всю эту муть. Да, легкость притекает. Вдруг заметил, что спина, когда-то нагруженная миллионом своих и чужих отягощений, сейчас ничего лишнего не несет...

Я по-прежнему больше внутри, чем снаружи, и словно дозирую приложение силы. А она есть, ее много, и пока больше проявляется в работе - и приятно ощущать себя на месте не в том смысле, что успешен в функции, за хорошее выполнение которой меня похвалят, а просто потому, что делаю любимое дело, причем делаю честно, талантливо, с душой, в удовольствие.

В остальном все вроде как обычно: так же злюсь, так же радуюсь - разве что во всем этом больше тишины.
 

16 ноября
Жизнь в свободном полете - это, прежде всего, приобретение навыка доверяться тому, что идет. А. может, это и главное. И тут нужна укорененность в собственной способности ждать в звенящей тишине неопределенности, помогающая продолжать на ощупь двигаться в выбранном направлении. И это некое комплексное доверие-уважение к себе, своему импульсу или его отсутствию, к своим чувствам, к миру, который что-то дает, а что-то - нет... А, значит, необходимость как-то соотноситься со всем этим и быть внимательным. С доверием к миру у меня с детства не самые радужные отношения, так что этот квест не назвал бы легкой прогулкой, но я это сам выбрал, и, вот сейчас осваиваю легкость как качество, а она ж с доверием в связке идет. При этом трудно осознавать, что, конечно, делаю то-то и то-то, а будет все равно так, как будет. Но приходится. А то, что вокруг дня рождения происходит с группами, моему контролю не поддается  - как, собственно, не поддавалось и раньше, но нынче элемент управления с моей стороны больше, или созвучие между мной и миром. В Москве уже клиенты заявились на полторы группы, а потому думаю или о двухдневках, или о дополнительном дне в конце года, и это приятно, а в Ярославле ближайшая группа, к сожалению, не состоится, приходится ее переносить.
 
 
12 декабря
Вернулся из Ярославля. Состояние потрясающее: энергия брызжет, словно живой воды напился, а за спиной - штанишки с пропеллером. Если учесть мой вышесредний недосып и то, что только-только выбрался из недельной простуды, то это чудо. Простуда, кстати, застала врасплох: с лета ж не виделись, растерялся с непривычки - и она явно пришла как средство для замедления. Так вот, похоже, сегодня мы ударно поработали и на славу замедлились... Спасибо всем нам за этот день!


29 - 30 января
По центру комнаты ползает малюсенькая желтая божья коровка. И это уже дежавю, но то, как они через закрытые окна проникают ко мне из зимы, по-прежнему остается для меня загадкой. Отказываюсь от мысли перенести малявку в цветы: в конце концов если я не знаю, как она ко мне пробралась, то откуда мне знать, зачем? Наблюдаю, как, медленно, но верно она движется под диван. Ну, значит, ей туда. Привела ж ее сюда какая-то сила, и, значит, ей известно и конкретное место назначения, и не мне это менять.

И эти два дня на расстановках у Лены были для меня, прежде всего, об обхождении с силой. О том, как важно ее не только принимать и осваивать, но и правильно направлять... О том, как можно ловиться на силу... О том, как рушатся мечты о всемогуществе и сколько горя может принести применение силы в режиме "не ведал, что творил"... О том, как порой обладателю достаточно большой силы остается только проживать свое бессилие в месте встречи каких-то бОльших сил... Об уважении и неуважении к тому, что больше... О том, к чему ведут попытки впихнуть реальность в собственные рамки, ощущаемые как правильные и справедливые...


14 февраля
Волшебная сила отпускания
Вчерашний день был для меня, прежде всего, под знаком отпускания.

Он был о том, как трудно, а при этом важно отпустить старое, чтобы сквозь него смогло прорасти юное новое. Как легче что-то отрезать или пробежать и надеяться, что оно «само ушло», но, не будучи отпущенным, оно догонит и будет сбивать с ног своей тяжестью, своим весом…

О том, как порой нас не отпускает что-то, о чем мы и слыхом не слышали, и это не игры разума, это серьезно…

О том, как трудно отпустить человека, когда он ощущается как единственная опора…

О том, как не отпускают мертвые, и как не отпускают их самих, причем из самых разных чувств…

О том, чтобы отпустить, нужно встретиться. А чтобы встретиться - отпустить...

О застревании в ситуации через самонаказание как упорное нежелание отпустить вину и взять ответственность…

О том, что просто оказаться там, где есть шанс что-то отпустить, большая удача...

О том, как отпускание дает свободу.


15 февраля
- "Я маленький, я хороший" - вдруг дошло, что это чудесное состояние проросло во мне не только в расстановках. Чудесное - потому что слово "хороший" здесь не связано с внешними оценками. Хороший – до результатов действий и не вследствие наличия каких-то качеств. Хороший не оттого, что умный или красивый, - это просто синоним слова "живой". И это не влюбленность, это больше. Это не отменяет уязвимости, но это другое место...

- В этом новом месте живет и способность признать и принять свое бессилие и того себя, который делает что может, но не волшебник и с чем-то не справляется.

- Более того, ушло привычное - про счастье, которое нужно дать (особенно женщине, но необязательно ей). Ну, досталось мне такое от мамы... В попытках решить эту неподъемную задачу не очень-то преуспел, зато приобрел некоторую силу. И вот задачи нет, а сила есть...

- Время от времени мне проверяют на прочность границы. Злюсь, грущу, а порой и сам ошибаюсь, исправляюсь как могу, говорю чему-то "да", а чему-то «нет», а главное - во всем этом забочусь сначала о себе и не прихватываю лишнего. Оно так легче, и даже если при этом чем-то жертвую, то знаю, зачем, и это мой выбор, моя ответственность...

- А то, что что-то не срастается, а где-то растерян или недоумеваю, приобретает другой оттенок. Уходит базовое знание о ненадежности мира, приходит переживание его подвижности. Мир подвижен, и гарантий нет даже там, где они вроде как должны бы быть по умолчанию и, казалось, можно было расслабиться. В этом нет ни чьей вины, но нужно быть внимательным...
 

26 февраля
Моя расстановка. Тема: не иду во взрослые темы, и ощущение, что из-за того, что стал присваивать отца и при этом попадать во что-то такое, что уводило в смерть его. Хочу другой маршрут, не как у мамы, но и не как у отца.
Игорь как мой заместитель быстро сообщает, что хоть я и изначально железненький, но потом почти весь оживаю, и только стопы не идут. Лена смеется: «Если б стопы пошли, то здесь бы расстановку и закончили».

А дальше, слой за слоем, проявляется много незнакомого. Что у отца природная способность хорошо что-то делать руками. Что через него и у меня хорошая связь с природой, что природа мой большой ресурс. Что, пытаясь соответствовать представлениям мамы, отец отрезал что-то свое сущностное, а с ним опору (это словно зайчонок пытался стать медвежонком). Что у мамы связь с природой слабее.

Вошедшая фигура Моего Дела видит во всем непорядок и захламленность (и в этом есть недовольные мамины нотки) и отходит в другой угол комнаты.

А вот проявляется причина пьянства отца. В раннем детстве ему очень не хватило собственной мамы, и на то были причины. Бабушку, его маму, ее собственная мать прокляла, когда та убежала замуж за голодранца деда, а, кроме того, и общественное мнение эту пару осуждало. А еще перед отцом бабушка потеряла другого ребенка, и много чувств остались с тем ребенком. А потом отец родился в 1941-м... И пьянство отца - это способ маленького мальчика привлечь внимание мамы. Она его застанет за нехорошим делом, накажет - но этим же и проявит внимание. Грустная история. 

И вот моя фигура, которая сначала на фигуру дела просто смотрела снизу вверх, начинает задом подползать к ней, потом как-то с ней неумело взаимодействовать, потом садится, встает, берет за руку, начинает ее держать. Фигура Дела: «Ну,он тыркается,но тем самым растет. Я не буду лезть». И это и про дело, и про мужско-женское.

А насчет проклятия Лена говорит, что тут возможны два варианта: поскольку замужество – это и общее дело, и отношения мужчины и женщины, то в роду может быть известным следующее: "пойдешь за своим импульсом в отношения с мужчиной или женщиной - могут проклясть; пойдешь за своим импульсом в свое дело – могут проклясть". И тогда срабатывает защита. Слыша это, моя фигура, которая уже как жених невесту взяла под ручку фигуру Дела, отшатывается на мгновение. Отзываются эти слова. Тем не менее, потом и фигура Дела говорит, что когда будем вместе, обоим будет кайфово, и Игорь – что уже есть состояние, когда хорошо делать дело и в одиночку, и с кем-то, нет разницы.

Сильная расстановка. Объемный пласт открылся. И про отца, у которого было Дело, но который изменил своей природе ради любви. И про деда с бабушкой, которые, несмотря на проклятье, остались вместе – и несколько фигур, и я сам, подтвердили: «Это стоило того».

А в целом расстановка о том, чтобы двигаться в свое в созвучии со своей природой. И о том, что как-то важно находить меру между тем, чтобы слышать свою природу, но и ожидания, приходящие извне, тоже. Но изначально идти именно из своей природы.


6 марта
Смешно, что во время вчерашней третьей расстановки я и по полной включен в процесс, но и попутно слышу, как на диванчике девушки-психологини шепотом ведут параллельный процесс: "А я бы Цель поставила. И Деньги".

Радуюсь, когда в систему возвращаются живые чувства. Часто ведь к силе идем за счет отказа от них, и тогда это хрупкая сила. А сами чувства - тоже сила, просто другая, причем не меньшая и не менее ценная, с ней притекает много жизни.
Приятно, что, на мои следующие расстановки уже осталось одно клиентское место. Ну, и я ж готов работать чаще.


20 марта
Выходные прошли на расстановках, причем в двух городах и в разном качестве, и они удались.

Ощущение, что расстановки меня лечат: до этого полторы недели поддушивала противная простуда, даже на футбол не выбрался, а вчера еду из Ярославля и понимаю, что уже огурцом, даже усталости нет, и эта приятная свежесть сохраняется.

Ярославские расстановки получились длинными, зато обе прошли в очень хорошие места. Сегодня утром было приятно читать Наташино: "... заметила, насколько ты за эти годы вырос как расстановщик. Поначалу ты больше фокусировался на процессе, сейчас в расстановке хорошо гармонирует и ведение процесса и контакт с клиентом, и где-то конфронтация с ним или замами. Столько удовольствия получила. Классно! Очень радуюсь за тебя!!!". А особенно радостно от того, что это ж мое собственное удовольствие получает место в поле расстановки, отражается ее участниками.

С тем, что вырос, согласен. Знание своей состоятельности стало уже не чем-то мерцающим, а приятным устойчивым фоном. И становится все яснее, что моя роль как просто человека так же велика, как и роль специалиста с определенной "технической оснащенностью": я ж задаю границы происходящего, а работаю я собой. И есть моя нейтральная позиция как равное уважение ко всем фигурам, но и есть мой жизненный опыт, моя философия, мое осознанное и мое бессознательное, мои слепые пятна и ресурсы, моя внимательность и чуткость, мой доступ к тому большему, что стоит за конкретными системами.

И все более отчетливо вижу, как для прохождения к решениям в некоторых расстановках имеют значение как раз мои внутренние "можно": можно выйти из жесткого слияния с мамой и пройти в новые живые отношения с ней... можно пройти через ярость-злость-ненависть к перекрытой ими любви, где с непривычки уязвимо и трудно, но и хорошо... можно стать хозяином своей жизни... можно выйти с территории войны и, как ребенок, маленькими шажками учиться ходить по территории мира... можно вернуть живые чувства и там, где, казалось, они давно умерли...

Такое возвращение чувств - красная нить моих расстановок. Быть в чувствах трудно, ведь может быть больно, но это необходимо. Отозвались слова фигуры Революции о том, что в битвы за идеи уходят те, кто не выдерживает накала непростых чувств. Мне кажется, это не только о революциях - от чувств сбегаем в разное, в те же дела и заботы, в некий шум и гам, в статусы и достижения, в разнообразную движуху, заменяющую движение из чувств.

Кстати, люблю те места в расстановках, где от меня ничего не зависит. Во вчерашней второй расстановке уже даже успел сказать, что, кажется, все и здесь остановимся, - и в этот самый момент возникает сильное живое движение чувств, и это та самая вишенка на торте. А я стою и с удовольствием наблюдаю: я ж как проводник свое дело сделал, до места довел - а дальше оно само...


27 марта
На субботних расстановках Лены Калашник главным для меня было принятие того, что изменить нельзя. То, что было до нас, было таким, каким оно было, и не нам, младшим, пытаться что-то в нем менять. И это притом что прошлое может ворваться к нам, да так, что становится невыносимо: уж в очень глубокие воронки затягивает и вихрями закручивает - а хочется-то жить. И у нас есть право быть свободными от динамик, идущих из прошлого, - и именно глубинное принятие того, что что-то изменить нельзя, помогает освободиться от чужого тогда, когда выхода, кажется, нет.

А еще стал иначе смотреть на героев "Офицеров", по-другому петь песню из этого фильма. Когда увидел, что они и герои, и жертвы своих идей, и есть и то, и другое, эти люди стали для меня еще объемнее и живее. Очень суровое время выпало на долю этого поколения выпало , очень непростые судьбы достались этим людям.
Вчера - мои расстановки, девять часов движения из жесткого в мягкое и текучее. И где-то это была почти прямая дорога, а где-то - овраги, коряги, болота    - и пройти получилось лишь туда, куда пустили.

Удивило то, что жесткость, пришедшая "всего лишь из убеждений", может оказаться на порядок жестче жесткости, за которой стоят по-настоящему страшные события.
 

16 мая
В разгар расстановки – требовательный звонок в дверь. Прошу участников не двигаться в ролях, иду к двери. Открываю – двое полицейских. Просят предъявить документы и объяснить, что здесь происходит. Сигнал от соседей – странная квартира. Показываю паспорт, объясняю, что психологическая группа, и от растерянности (а, к сожалению не предусмотрели мы с хозяйкой квартиры такой случай, не продумали «легенду») говорю, что квартиру арендую. Больше мне здесь уже работать не придется, но когда полиция, осмотревшись и не найдя ничего предосудительного, уходит, мне еще не до этого: я вообще-то группу веду, и это только вторая расстановка. И способностью возвращаться из стресса в спокойное рабочее состояние я себя радую:  продолжаю ровно с того места, где остановились, без усилий завершаю текущую расстановку, так же ровно дорабатываю день.

И вот с мая – в новом зале. Этот зал раза в три больше квартиры и полностью соответствует моей тяге к гигантомании, так что и сравнительное увеличение стоимости принимаю как должное. Пришло время развернуться.


24 июля
На расстановках Лена Калашник употребила выражение «целительное пространство». Услышал и услышал, ничего ведь нового: любое пространство Лены целительное. Но мысль продолжила движение, перешла некий порог, после чего замер в тихом восторге - а ведь и сам я в последние два-три года стал центром похожего целительного пространства, даже двух…

А сегодня вечером заканчивается моя очередная московская группа, вспоминаю это и невольно сравниваю, и не без удовольствия: оно другое, мое пространство, но тоже красивое и живое, оно мне нравится.
 
 
11 сентября
Вчерашние расстановки. Тонкая грань между большим и маленьким...

- Вот в середине уверенного повествования звучат, казалось бы, легкие сомнения - а из-под них, разворачивая ситуацию на 180 градусов, прорывается сумасшедший объем непрожитых чувств. Этим чувствам не придавали значения, а они никуда не исчезли...

- А вот человеку говорят, что рядом места нет. Отказывается слышать: пусть так, сойдет и на коврике. Предложи ему больше - сбежит...

- Или, сам находясь в труднейшем положении, человек дает другому совсем мало - но этих крупиц достаточно для спасения другого...

- А вот идет осторожное нащупывание новой дороги - и сразу становится ясным, насколько здесь, в пространстве без гарантий и ориентиров, велика ценность даже микроскопического шага, сделанного по-другому.

- А здесь такое одиночество, что хоть бы горстку тепла, и неважно, кто даст и что при этом потеряет...

- А вот желание исполняется - но приходит нечто настолько большое, что "заказчик" теряется, и идет недоуменное: "И чего?" И это по-честному: иное проще назвать маленьким, чем впустить...

- Да, наверно, то, как просим и получаем, - отдельная тема. Уезжая семнадцать лет назад в Москву, думал заработать в столице на квартиру в Нижнем, на большее фантазии не хватало. О том, с какими людьми повезет встретиться, тогда, понятно, не догадывался. В горы ходить не собирался. О смене профессии мыслей не было. О Пушкино не знал. Но, видимо, из некой мудрой части себя это все попросил тоже...


9 октября
Конь-неваляшка
Возвращаюсь вчера с расстановок - у подъезда взрыт асфальт, а на двери висит объявление о том, что завтра с 8:00 до 22:00 в нашем дворе этот самый асфальт переуложат. А я ж всегда чувствовал, что все, чего мне сейчас в жизни не хватает, - свежий асфальт у подъезда. Делаю элегантный ход: до четырех ночи смотрю детектив. При таком позднем отбое утром никакой грохот не страшен. Просыпаюсь в два, выспался, уверен, что никакие асфальтоукладчики не мешали. Смотрю за окно: там, на асфальте, конь не валялся... Достойный противник.
 
 
10 октября
Воскресные расстановки. Насыщенный и при этом легкий день.
- Вот человек научился только бороться со смертью - и победил, причем не просто выжил, а и передал жизнь. Правда, сама жизнь так и остается для него войной, на которой нет места чувствам из мирной жизни. Все, что он знает, - это злость. Злость помогла выжить, с ней одной и живет, иначе не умеет. Грустить, печалиться, горевать - нет, это не по адресу, так что тем младшим, кто пытается переживать что-то такое, достается на орехи. Сам того не замечая, он сходится в клинче с той самой жизнью, за которую боролся, встает у нее на пути. И это никак не отменяет тот факт, что, выжив, он сохранил и передал жизнь. Есть и то, и другое, и такое, какое есть, оно достойно уважения.

- А вот в концовке расстановки творит чудеса простое отцовское "Пробуй!", сказанное дочери, заново нащупавшей связь с семьей, с детством, с родительской любовью. В этом отцовском послании - позволение жить не оглядываясь, в собственном ритме, делая ошибки и не чувствуя вины по этому поводу; оно открывает перед дочерью простор для естественного и свободного проявления себя, и она преображается на глазах.

- А здесь удается принять более тяжелую, как кажется, судьбу кого-то из близких - а с ней и собственную судьбу, свое место в семье. Это становится возможным, когда находится кто-то, кто может с уважением смотреть на то тяжелое, что есть в судьбе рода: через этот уважительный взгляд притекает жизнь, возвращается сила.
Ну, и как же приятно слышать, что перемены приходят сразу, еще по дороге домой с расстановок.
 
 
23 октября
Смерть, благословляющая жизнь
Вчера. Сильный момент. Ставим фигуру ресурса - и в поле входит исключенный. За ним - еще двое. Те, кто ушел, не получив должного внимания и уважения. И сначала это резкий крен в тяжелое, вязкое движение по грани невыносимости и беспомощности. Но - среди живых находятся те, кто готов видеть и принимать, и в конце концов та встреча, которая не состоялась раньше, происходит - и высвобождается жизненная сила, глубоко трансформирующая семейное пространство.


7 ноября
Безумству храбрых. Разные песни.
- Невероятно трудно открыто заявить, что ты другой, когда за спиной - устои, освященные опытом поколений, непоколебимым знанием того, что жизнь устроена только так и не иначе. Сразу становишься отступником, вступаешь в борьбу против своих, рискуя оказаться в полном одиночестве. В этой уязвимости страшно, и нужны сила и мужество, чтобы шагнуть туда, куда зовет сердце. Страшно, потому что там неизвестность и неопределенность - а двигаться в этих местах навыка нет: ни опыт следования традиции, ни опыт борьбы с ней здесь не помощник. Но мир любит храбрых, и сначала род смягчается и благословляет отступника на новую жизнь, а затем и сама новая дорога протягивает руку помощи.

- А вот - другая храбрость, без знания меры и ощущения ценности жизни, легкость, перетекающая в легкомысленность. При всем таланте и мастерстве не стоит канатоходцу выходить на канат под шофе. Паралич, сломанная карьера - и вот уже такая "легкость" тяжелым грузом ложится на плечи близких. Не усвоил этот урок один - эту русскую рулетку продолжат другие, сценарий захватит новых игроков, а близкие будут метаться между беспомощным страданием от невозможности остановить, разбудить, вернуть к реальности и желанием повесить на ноги тяжелые гири и спасти хотя бы так. И это часть заданной игры, а выход в том, чтобы отменить сам ее сценарий. Только за его рамками появляется шанс на свое.
 
 
11 декабря
Душевный вчера расстановочный день в Ярославле получился. Пока на кухне центра варился суп из камней, мы прожили три полнокровные расстановки.
Пожалуй, самый яркий для меня эпизод: самоустранение мужчины из-за невозможности встретиться с чувствами. Оно, понятно, не новость, но вот так, что даже проще уйти на войну и погибнуть за родину, чем привязаться к жене и ребенку. И вот вопрос, что в этой жизни подвиг...
 
 
19 февраля
Зимняя охота

Шикарная зима в этом году: снежная, мягкая, воздух другой, дышится легко и свободно. И работается душевно. А в феврале зацепилась мысль о качестве присутствия как той основе, на которой строится моя работа. Мало ж сказать "качество присутствия" - хочется ж хотя бы для себя самого это понятие и расшифровать.

Оно как-то рифмуется с открытостью, и постепенно нащупываю, из чего оно состоит... Из искреннего интереса и уважения... Из желания смотреть и видеть... Из обхождения с интенсивными энергиями и чувствами... Из впускания разных объемов и моделей реальности... Из пребывания за пределами этих моделей - в том, что происходит в конкретный момент, с опорой на раскрывающуюся перед глазами неизвестность... Из стояния в тупиках и признания собственного бессилия... Из тишины, из желания слушать, из выстраивания диалога...

И мне ведь нравится собственное качество присутствия, притом что я ж себе самый придирчивый критик. К тому же у меня есть чудесное, родом из белорусского детства, состояние "охотника", пришедшее во время летней ловли рыбы. Эта и была охота: по колено в воде мы, мальчишки, ходили по мелкой речке и ловили руками окуньков, плотву, подкаменщиков. "Охотник" - это вагон удовольствия, азарт, собранность, готовность замедлиться, а то и вовсе застыть - но и мгновенное смыкание рук. А я ж и из него работаю, в охотку.
 
 
9 апреля
Вчера, работаю. Вижу нечто до боли знакомое, и для меня в этом ничего сумасшедшего или неправильного. Да, это любовь, перекрывающая все на свете, да, состояние: «если здесь такое, то и реальность не нужна». И конечно, это по-детски закрытые глаза, сладкий сон, в котором хочется оставаться как можно дольше - но и чувства живые, искренние, настоящие, и есть и то, и другое. Хорошо знаю, как трудно и больно возвращаться из этой сказки в явь, и что только запредельная боль разбудит - такова цена, и оно стоит того, раз уж выпало взрослеть именно так... Когда-то меня с мясом и кровью вытаскивали из этих мест, сейчас уже сам могу в этом помочь. А уже утром приходит, что одно из любимых стихотворений на немецком, «Лорелея» Гейне - о том же. Как это ни печально, но разбиться о скалы реальности – необходимо. Чтобы заново в ней родиться.


16 июля
Перечитываю "Любовь духа", дохожу до раздела "Духовная семейная расстановка" - и слегка замираю. Я ж с семейными темами так и работаю, с доверием большему, которое ведет. При этом с Хеллингером не пересекался - но Лена учила нас работать именно так...

"Духовная семейная расстановка
1) Движения духа считывают заместители, и в самом ходе расстановки нет заданности.
2) Движение духа, которым невозможно управлять, приходит снаружи, хотя воспринимается оно как идущее изнутри. Но важно, чтобы заместители не хотели помочь, а просто были собранными и не боялись того, что может проявиться. И уже по ходу становится видно, кто нужен еще.
3) Важно, чтобы заместители двигались медленно.
4) Ведущий расстановки должен в первую очередь воздерживаться от собственных намерений и интерпретаций. Он тоже позволяет движению духа захватить себя. Т.е. действует, только если ясно чувствует, какой следующий шаг «назрел». Это не значит, что он отдает все на откуп заместителям. Он, так же, как и они, находится на службе движения духа и следует им тем, что определенным образом вмешивается или что-то говорит. Он с равной любовью обращен ко всему происходящему, ко всем фигурам. Это возможно, если он научился обращать внимание на движения духа в себе, так что он сразу чувствует, если он вдруг отклонился от любви (например, если ему хочется кого-то обвинить или если он жалеет кого-то страдающего).
5) Движения духа всегда соединяют то, что было разделено. Их необязательно доводить до конца. Они – начало целительного движения".

Основное отличие – это более статичная позиция заместителей, позволяющая накапливать чувства и разряжать их в нужном месте. В остальном один в один.
 
 
23 июля
В эти выходные коридор затмений принес мне несколько разных "впервые"...

Впервые в субботу и воскресенье работали в двух разных по размерам и по атмосфере залах еще и двумя командами, в которых не было ни одного участника-мостика. Суббота - один зал, одни люди, воскресенье - и люди, и зал другие. Только глубина погружения та же.

Впервые столько новичков. Девять человек.

Впервые к группе присоединилась коллега по биосинтезу. И это правильно: коллеги по гештальту, процессуалке, травме, расстановкам были ж.

Впервые делал расстановку сна. Сны и впрямь лучше знают, куда надо...

Впервые, слыша в лицо, что мастер своего дела, не смущался, не съеживался. Сам постепенно пришел к этому ощущению. Простой критерий мастерства, взятый у футбольных комментаторов: не опускаться ниже определенного уровня. А я же не опускаюсь.
 
 
14 сентября
"- Ты когда-нибудь делал выбор: "Бросить или сделать волевое усилие?"- Нет, но я понимал необходимость продолжения.
- Необходимость - не выбор. Даже не совсем волевое усилие. Выбор делается без необходимости. Ты делал такой выбор?
- Трудно сказать.
- Выбор без необходимости сделать волевое усилие и есть аэродром подскока в твоих делах. Без него твой "самолет" не улетит дальше обычного радиуса.
- Чтобы развиваться, нужны волевые усилия?
- Для дел. При развитии человека волевые усилия бывают и вредны.
- Как это?
- Когда человек напрягается, он становится жестче, консервативнее.
- Для развития себя нужно расслабиться?
- Разрешить себе изменяться, расти, понимать. А уж с этим или расслабиться или собраться - по ситуации". (В. Серкин "Хохот шамана").

Я тоже делал такой выбор. Мой аэродром подскока - живое. Без труда распознаю его вкус и запах. В ту же психотерапию и духовные практики пришел за живым, из этого же находил учителей. Дорога эта не без ухабов, так что и привычные навыки преодоления пригодились. Иной же раз свое живое и защищать нужно - в том числе когда под руку несется мамино: "Долго еще ты будешь заниматься этой херней?", или от такой же "мамы" внутри. Раньше мямлил и оправдывался - но уже давно спокойно и весело отвечаю: "Всегда". На воскресных расстановках Лены прочувствовал, какой в этом ранг и какая сила. Постепенно обживаюсь в этом месте, с уважением к тому, что есть. А оно есть.
 
 
17 сентября
Сумасшедший день. По открытости, глубине. Не просто радость хлещет, а даже гордость переполняет, что такое произошло и приложил к этому руку. Во время последней расстановки пришло, что а ведь нужно всего-то создать тишину для честного диалога. Получилось. Спасибо всем нам за эту красоту.


20 сентября
Из расстановочной теории знаю, что здоровое взросление женщины протекает в три этапа. Сначала девочка встречается с мамой, и это первая встреча с миром еще по сути бесполого существа. Затем происходит встреча с отцом - и здесь девочка осознает свой пол, учится влюбляться и жить уже в мире, где есть мужчины. А затем возвращается к маме для освоения зрелой женственности...

Но это теория, а практика... Вот моя мама. Родилась в 1942-м, дед уже погиб... С его смертью по сути потеряла и бабушка: в войну в деревне одной с пятерыми детьми на руках ей было не до потребности в любви младшего ребенка. Тут бы просто всех накормить, чтобы выжили в голод. И еще тогда в бабушке застыли чувства, умерло женское: осталась одна, стала просто матерью - пойти осваивать зрелую женственность маме пойти было не к кому. В общем, не случилось у мамы тогда ни встречи с мамой, ни с отцом, и относительно себя как девочки-девушки-женщины образовалась полная дезориентация. Впрочем, и тогдашнее время женственность не жаловало: все, от октябренка до партийных лидеров, двигались стройными рядами к светлому будущему и были друг другу товарищами - и тогда вроде бы не потеря. К счастью, дети все же рождались - и получали то что получали, другого ж не было: родители ж дают нам себя, таких как есть. И мама не одинока, это поколение, и оно такое не первое, и это печально.

И вот когда на моих глазах в расстановке разворачивается, да во всем объеме, то самое "классическое" здоровое взросление женщины, это сильно, это событие. Чувства роятся... Восхищение тем, что женщина пришла в это место (а ясно же, сколько для этого стоптано башмачков - красных ли, или любых других цветов и оттенков)... Удивление от того, как этот процесс сам по себе движется, и ничего, кроме тишины и доброжелательного присутствия, не требует... Удовольствие и гордость: мне позволено в этом быть - и понимание собственной неслучайности в этом месте... Осознавание того, что за любой броней и невыносимой болью, за тяжелыми травмами поколений женщин эта здоровая дорога есть, и вот я ее вижу. И она простая, без изгибов: просто тишина, просто объятия глаза в глаза с мамой, просто отцовское "дыши"... И это здоровое от них же идет, от наших старших. Как бы ни были переломаны их судьбы, доступ к этой дороге они нам передали.
 
 
1 октября
Некоторые простые вещи приходят удивительными путями. Недоверие к миру - тема, на которую и в личной терапии много работал, и расстановку делал (и не без оснований, и, если вдуматься, не одну), и второе рождение опять же...

И вдруг на днях осенило, что пять лет назад ушел из менеджеров проектов серьезного немецкого предприятия в никуда, даже не завершив обучение расстановкам в еще первом потоке у Лены. Конечно, ушел из той незабываемой команды не просто так, а на осознании, что превратился в автомат и больше там не живу, - и, тем не менее, в пустоту. Такой вот недоверчивый...

В пустоту, но за живым, и жизнь поддержала - очень благодарен всем тем, в чьем лице она это сделала. А удивительно то, что столько времени факт тогдашней формальной неготовности к таким переменам словно не замечал. И, видимо, на каком-то другом уровне был готов. Просто двигался, словно на рефлексах. Да и не было тогда времени на размышления. А сейчас оглядываюсь - хо-хо...
 
 
15 октября
Быть живыми

Перед работой люблю ловить знаки: вслушиваюсь в песни, что крутятся на языке; всматриваюсь в вывески; внимательно смотрю те же фильмы в ярославском "Экспрессе".

Вчера, шесть утра. В измененке недосыпа выхожу из дома - и ухаюсь в пронзительное переживание жизни. Темно, прохладный утренний воздух, тихо падают листья, я живой, вокруг живое...

Вчера же, семь вечера, и главное послание последней расстановки дня: нужно просто быть живым - и давать другим быть живыми.


22 октября
Утренняя почта приносит приятный отзыв, из текста струится радость клиентки в связи с глубокими переменами и удивление от того, что кое-что в расстановке вышло за рамки ожиданий, стало десертом.

А я же и сам никогда не знаю, в какую сторону расстановка повернет и куда приведет. Как расстановщик я там, где нужна встреча живого с живым, я посредник и проводник. И это движение из незнания в концентрате чувств, энергий, связей, отношений; непрерывное осознавание; живой контакт с реальностью.  Рад, что могу это, что меня сюда привело. Высокое слово "предназначение", видимо, об этом.

И, тем не менее, порой меня болтает. Все-таки нынче в мире серьезный крен в достижение результата, и живым нередко жертвуют, его ценность словно тускнеет. Вспоминая об этом, временами теряю устойчивость. Но и, по счастью, помню, что даже заметенные под ковер драгоценности не перестают быть таковыми, это дает опору.

Расстановки - мост между крайними точками, при движении по которому проявляются и обретают силу, ценность, значение нюансы, оттенки, полутона. Расстановки служат жизни во всем ее объеме. В стремительном беге за результатом проще заметить только выпуклое и яркое, черное и белое - а неяркое и малозаметное часто отбрасывается, отрезается. Отрезается - а там много жизни, а она не любит столь небрежного обращения и возвращает отрезанное ... жесткой ли симптоматикой, сложными ли обстоятельствами, или как-то иначе. Не со зла это делает - ради полноты жизни.

И это же - о захваченности непрожитым. Решает человек двинуться в новую любовь или развернуться на всю катушку в творчестве, а ноги стоят, и на душе - тяжеленные гири непрожитого. Того самого, что некогда выбрал отрезать. А расстановки ведут к соединению, к возвращению к себе, к наведению порядка в доме.
Живому нужны тишина, свободное пространство, естественный ритм. И, похоже, то, как собиралась последняя двухдневка - послание (оно же щелчок по носу) от Большего о том, что, если по-честному, не я расстановки собираю, да и веду не я.
Да, я в этом участвую, у меня есть здесь и место и роль - но контролировать это не могу, это часть естественного течения жизни. И, как бы ни суетился накануне (а временами это было на грани беспомощности), все сложилось так, как сложилось. Да, кто-то отпадал в последний момент, а кто-то, напротив, неожиданно появлялся в самое нужное мгновение - и это было красиво, и разворачивалось что-то невероятное, такое, чего до этого не было.
 
 
27 ноября
Ярославль, воскресенье
Одна из расстановок развернулась как классическая работа с шоковой травмой, только системной. Страх, вымораживающий членов разных поколений; затягивающая тех, кто подошел близко, воронка; отрицание; сдерживаемый гнев; трудности в прохождении к боли, к слезам - все это было, - и, понятно, двигались медленно, мягко.

Да, еще вчера пришла фраза: "Насколько же непрожитое сжимает жизнь".
А вечером - Salsa Party. Волшебная атмосфера, я - в зрителях. Как тот, кто танцевать не умеет, люблю смотреть на тех, кто умеет. У них не знакомая мне пластика, другие формы обмена радостью жизни. Ну, и поражает, как живые люди могут выучить столько движений и так свободно танцевать с разными партнерами, да еще так свободно перетекать из сальсы в бочату, из бочаты - в кизомбу...
 
 
16 декабря
Хорошшшшшо!!! Доволен как удав при передаче привета мартышке. Последние выходные года стали словно метафорой всего расстановочного года: многослойные, сильные, с максимальным погружением и нежной вишенкой. И это в том числе о качествах пространства, об атмосфере, и это что-то дорогое. Тут я словно родитель, любовно наблюдающий за тем, как уверенно топает по дорожке его красивый живой ребенок. И это ж правда мое детище. Но и не только мое: эту атмосферу создают все участники группы. А от того, какие люди это делают, как честно они в этом пространстве живут и как меняются (и как меняют тем самым меня), получаю отдельное удовольствие. Много благодарности к нам всем за этот наш общий год.


23 декабря
Моя расстановка
Тема: усталость.

Набрасываю контекст, ставим мою фигуру и фигуру Усталости.

Моя фигура быстро встает на колени и стоит так, протянув к кому-то руки. В этом месте - Усталость, но она скоро уходит мне за спину. А сама она похожа на маму, потому Лена вводит фигуру мамы.

Мама ходит кругами вокруг, моя фигура злится на это до мата, а Усталость говорит, что она меня от чего-то защищает.

И еще фигура Усталости говорит, что ей хочется вытолкнуть маму в дальний угол комнаты. Куда-то далеко в материнскую линию.

А фигура мамы ложится у ног моей фигуры. Объясняет это так: вижу, что он чему-то кланяется, так пусть тогда мне. Но и видно, что моя фигура явно в контакте с чем-то и кем-то более дальним. И вспоминаю про Василия, казака, с которым познакомился через Юлю Цвяк. И Усталость, которая уже сама проходит в тот угол, в который хотела вытолкнуть маму, подтверждает:  да, это он. Причем он не просто казак, а есаул, уважаемый мужчина. А я озвучиваю  историю его неожиданной гибели: убили его прямо в родной  станице, а не в бою, и это было что-то бытовое типа ограбления.

И эта ситуация явно влияет. Расстановка засыпает. Лежит и вроде как спит-отдыхает моя фигура, затем фигура мамы, в поле двое наблюдателей вырубается.
И этот казак скоро ложится, а перед тем, как лечь, говорит о праве отдыхать. Ложится как тот, кто напахался и сладко отдыхает. С завистью на это смотрю. Право на отдых.

Лена вводит Убийц из той ситуации. И идет много на тему неожиданности со стороны мужских фигур. Неожиданно это становится ситуацией треугольника. Фигура мамы просыпается, идет в тот дальний угол и объясняет, что это был муж, а это любовник, и это ее план был. Такой вот треугольник как из «Тихого Дона», но еще и с убийством. Любовник-убийца в смятении, словно не осознает, что правда убил. Муж: тоже больше разочарован и раздосадован: зачем убивать? – я бы отпустил к нему. И для него это не та смерть. Лена: «Там явное резкое прерывание мужской самореализации».

И там же, в углу – та же тема засыпания. Фигура казака ложится, за ней – фигура убийц.

Фигура мамы хочет сделать туда поклон именно как мама. Лена вводит другую заместительницу на роль той женщины из треугольника, и фигура мамы кланяется.

Затем поклон туда делаю я. Для меня это о том, чтобы освободиться, чтобы то, что там, осталось там.

Фигура мамы отдельно кланяется женской фигуре. Лена комментирует, что если эта фигура стала непрощенной и тем самым исключенной, то да, имеет смысл. И это в чем-то поклон о том, что да, дура, но не так и виновата.

Потом кланяюсь уже всем им, включая маму с ее включенностью в эту ситуацию, и это поклон судьбе. И этот поклон другой, он соединяет. Кланяюсь как часть судьбы ей самой как большему. Я – часть этой судьбы. Моя жизнь пришла и от них, и вот через такие изгибы судеб.

Фигура убийц говорит, что этот поклон был значим. После него какой-то канал утечки энергии закрылся.

Моя фигура все это время лежит с закрытыми глазами – и она в своих процессах, и в концовке она уже и сколько-то отдохнула, и туда, вдаль, не смотрит.
Лена: «Тут бы и закончили. Можешь отдыхать». Приятная концовка.


1 февраля
Эхо прошедшей субботы.
С субботы не прошло и недели, а уже есть ощутимая отдача и приходят основательные перемены, о чем мне пишут участники группы. От этого радостно - и значит, это были вызревшие процессы.

А еще в субботу приезжала заместительница из Смоленской области, и она заявилась в последний момент, когда уже подумал, что клиенты решили побыть узким кругом. Екатерина здорово помогла, а вчера с "Самопознания" приходит ссылка на ее отзыв, и настолько приятно, что на некоторые шероховатости лингвист внутри меня закрывает глаза: "Очень высокая профессиональность. Тонкое чувство меры, границ, личного пространства. Не навязывает своё видение, а ведёт по реальным ощущениям. Неимоверная глубина и сила. Спасибо Вам большое!" (https://samopoznanie.ru/trainings/rasstanovki_po_hell..). Пожалуйста!
 
 
4 февраля
Никто не обнимет необъятное
С удивлением и огорчением читаю на сайте отзыв клиентки, в котором женщина одновременно пишет, что получила результат, но и что я ей встретить друга души не помог, то есть таки запрос не проработали. И что специалист я слабый, на троечку, но разок прийти можно. Хм.

Было бы преувеличением говорить, что  всегда даю стопроцентный результат. Да это и невозможно: не господь бог я, и не все сто процентов зависят от меня. Даже если сделал все, что смог, есть же еще сам клиент, его намерение измениться, его готовность, сопротивление его системы. И, пусть сейчас мое качество присутствия меня откровенно радует, плюс со временем сформировался хороший баланс процессуальности и структурности, мягкости и твердости, но, конечно, и ошибки случаются. Тут чуть поспешил, там затянул паузу, здесь не заметил, что напрашивалась фигура. По счастью, семейная расстановка движется на могучей родовой энергии, и этот поток выводит расстановку куда нужно, нивелируя такие шероховатости. Если, конечно, они незначительные.

А бывают и значительные. Как-то еще на рассвете своей расстановочной карьеры однажды настолько неудачно поработал с парой, что где-то в середине расстановки услышал от мужа: «Давайте прекращать этот цирк!» - и все, что тогда оставалось, так это рассказать ему на дорожку о том полезном, что успел сделать и как это до него и до обоих в любом случае дотечет. Расстроился, понятно, зато на собственной шкуре убедился, к чему приводит дисбаланс между движением расстановщика по процессу и его же способностью своевременно структурировать происходящее для клиента, при необходимости направляя процесс в верное русло. А я тогда настолько увлекся процессом, что забыл, что человек на расстановках впервые, а к тому же не так чтобы методу и доверяет, вот мне эта «забывчивость» и аукнулась. Пока я в поте лица трудился в поле, помогая, прежде всего, подрасти его фигуре, он сходил с ума от непонимания происходящего, а потом взорвался. Подойди я к нему чуть раньше с объяснением промежуточных результатов, уверен, прошли бы в очень хорошее место. Но я увлекся, и это был мой провал.

Но с расстановкой этой женщины все, мягко говоря, несколько иначе. Давно завел привычку записывать по памяти прошедшие расстановки. Такая вот самосупервизия. Смотрю конспект этой расстановки - да я ей горжусь! Дотянулись в такое место, что застрявший поток жизни и любви вновь потек к клиентке. Когда (если?) это прорастет, перемены будут кардинальными - и именно в контексте запроса, по которому, понятно, и работали. Но встретить друга души я ей не помог, это чистая правда. Впрочем, в начале расстановки сразу честно ей и сказал, что в этом без гарантий, но, похоже, либо не был в этом достаточно ясен, либо она предпочла это не услышать и согласилась формально. А жаль.

И сама собой вспоминается одна давняя расстановка Лены Калашник. Там в нескольких местах развернулось три красивых глубоких процесса, причем все на озвученную клиенткой тему, дополняя и усиливая друг друга. Ненависть трансформировалась в любовь; происходили встречи там, где до них, казалось, было не добраться из-за сумасшедшей ожесточенности; расчищался завал за завалом... А клиентка ждала чего-то своего. Ждала-ждала, не дождалась - а в конце выдала: "И это все!?" Мы в заместительских ролях подскочили от возмущения: "Да, ЭТО - все!"

И вот уже я не попал в ожидания. Пришло мое время. И это о признании бессилия. Сделать свою часть - могу, честно и по максимуму, и объяснить, что и почему делал, - тоже. Но - сделать так, чтобы клиент увидел и впустил пришедшее, не в моих силах.
 

2 апреля
Бывает, что вытащил счастливый билет, а узнаешь об этом только в процессе или даже задним числом.

Так было позавчера. За неделю до группы заместителем заявилась женщина возраста мамы. И - пришла, хотя и сомневался. Честно отработала в первых расстановках и... заявилась на последнее незанятое клиентское место. То, что желающих остаться на поздний вечер вызвалось только трое, ее не смутило. И скоро выяснилось, что остались только те, кто был готов и кому было надо.

Такая готовность - вещь несложная: либо готов, либо - нет. Каждый приходит на расстановки за своим и берет сколько может. И пусть на мой взгляд ушедшим перед третьей расстановкой было б полезно ее даже только увидеть, но раз ушли, то, видимо, не время и не место. Нет ли готовности взять, некуда ли положить - неважно. Важно, что, надеюсь, они взяли то, зачем пришли.

А те, кто остался, еще и этот самый билет вытащили. И вот еще воскресный вечер после группы - смска от Юли: "Реализованный опыт открытого сердца. Невероятно. Спасибо большое". Утро понедельника - сообщение от Володи: "Продолжается поток сердечности". Радуюсь, читая. Участие заместителем - часто ни с чем не сравнимый подарок, а в этот раз и подавно. Сам еще под впечатлением от концовки этой расстановки: три распахнутых сердца, спокойный поток любви между ними, глубина сумасшедшая. И то, что пишу, скорее, намек на то, что происходило: слова такое не поднимают.

А мой счастливый билет в том, что еще ж в четверг группа на волоске висела, хотел отменять. Но заявилась Лера, затем Оля... Получается, те, кто ушел раньше, тоже этот подарок создавали. Большое нам всем спасибо!
 
 
10 апреля
Весна, на ощупь.

Работа и учеба в разных формах приносят одну и ту же знакомую тему. Тот, кто в раннем детстве пережил много боли, отчаяния, пустоты и утратил доверие к жизни, впоследствии тепло и любовь берет с трудом и крупицами, отворачиваясь от остального. Отворачивается, например, из злости, что этой любви не было раньше - тогда, когда она была так нужна. Или потому что так же не бывает, что вот он вдруг любим да еще ни за что ни про что. Или некуда взять сразу много. Или потому что угасла сама надежда это тепло получить. Или еще почему-то.

А чем больше берет, тем больше и растерянности: опыта такой жизни нет, каждый шаг - по целине. Годами ж в совсем другом мире жил, и все главные навыки - оттуда и для тамошних условий. Умеет, например, прятаться и защищаться от вторжения.
Выживать в одиночку на морозе, питаясь редкими солнечными лучиками - тоже. А, скажем, просить - нет. Или чувствовать свою ценность. И при встрече с другим миром с непривычки свет глаза режет и жара несусветная - и проще схватить горстку тепла и отскочить на свою холодную родину. Но и любви хочется - и вот снова шаг вперед и два назад. И счастье, когда рядом есть рука помощи, но все равно идти самому, в своем темпе и ритме.

Ну и это ж родная тема. Не один десяток кругов по этой дороге нарезал, и еще не вечер. И, однако, ощущение, что сбившийся по весне сон и перегрев головы - и из-за возросшей концентрации тепла. Я ж уже охотно беру, и столько его за последнее время притекло, что мыслительный аппарат осваивать не успевает. А вот прочее тело происходящему радуется: дыхание глубже и шире - а в снах покой такой, что ураганом не снесешь. Причем этот покой и в будни неслышно пробрался - в том числе и в ситуации, в которых раньше неделями б ярость клокотала. Такое вот удивительное рядом. Добаюкали меня, видно, на последних группах по биосинтезу. Ну, а дальше все так же, на ощупь...


12 апреля
В день космонавтики лезут космические банальности...
Звездолет, мгновенно переносящий в счастье, - это не наука в долгу, это по-честному. Стань такое реальностью, мы б и вовсе разучились ценить то, что есть.
Ведь когда из точки А в точку Б по старинке на своих двоих пилишь, то и все лучшее из А с собой в дорогу прихватить успеваешь, и мир за пределами А и Б посмотреть (а ведь он, вероятно, существует), и силу свою в дорожных ситуациях почувствовать, и ценность пройденных шагов не только ногами нащупать. И так дойти в точку счастья тем собой, который этой точке соответствует.

А иначе ж вжик - и ты в сбывшейся мечте, только того, кто в этом месте может быть, здесь нет: не дошел. Есть только тот, что сел в звездолет в точке А.
Ну, а если ножками, то, глядишь, где-нибудь на переправе или на привале обнаружится, что лучшее из прихваченного ты и есть.


11 июня
Моя расстановка. Тема – ком в горле (он же хронический насморк).
Моя фигура отражает хорошее состояние и некую воздушность верхней части тела. С вводом энергии симптома заземляется. Да, в начале левая нога была словно колодка. Еще говорит, что в грудной клетке не только я, а словно еще чей-то хорошо спрессованный пласт.

А при этом у фигуры Энергия Симптома уже на этапе ввода подкашиваются ноги, она падает, ложится.
А дальше  - вновь многослойность. Значение имеют и мои нерожденные братья и сестры, но главная фигура - прадед Фома, который словно выпал из рода, стал прокаженным. Его судьба  родом замалчивается, знаю только из расстановок, что он мог воспользоваться какой-то женщиной и был показательно повешен то ли белыми, то ли красными. Похоже, за это род от него отказался. А я тот, кто на него смотрит, его видит - и еще связан с ним в теме одиночества.

Лена кладет фигуру прадеда и вводит фигуру убийц. Убийцы ощущаются как церковь (моя фигура видит попа – и сам отмечаю крестик на груди фигуры, и это о церкви – и вот ведь не случайно я некрещеный). И звучит, что деда убили в том числе ради морали. При этом хотели наказать, но не так жестко, и на умершего лежащего прадеда Убийцы смотрят с недоумением.

Постепенно энергия расстановки выравнивается. А позднее Лена кладет и фигуру Убийц рядом с фигурой прадеда. И постепенно фигура Убийц говорит, что в этом месте уже неважно, что было там, раньше, - здесь все уравнялось. И прадед тоже спокойно лежит.

Где-то здесь моя фигура чувствует себя уже не только и не столько Сашей, сколько братом прадеда, не сумевшим защитить своего.  Лена просит его поклониться тому, что есть. Заместитель кланяется, а когда он выходит из поклона, в поклон ложусь я: для меня это о том, что я-то знаю, что я – это я. И когда встаю, моя фигура уходит (и получается, что та часть меня, которая была соединена с тем событием, свою миссию выполнила и свободна).

Да, а мой поклон был таким. Словно лежу на пашне, рядом с кладбищем, где и свои, и чужие. Спокойно, естественно, контакт с землей. Долго мог бы так лежать.
Фигура Симптома где-то еще до этого так же ушла. Где-то здесь и заканчиваем.

 
15 июля
Доволен прошедшей субботой - качеством внимания, легкостью, сочетанием мягкости и силы, теми красивыми местами, в которые прошли. Все это радует - значит, восстановился после стахановского июня. Да, и намек Ксении о том, чтобы уравнять стоимость для клиентов и заместителей, услышал... хорошая шутка, нравится.

А качество внимания рифмуется с пришедшей картинкой пространства и времени. Попросили дать первую ассоциацию о том, где могло бы пригодиться умение работать с пространствами, и пришло, что внешнее пространство жизни - отражение внутреннего пространства, но нужно быть, и быть внимательным. При этом неважно, к чему я внимателен, - к тому, что снаружи, или к тому, что внутри, это ж одно. Внимание порождает живое, проживаемое время жизни, а направление внимания открывает ее пространство. И получается, везде в жизни. 
 

25 июля
Сегодня ровно пять лет, как работаю в Ярославле, августовская расстановочная группа - юбилейная.

Дело было так. В июне 2014-го хвастаюсь Наталье Митрушиной, что выучился расстановкам, на что неожиданно слышу "Приезжай к нам", легкомысленно отвечаю "А приеду" - и с этого дня уже работаем с Наташей в тандеме, как расстановщик и организатор группы. И дальше все происходит так быстро, что в начале нашего совместного проекта, видимо, пребываю в основательной измененке - не успел ни прочувствовать сложность задачи, ни испугаться, как первая группа уже состоялась...

И вот недавно разговариваем с Наташей, и доходит: "Ничего себе! А ведь уже пять лет!". Да, пять, и за этим - дорога, полная приключений, испытаний, чудес.

Само такое сотрудничество - отдельный вызов. Одно дело за все отвечать самому, другое - распределить функции так, чтобы каждый отвечал за свое и при этом обоим работалось в удовольствие. Получилось. Думаю, и потому, что с самого начала остаемся в постоянном диалоге, ну, и, что называется, "химия сложилась".

Наташа как организатор - моя сумасшедшая удача. Я ж приезжаю в Ярославль, честно делаю что могу и тут же уезжаю - а группа собирается на доверии Наташе. Это она создает атмосферу, в которой чувствую себя так, словно группу собирал я, притом что каждый раз это новая группа. Участники привносят свое, я, понятно, тоже - куда ж без меня? - а в результате при любом составе эта живая атмосфера сохраняется, отчего работаем легко и спокойно и проходим на ту глубину и к той ясности, которой требуют конкретные расстановки.

Ну а потом здесь приятно просто быть. Ярославская группа - это душевное общение, интересные люди. То, что они возвращаются снова и снова, - это подарок, от этого тепло. Расстановочная группа - это ж постоянные изменения. Пришел человек, получил помощь - с благодарностью ушел, завтра придут другие. А тут время идет, мы меняемся, сами люди меняются - а наши встречи продолжаются! И здорово, что в августе с нами будут и участники той далекой самой первой группы, и те, с кем знакомы не один год. И, конечно, будем рады новым людям. Это ж только первая пятилетка закончилась, путешествие продолжается. До новых встреч!


30 июля
Раздольное дыхание - не единственное приятное послевкусие от позавчерашнего дня. Как и удовольствие от того, что любимое дело продолжает удивлять, открывая новые грани жизни.

Вот страх как оберегающая и балансирующая сила в семье, где знают о тех, кто призван раскачивать лодку и готов платить за это максимальную цену.

Вот амазонка честно пытается стать хранительницей очага, хотя лишь понаслышке знает о том, что такое очаг, и пытается взять его штурмом. Честность встречается с невозможностью - и дорога ведет к очагу через то место, что пробежала в горячке боев, в другую атмосферу детства.

Вот помощь, приходящая только после признания полной беспомощности. Ненависть, в которой столько любви.

Вот многослойные преграды, не дающие подружиться с деньгами. Установки, детские травмы, взрослые конфликты, давние истории - пестрый клубок, затрудняющий встречу. Легкость и радость в помощниках.

Вспоминаю услышанное когда-то, что главные деньги - это время жизни. Понятно, через достижение целей растем, но, меряя жизнь целями и упираясь в результаты, часто задвигаем живое присутствие на второстепенные роли - и тогда-то появляется ощущение свистящих мимо лет. И снова поиск меры, баланса.

Еще. Жизнь - это следование или управление? Близкое к знанию переживание, что нечто большее ведет (а то и несет), оно же есть. И выбор - тоже. И, возможно, управлять - это в том числе ловить созвучие, запрыгивать на свою волну. Тогда управление вытекает из следования, а следование - из управления, а ответственность в том, чтобы слышать оба звучания - и то, что идет извне, и то, что рождается внутри - и откликаться, из живого присутствия.

 
13 августа
Вернулся с Балтики, по свежим следам рождается много благодарности.
Прежде всего, Роману - за сам зов, за атмосферу, щедрость и мастерство. Василию Ивановичу - за душевное пространство. Всем нам, кто съехался и слетелся отовсюду и по-честному открывался в своем главном, проходил через боль, менялся на глазах.

А меняло нас все: рунические расклады и расстановки, магические практики, трансформационная игра "Ветер перемен", выезды в места силы, да сама совместная жизнь в заряженном силой общем поле.

И это была новая встреча с простором и размеренностью здешних мест, с их удивительной мощью. Хотя чему удивляться, когда в одном и том же месте смотрят друг на друга два воинских захоронения, наше и немецкое... Такого в этих местах много: не раз здесь сходились силы в смертельной схватке, гибли люди. Места хранят также и эту силу.

Та же Бальга. Сила здесь везде, она словно дыхание этого места. Окунулся в теплую изумрудную воду залива - и это не купание туриста, это соприкосновение с чем-то большим.

По-новому ощущается и прусское святилище Гроссхаузенберг. Добавляется переживание родного места - и из вековой тишины приходит, что это правда так. А рядом - юная ярь святилища Гермау, и в этой их близости - естественность, правильность.
Руны, учеба. Постепенно количество увиденных и сделанных раскладов переходит в качество - иначе чувствую руны. Отдельная помощь в этом - рунические расстановки. В них представленные рунами силы, согласуясь с контекстом, проявляют в том числе не очевидные объемы.

 
19 августа
Вчера. Первая группа после Балтики, день многочисленных приятностей. Очень приятно, когда в дачно-отпускные времена на расстановки приходят после 14-часовой ночной поездки в автобусе. Не менее приятно, когда в собственный день рождения.

А еще когда приходят после, мягко говоря, непростого опыта и на не самом большом доверии к методу, а по окончании слышу в качестве первой оценки лаконичное "Аккуратно".

Приятно слышать от Володи, что стал тверже управлять происходящим. И это "тверже" - оно не "жестче", в мягкости (в том самом "Аккуратно") при этом не теряю.

А начинается приятное еще во сне перед группой. Проводница поезда почему-то докапывается насчет профессии, и, не понимая причины ее расспросов, спокойно отвечаю, что психолог. Не бывший переводчик, не расстановщик, а психолог. А раз уже во сне это присвоил, то время стесняться этой своей ипостаси уходит, карте место.


26 августа
Вот и состоялась юбилейная ярославская группа. То, что, двое дебютантов, начинали с Натальей Митрушиной как пилотный проект (получится - хорошо, не получится - не получится), уже пять лет живет полнокровной жизнью. Пожалуй, это главный результат той спонтанной задумки, и спасибо нам всем за это. Всем - потому что он общий. Я веду расстановки, Наташа организует группу и создает атмосферу, каждый из участников привносит что-то свое - и каждый раз рождается что-то живое, которое хочет продолжаться.

Юбилей прошел на ура - и поработали, и попраздновали от души. Впрочем, и без юбилеев приезжаю в Ярославль с большим удовольствием. Хорошо мне в здешней душевной атмосфере. И, однако, приятно и символично, что первая расстановка была для участницы еще той самой первой группы.

Да, теперь и в Ярославле ходят слухи, что меняюсь - и даже не в сравнении с собой пятилетней давности, а в сравнении с собой июньским. И снова - что в сторону твердости как спокойной уверенности, о чем слышал уже и в Москве. Это приятно.
 

10 сентября
Моя расстановка.

Тема: выйти из захваченностью чужой войной, на которой живу. У меня ж военный ритм сверхнапряжения и отдыха от боев.

Ставим две фигуры: моя и Образ Жизни на Войне, и эта фигура хочет, чтобы я ее видел, но в целом она не ко мне. Сначала - к деду Ивану, и фигура деда Ивана удивительна. Он, который до войны-то толком не доехал, ощущается как тот, кто войне вполне соответствует. Взрослый, сильный, готовый защищать Родину.
Но скоро мамина линия уходит в тень.

А самое важное происходит между родителями отца. Дед Степан. Он же, в отличие от братьев, как-то так с подпоручиком договорился (деньги, сукно на пиджак), что тот его в первые команды, которые полегли на Висле, не взял (в то время как некоторые братья деда там погибли). И это звучит как "откупился". И дальше у фигуры деда тлеют кости, и получается, что, сохранив жизнь, он потерял мужественность. И у него в этой связи злость на бабушку: возможно, с ее подачи он это сделал. Жив остался – но не мужчина. И тогда, оставшись в живых, наказывает себя тем, что живет как на войне, т.е. как будто он там, с братьями был… Братья, кстати, в сложных чувствах: рады, что жив, но и для них он хитро устроился.. И тут конфликт двух правд относительно войны: есть правда деда Степана, сохранившего вот так жизнь, а есть правда братьев деда и деда Ивана, и эти правды разные. И в чем-то расстановка как раз их расставляет по местам как то, что есть. А я и с обвинением братьев в адрес деда оказался связан, и с его самонаказанием.

И есть путаница мужского и женского. Бабушка больше ощущается как мужчина, дед больше проявляет женские черты. И между ними какой-то очень жесткий конфликт, в который даже лучше даже не лезть: это было бы вторжение.

В концовке делаю поклон тому, что есть, и притекает жизнь. После поклона идет, что я мужчина, мальчик. И важно смотреть в глаза тем фигурам, которые на меня смотрят. Хорошая встреча.

А еще моя фигура кланялась деду и мужской линии. В этом любовь, лояльность. Потому ко мне эти чувства и притекли.

В любом случае расстановка получилась богатой. Вязкой, но высвобождающей. После нее ощущение, что почти как кавказский мужчина распрямился в том смысле, что я мужчина, и возникло что-то вроде гордости от этого.


15 октября
Отзвуки позавчерашней группы, тезисно... День был о жизни, смерти, рождении.
Ребенок не приходит в неживое пространство, и если он родился, то, значит, в этом месте жизнь есть - что бы кто об этом ни думал.

Соответственно, там, где совсем нет места нашей детской части, жизни нет. Если где-то нахожусь, значит, мой внутренний ребенок что-то живое здесь находит.
Чтобы передавать жизнь, нужно ее сначала принять. А сначала - быть достаточно оформленным, чтобы было чем ее принять.

Часто в смерть идут оттого, что не знают, что делать с жизнью, как в ней быть. Кто-то умеет только биться с ней, и в какой-то момент смерть успокаивает таких, выводит из боя.

Не принял смерть - не пройдешь в жизнь, так и останешься в борьбе со смертью - а непринятая смерть заполнит собой и пространство жизни. А принять то, что есть, можно только чувствами. Дорога в смерть ведет через утрату чувствительности. Перестал ощущать и чувствовать - от ужаса ли, от невыносимой ли боли - и уже нечем переживать аромат жизни, вкус любви.

А принять то, что есть, способен взрослый. Рад, что у нас вновь возникло такое взрослое пространство, в котором раненым детям удавалось проходить через океаны бесчувственности и дотягиваться до того, что так важно в конкретный момент - до радости и горя, до боли и печали, до любви. И, конечно, приятно, что имею к этому прямое отношение.
 
 
2 декабря
Разное из осенних расстановок

Дается по вере - это классика, это известно. А берем, видимо, по способности благодарить. И по умению соотносить ожидания с реальностью.

А ведь если то, что поднимается из глубины, сильно не совпадает с тем, чего ждешь и на что настроены привычные фильтры восприятия, принять новое с благодарностью сложно. И, однако, реальность проявляется, разворачивается глубоко и основательно - на энергии человека и его системы. Даже несмотря на его удивление и разочарование. Мы многослойны, в этом наше счастье - но и важно впустить глубинное, сказать ему "да".

При этом реальность такова, что нет чего-то правильного вообще, во всем важен контекст. Скажем, конфликт вообще - это хорошо или плохо? Не знаю. Это конфликт. Но вот конкретный процесс показывает, что человек, не научившийся конфликтовать, вынужден всегда соглашаться с другими, и это непростая жизненная перспектива.

Или взять другое. В расстановках неоднократно звучала тема насилия, которое причиняет сильную боль и ... тем самым зовет к жизни того, кто выбрал не жить. Казалось бы, парадокс: насилие родом из бесчувственности - но оно же иногда становится последним способом оживить, разбудить, вытряхнуть из бесчувственности того, кто совсем уже жить и чувствовать перестал. И это жесткое: "Да очнись же наконец! Ты живой! Живи!".

Радует, когда происходит возвращение связи с внутренним ребенком. Вот уж кто хочет жить!
 
 
23 января
Тепло
Читаю теплый отзыв о моей работе, и вспоминается одна моя клиентская расстановка. 
Когда шесть лет назад уволился из "Диффенбахера", возникло отчетливое ощущение, что фирма (а это семейное предприятие) плотно меня держит. Может, не так плотно, как родная семья, но близко к тому. Состояние первых месяцев новой жизни было странным: вроде ушел, уволился - но нет, завис. Ни там ни там.

И вот делаю расстановку на эту тему. И вижу, что все так: фирма не отпускала. Когда наконец все узлы расплели и со всеми договорились, мой заместитель медленно пошел с закрытыми глазами и подошел к сидящему мне, а на вопрос Лены: "Куда идешь?" ответил: "На тепло".

Услышал в этом ясное послание: "Сначала к себе". Понятно, это был далеко не первый шаг в этом направлении, но этот запомнился.

По мне, и психотерапия, и расстановки - дороги, по которым возвращаемся к себе. К силе и ценности, слабости и уязвимости, творчеству и растерянности, радости и боли, жизни и любви. К разному живому себе, к своей сердцевине.
Оттого возникающее из этого движение к другим - оно другое - по качеству, атмосфере, наполненности. И это не слова, это то, что есть - и в процессах участников моих групп ловлю созвучие с этим. И это созвучие греет.

Да, звучат вопросы о клиентских местах на 2-е февраля, потому еще раз: их нет, запись идет на 16-е. А вот заместителей приглашаю на оба февральских расстановочных дня. Приходите, у нас тепло.
 

30 марта
Вчера. Читаю уже в вечернем поезде последние московские указы, и доходит, что группа прошла на самом флажке. Успели, спасибо фортуне за эту улыбку. Ну так и мы не подкачали: шагнули в глубину по полной. На первом плане - тема двух базовых переходов, рождения и смерти, их влияния на жизнь. Почему-то это не удивляет.

А еще отдельной фигурой расстановок стал свет. Свет, слепящий глаза при рождении... свет, который становится виден, когда не нужно больше нести чужой груз и можно наконец поднять голову и осмотреться... свет как книга, как артефакт (Денис Чернякевич, еще раз огромное спасибо!)... свет, как то, что немыслимо без темноты, так же, как немыслима без смерти жизнь.
 
 
4 апреля
Привал: реалии и перспективы
Время перемен, вынужденная пауза. Злит, что за будто бы только вирусом чувствуется и некая жесткая игра, и, понятно, неприятно быть в ней пешкой. Но и знаю, что за всем этим мутным - и нечто большее, вслушиваюсь в его послания.
Слышу предложение замедлиться в движении от цели к цели, осмотреться и увидеть, где я сейчас и чего хочу, почувствовать, все ли мне подходит в нынешнем ритме жизни. Внимательнее всмотреться в собственную слабость, беспомощность, уязвимость в хрупком мире - а на этом фоне еще лучше понять, "в чем сила, брат?".
Замедляюсь. Месяца с полтора на все про все - не так уж и много.

С уязвимостью все как на ладони. Да, уязвим, и еще как: очередной указ - и работа в Москве в Ярославле вылетает до середины мая.
Надеюсь, вынужденный привал проведу с пользой, но и жаль, что так.

Жаль, но при этом спокоен, уравновешен, не суечусь. Отсыпаюсь, дышу, читаю, смотрю кино. Мысли о перспективах даже греют.

Греют, потому что это дополнительный отдых (организатор групп во мне вздохнул с облегчением: отпуск!), кризис не вечен, а по его окончании спрос на качество наверняка возрастет - а тут я в себе уверен. Как расстановщик, с которым не задумываясь сам пошел бы в разведку, и как психотерапевт - с меньшим опытом, чем у расстановщика, но из того же теста, подразумевающего честную работу.

К тому же сам себе режиссер: сам распределяю силы и время, сам расставляю акценты. Новый акцент - готов работать и в удаленном режиме. Кризис вынуждает, да и самому, видимо, пора.

Да, это не расстановки, а психотерапия.

Почувствуете необходимость в помощи, пожалуйста, дайте знать.

А расстановки вернутся в мае. Крепких всем нам нервов, сил и здоровья - и до новых встреч.


8 июня
Расстановочное этой недели, штрихами…
- Рискнул сделать расстановку по скайпу человеку, в силе и чувствительности которого не был уверен, и получилось нечто удивительно красивое. Убедился, что при реальной готовности клиента онлайн-формат не помеха.

- Сложнее, если расстановка недовызрела. Система ж поддерживает зрелое намерение, а если оно недостаточно сильное, я как расстановщик, работающий на системной энергии, в какой-то момент оказываюсь беспомощен. Беспомощность – штука не самая приятная, зато очерчивает границы возможного.

- В нескольких эпизодах кто-то пытался порулить расстановкой вместе со мной или хотя бы продавить из роли «самую правильную» позицию. Выслушивал, здравое зерно подхватывал, с чем-то же мягко не соглашался, озвучивая причины своих действий, а в целом попытки отобрать у меня бразды аккуратно пресекал – и все выравнивалось.

- «Сколько новых лиц!» - восклицает одна из давних участниц. Осматриваюсь. Да, новые лица, рад им. Было бы странно, если бы их не было в расстановочной группе. Ценю наш костяк – и он это знает – но на первом плане созвучие человека нашей атмосфере: то, насколько он готов идти на предлагаемую глубину, какую изюминку привносит, да просто хочет ли он здесь быть. «Старички» ж когда-то тоже приходили впервые.

P.S. Зал у меня новый, с июня в нем работаю, потому как-то специально прошел всю дорогу от Чистых прудов, чтобы у участников было подробное ясное описание дороги. Предпоследними пунктами моего описания дороги стали номер дома 27 на Покровке и магазин грузинской кухни «Кинза», после которых оставалось только нырнуть в нужную арку и дойти до белой двери. А вчера мне говорят, что нет уже никакой «Кинзы»… Хорошо, хоть арка осталась.

P.S.-2 Нет там уже никакой "Кинзы". Есть "Restobar". И арка, слава богу, все еще есть.
 
 
22 июля
Первая встреча
Эта тема не только проходит красной нитью в терапии, но и часто встречается в расстановках. Не так давно на учебной группе говорили о рождении как первой встрече со своей семьей. О том, что эта встреча может в том числе принести и такие знания:
- Родители тебя не хотели, ты нежеланный.
- Мама тебя хотела, а папа – нет. Или хотел только папа.
- Тебя ждали, но девочкой, ты мальчик. Или ждали мальчика, а ты ни разу не он.
- Тебя хотели и ждали, но... позднее. Не ко времени ты.
- Родители расстались до твоего рождения, тебя встречает только мама.
- Мама умерла в родах, ее нет. А бывает, нет и отца.
- Ты чуть не умер при рождении, но тебя ждали.
- Взглядом тебе сказали «да», а интонацией – "нет".

Такие послания необязательно звучат так грубо и зримо, но мы же живые и чувствуем - через взгляд, через тело, через звучания.

И это только сама встреча. Только если еще и условно вынесем за скобки сложности внутриутробного периода при сильной травмированности мамы, драматичность самого рождения как перехода из одного мира в другой, жесткие события в роддоме (разлучили с родителями, оставили на сквозняке и т.д.), генетические предрасположенности, родовые переплетения, кармические заданности, а затем и воспитание с образованием как более поздние впечатления... Только отпечаток первой встречи как один-единственный фактор, определяющий образ жизни и сам ее узор основательнее наличия или отсутствия велосипеда в детстве и позднее мерседеса.

Часто те, кого не очень ждали или ждали иначе, сбиваются на бесконечные попытки доказать встретившим их неправоту. Что они ценны и стоили того, чтобы родиться. В этом клубке из боли, обиды, ярости, беспомощности кипит сумасшедшее количество энергии, и это постоянный взгляд назад, и этой энергии не хватает здесь и сейчас, вся эта сила не приходит в собственные желания и потребности, в движение по собственной дороге. И эти чувства важно проживать, а для этого – набраться мужества для встречи с ними.

Такое не происходит мгновенно, до этого нужно дозреть, дойти каким-то своим путем. Еще и поэтому мне так нравится, когда в тех же расстановках фигуры проходят в состояние ребенка, которому рады, которого любят. Или если такое происходит в телесной терапии. Это очень хорошее место, по собственной шкуре знаю. Это не заученная мантра: «я родился, я есть, я здесь нужен, я ценен» - это объемное дословесное переживание чего-то такого всем своим телом. Переживание, дающее покой, доверие, радость. Переживание, трансформирущее окружающее пространство, меняющее отношения с миром. Сама возможность дотянуться дотуда – большой подарок.


29 июля
Уважение к тому, что есть или Оттенки любви(по мотивам работы в этом году)...
- Порой искренне радуюсь, когда в расстановке звучит: «Я тебя ненавижу!»: хоть какие-то чувства. Бесчувственности в семейных системах много, а под чувствами, которые эта бесчувственность перекрыла, - любовь. Хотя нет: любовь во всем, в бесчувственности тоже...

- "Я тебя все равно люблю" - говорит мама сыну, отмахиваясь этим "люблю" от него живого. Это значит, что он же сыт, обут, одет - а его чувства ей не нужны, она не знает, как с ними обходиться... При этом она честна: забота для нее и есть любовь, другой любви не знает, по-другому не умеет... И здесь важно и собственную боль признать и прожить, и к маминой реальности отнестись с уважением.

- Не хватило тепла в собственной семье - притягиваемся не к тем, не на те роли. Казалось бы, пришла жена к мужу, но по факту девочка к его теплой маме, которая может согреть.

- "Я тебя люблю" - сказал мужчина женщине, а после свадьбы из верности слову стал давить любые свои чувства, идущие вразрез с этим "люблю". Любовь все больше превращалась в долг и стала походить на ненависть, а сам он - на заложника. Спасением становится конфликт. Конфликт как живой диалог о скрываемых до этого чувствах, желаниях, потребностях, интересах - о том, что есть, в общем.

- А вот - обратная ситуация. У мужчины семья – на фронте встретилась другая. И с ней взаимная любовь, но из чувства долга вернулся в семью, к жене и детям. В ситуации, где любой выбор - предательство, предал себя и общую с этой женщиной любовь. И если связанные с этим выбором чувства не прожиты, их подхватывают младшие: там много жизни - но и много боли. И важно дать место всему.

- А порой достаточно увидеть то, что есть: "Когда жив был, вроде ничего не значил, а умер – стержень ушел".

- Любовь – в порядках. Если дочь занимает место мамы для собственной мамы, поток любви искажен, и не хватает обеим. Такое состязание со старшими - в силе ли, в сложности ли судьбы, в борьбе ли за чье-то внимание – ведет к потере своего места. Места на потоке жизни и любви.

- В непорядках тоже любовь. Вот ситуация, на первый взгляд, далекая от того, что считается естественным и правильным, а любовь течет – из ясности относительно произошедшего, из принятия его таким, как есть.

 
 
10 августа
После вчерашней группы вспомнились две цитаты из Дэна Брюле:

- Замешательство, растерянность, смятение – хорошее место. Из него может родиться новый порядок. Потому важно быть в этом смятении, дышать им, дышать сквозь него – и это шанс выбраться на другой берег.

- "Можно идти путем, который кажется абсолютно правильным, и прийти не туда. Или по ошибке пройти туда, куда как раз нужно. Схем нет. Каждый процесс уникален».

Не обошлось ни без того ни без другого. Вот расстановка в разгаре, и входят все новые фигуры - а происходящее становится все непонятней и непонятней. И не сказать, что сплошное движение наугад: вроде одна за другой манят к себе новые двери. Правда, подходишь к ним - глухая стена. Тут. И здесь. И там тоже. И сумасшедшинки хватает.

Как-то по Дэну и двигаюсь в этом. И так с час. Чтобы клиентка во всем этом не сошла с ума, регулярно описываю то, что вижу. Честно уточняю, что тоже мало что понимаю.

А потом вдруг минут на пятнадцать-двадцать обнаруживаю себя втянутым в конфликт двух более или менее очерченных сторон. И оно, конечно, неправильно, но почему-то остаюсь в этом. А уже задним числом понимаю, что так было необходимо: взрослых, не знавших детства, было слишком много, и детская фигура уже отчаялась донести до них свою правду так, чтобы ей поверили – да даже чтоб хоть просто услышали. Крен был таким, что помочь (или хотя бы посочувствовать) одинокому малышу приходила даже чужая фигура из дальних времен и иных мест. А вот ближние ребенка по-прежнему не слышали, и, временно встав чуть больше на сторону его правды, я неосознанно выравнивал этот дисбаланс. Да, при этом честно озвучил в поле свою "партийность", это тоже было важно.

Но вот со стороны взрослых звучит их важная правда - и это словно маяк. Возвращаюсь в нейтральную позицию, подхватываю это послание - и вот он уже, тот самый другой берег, где ясность и простота, а конфликт и безысходность превращаются во встречу, сильную и глубокую.
 
 
28 сентября
Как я провел вчера

Хорошо провел. Правда, перед самой группой у меня увели стол. Тот самый, о котором при осмотре зала успел задуматься: «А куда ж его? - место занимает». Вышел на две минуты – стола нет. Словно и не было. Мир меня слышит. Париться об утрате казенной мебели не стал: дальше соседних кабинетов, где одновременно со мной закопошились коллеги-психотерапевты, он уйти точно не мог. Видимо, это она и есть, настоящая коллегиальность.

Сами расстановки - на любой вкус, с россыпями изюма разных размеров. Вот из меня на время делают клоуна (сам подставился: повелся на простое, казалось бы, предложение) – и это необычный опыт, будет что вспомнить… Вот многослойное движение к Жизни через детские травмы и родовые узлы, приводящее на новую глубину… Вот зашкаливающая ярость-ненависть, трансформирующаяся в глубокую встречу и новое качество пространства…

А вот уже честно смирился с невозможностью выхода из жесткого тупика, но мягкое движение руки и одно-единственное слово одной из ключевых фигур – и топор войны зарыт, затор на пути жизненного потока остается в прошлом.
Очень приятно, что до нас добираются люди даже из такого прекрасного далека, как Алтай. Такой живой привет.
 
 
26 января
Читаю, как в качестве расстановочного решения в работе с травмой невидимости коллеги рассматривают предложение клиенту отказаться от детской надежды дождаться маминой любви. Обоснование: ребенок перестанет застревать в бесплодном ожидании мамы, которая придет и долюбит, вернет оттуда внимание и направит на собственную жизнь. И уточняется, что согласно полевому устройству системы мамы нет и не будет: ее присутствие требуется в другом месте, ситуация необратима. И все вроде бы логично, но во мне один хохочет, двое звереют, и с трудом выдерживаю это гремучее сочетание.

Хохочет тот самый ребенок с травмой невидимости, которому во многом и через расстановки удалось исцелиться в такой степени, чтобы уже помогать другим. Хохочет, потому что для него это чушь. Хохочет и от радости: слава богу, ему никто не предлагал подобный выбор.

А звереет другая детская часть. Та, что с травмой брошенности. Для нее предлагаемое решение - предательство. Отказ в помощи от того, кто мог бы помочь и располагает всем необходимым для этого.

Ну и расстановщик звереет. Тот, у клиентов которого эта тема проявляется где-то в каждой третьей расстановке. Звереет, потому что не видит препятствий полевого характера, ни тем более необратимости. Потому что системное движение души, которое может помочь встрече, возможно. Потому что нужно ж только пойти в глубину – туда, где живет мамино внимание. В ее травмы и переплетения, в ее чувства и в ее бесчувственность.

Да, скорее всего, мамино внимание где-то далеко. Например, в невозможности пережить чью-то смерть (собственных родителей, любимой или любимого, брата или сестры, долгожданного младенца…) или в ожиданиях, с которыми ребенок не совпал. Или оно отдано другим детям, или находится где-то еще. Помочь маме вернуться - задача не из легких, это понятно. Но чтобы даже не сделать такую попытку!?

Да, возможно, и после основательной расстановочной работы фигура мамы скажет: «Я дала тебе главное - это жизнь, больше у меня нет. Пожалуйста, возьми то, что есть» - но само объемное разворачивание маминой реальности поможет ее принятию ребенком-клиентом. А если еще и получится прожить в диалоге накопившиеся чувства...

В общем, возможно и другое - то, что в расстановке фигура мамы проживет те чувства, которые держат ее в прошлом, и вернется к ребенку. Займет свое место по отношению к нему. Увидит его и полюбит. Или вспомнит о том, что любит. А это же другие отношения с миром. И от такого - отказываться?


6 февраля
Поклон в расстановке
Порой, читая коллег, с удивлением  ловлю слегка пренебрежительное отношение к поклону как к расстановочному ритуалу, причем, похоже, поклону достается, прежде всего, за расстановщиков, которые не умеют им пользоваться. Но ведь не инструмент определяет то, как на нем играют...

В моем понимании поклон - сильнейший расстановочный ритуал, при условии, что происходит он своевременно и в нужном месте.

Скажем, поклон маме как благодарность за жизнь – это и выраженное всем телом «Да» тому, что есть (а, что бы ни происходило дальше, жизнь мама дала, это факт), и ответный дар в том обменном процессе, где получили ЖИЗНЬ, а в ответ равноценное дать не можем. Все, что здесь возможно, - принять полученную жизнь, поблагодарить за нее. Но понятно, что, если человек пришел на расстановку клиентом, дорога к такому принятию может вести через болота и бурелом. Через ярость, ненависть, отвращение, обиду, презрение, боль... Или через сумасшедшую системную бесчувственность. И здесь в том числе клиенту важно помочь в освоении бОльших объемов - например, в понимании тех же причин того, почему мама такая и у нее есть только то, что есть. А потому и верное время для поклона – ближе к концу расстановки, из места, близкого к печали. Здесь он часто  рождается сам по себе, естественным путем.
 
А поклон большим фигурам – Жизни, Смерти, Судьбе (а также любой Реальности в том виде, в каком она сформировалась) помогает выйти из борьбы с Жизнью, споров с Судьбой, попыток переделывания прошлого (в том числе чужого) из соображений "большей справедливости". Там и тогда (и у тех людей) все уже произошло, точка – и поклоном клиент говорит: "Да, вижу и принимаю это" - а тем самым заново обретает место в собственной жизни, утраченное в несогласии с тем, что есть.

Да, еще использую поклон в качестве проверки - в редких ситуациях зашкаливающей бесчувственности. Прошу заместителя клиента поклониться, скажем, маме за жизнь - и либо следует категоричный отказ, либо после такого поклона может прозвучать, что это была формальность, а вообще-то маму б закатать в асфальт - и это наконец прятавшиеся за ровным фасадом вытесненные чувства, так необходимые для движения на бОльшую глубину.
 
А в целом, видимо, главное в работе расстановщика – способность давать место любви, в любых формах, и помогать клиенту выдерживать ее – настолько, насколько он готов в конкретный момент. При этом сложнее всего на самой глубине, где порой очень тепло. Но там же и все чудеса происходят. В том числе при помощи поклона.


7 февраля
Скомпоновал и вычитал книгу «О расстановках с любовью», пока ставлю здесь точку. Понятно, пока продолжаю работать, в этой точке есть и запятая, и многоточие, но прямо сейчас это точка.


Приложение:
Разновременные статьи и заметки на тему расстановок

Вкратце о расстановках
Вы приходите на расстановки в трудные времена. Когда уже невозможно игнорировать проблемы со здоровьем… Когда в отношениях с близкими — боль, злость, недоверие, отчуждение… Когда срываются планы… Не радует работа, не держатся или вовсе не приходят деньги… Не рождаются дети… Вам не хватает жизненной энергии. И этому нет объяснения… Вы в тупике, вы не справляетесь, вы ищете выход — и вам нужна помощь.
Расстановка – это помощь в такой трудной ситуации. Помощь системная.
Краеугольный камень метода – идея о том, что реальность системна, все мы вписаны в большие системы , такие, как Вселенная, планета Земля, государство, город, семья, фирма, организация, сообщество и т.д…), и эти системы на нас влияют. Соответственно, часто наши проблемы — следствие нарушений законов существования этих систем.

Системные семейные расстановки открыл немецкий богослов, психотерапевт и философ Берт Хеллингер. Системный подход в исследований семейных проблем существовал и до Хеллингера, в той же психотерапии. То, что привнес Хеллингер, - это порядки как естественные законы существования семейной системы. Порядки – это рельсы, по которым течет жизнь. Любая же проблема указывает на то, что с жизнью, с жизненной энергией что-то не так, и задача расстановки в том числе состоит и в возвращении жизненной энергии, которая застряла-потерялась-угасла в результате нарушений этих базовых законов.
Порядков – три.

1. Закон принадлежности.
Каждый член семьи как системы (неважно, убийца, святой великомученик или абортированный ребенок) имеет право на место в системе. И если кого-то система по любым соображениям отвергла, если кто-то оказался забыт, потерян, если кому-то не дали достаточно места в роду, то вступает в действие такой системный инстинкт, который Хеллингер назвал родовой совестью. Любая система стремится к полноте, и родовая совесть - это орган равновесия, который следит за обеспечением целостности системы и, в случае нарушений (а исключить кого-то из рода - нарушение), связывает кого-то из живых с судьбой исключенного человека или с событием / с чувством, которому не дали достаточно места. Делает она это для того, чтобы обратить внимание живых (а род – вневременная энергетическая структура, живущая через живых) на то, что есть что-то незавершенное, система нецелостна, неравновесна, и это нужно исправлять. Родовая совесть следит за тем, чтобы исключенные получили уважение, подобающее им место и ранг.  Она действует из любви ко всем членам рода. То есть первый порядок стоит на страже целостности системы.

И член рода из младшего поколения тоже оказывается в такой связи с кем-то, кто был раньше, из любви. Хеллингер называет такую любовь слепой, потому что, развернувшись душой в прошлое и соединившись с таким представителем старшего поколения, младший бессознательно стремится улучшить судьбу этого старшего: сделать ли его счастливым, снять ли с него вину, восстановить ли справедливость – и он пытается сделать это, словно имеет на это право и словно это возможно. Это любовь маленького ребенка, движимого магическим мышлением и желанием помочь. Он любит, но слепо, и тем самым нарушает порядок, и в результате не живет свою жизнь, теряет собственное место в жизни – а часто и саму жизнь. Такая любовь порождает много боли и новые препятствия на пути потока жизни. Утратив контакт с собственной жизнью, он, подобно предкам, навяжет не один морской узел непрожитых чувств и незавершенных событий, и позднее системе придется "нанять" кого-то еще уже на их развязывание – и это цепь без конца.
 
И здесь есть конфликт. Цель родовой совести - восстановление целостности и равновесия системы, а отдельный человек как таковой для нее, прежде всего, средство для достижения этой цели. А он же есть и сам по себе, он живой, со своей жизнью и судьбой, и он жить хочет! И этот конфликт получает свое место в расстановке. Одна из задач расстановок – помочь клиенту прозреть в отношении происходящего с ним, отдать должное чужой судьбе и тем самым отсоединиться от нее, обрести собственное место в жизни. Семейная системная расстановка – это такой способ найти компромисс между родовой совестью и желанием человека жить свою жизнь. Компромисс, при котором отягощающая связь прекращается, прошлое становится уважаемым и чтимым и остается в прошлом, а система восстанавливает целостность, но уже не за счет младшего члена, а за счет проживания того, что стремилось быть прожитым, после чего младший член системы становится свободным от действия прошлого и разворачивается в свою жизнь. Более того – к нему притекает жизнь, которая до этого увязала  переплетении с прошлым.
 
2. Закон баланса в обменных процессах.
Естественный закон. Обменные процессы стремятся к равновесию. Нам что-то дали - мы стремимся что-то дать, чтобы это уравновесить. То, что берем и даем  –  жизнь. В любых обменных процессах мы обмениваемся своею жизненностью, жизненной энергией, а любые отношения можно свести к процессам обмена.
Поток жизни идет из прошлого в будущее, и правильно, что родители дают жизнь детям, а не наоборот (наоборот как раз нельзя, не получится). И если ребенок захочет вернуть данную ему родителем жизнь, - это абсурд. Род об этом абсурде знает, а социум  - нет. Позиция: "Я в тебя всю жизнь вложил, так что теперь давай в меня вкладывай!"  ведет к катастрофе: ребенок, который идет на это, выпадает из собственной жизни, и тогда у него или нет здоровья, или семьи, или реализации - а родители при этом недовольны, потому что наесться этим невозможно; родитель может напитаться, только повернувшись к собственным родителям, что часто и происходит в расстановках. Родитель – большой, ребенок – маленький. Это правильно.

А вот в равных отношениях (мужья - жены, братья - сестры), напротив нормально, когда обмен (жизнью) примерно равный, в хорошем ли, в плохом ли. Нарушением же становятся попытки детей стать своего рода родителями для собственных родителей, или в равных отношениях реализовывать сценарий отношений родителя и ребенка. То есть если, скажем, живут муж и жена, но так, словно это папа с дочкой.

3. Закон иерархичности / уважения.
Те, кто появился в роду раньше, имеют преимущество. В том смысле, что нередко то, что не было завершено в старшем поколении, завершают младшие. Это может казаться несправедливым, да еще при этом  от родителей могло прийти что-то болезненное. И правда важно не выплеснуть то, что у нас есть к родителям претензии, обиды и так далее,-  но и одновременно с уважением отнестись к тому, что, родившись раньше, они как старшие имели право на такую жизнь и такую судьбу. В расстановке есть возможность дать место и тому и другому. И важна благодарность за саму жизнь.
Часто же эта благодарность теряется, поскольку вместе с жизнью родители дали и что-то тяжелое. И если мы отворачиваемся от «не таких» родителей, то по сути и от жизни, полученной от них, отказываемся. Расстановка помогает проявить непростые чувства к старшим, а при этом и принять жизнь, которая течет от них и через них.
Обычно первый этап расстановки – проявление нарушения этих законов. Дальше расстановка движется в сторону их восстановления, и часто на этой дороге проявляется решение клиентской проблемы. Когда в систему возвращаются равновесие и целостность, это становится целительным для клиента.

А еще сам Хеллингер называет свой метод феноменологическим, а это означает, что первостепенное внимание уделяется феноменам раскрывающегося поля расстановки - тому, как заместители чувствуют себя, каковы их отношения, всему тому, что происходит в поле.

Еще и поэтому основное предназначение расстановки – проявить то, что есть, а уже во-вторых, найти для клиентской проблемы решение, которое устроит  и клиента, и систему.

Хорошая новость в том, что на энергетическом уровне в системе есть не только нарушения порядков и перепутанности, но и информация о том, что правильно: о правильном мужском, о правильном женском, о порядках в целом. Это серьезный ресурс, помогающий расстановке пройти к решению.

При этом расстановка проявляет реальность соразмерно движению души – клиента и  его системы, а потому и складывается настолько, насколько клиент готов. Если клиент готов к изменениям, бОльшая система его поддерживает.  Часто признак готовности – страстное желание изменить то, что есть. 

Как расстановщик я работаю на клиента, но не с ним одним, а с родовой системой, с ее движением души, с тем образом системы как частью памяти рода, который запечатлен в душе клиента и определяет ситуацию, связанную с его запросом. А доступ к памяти рода мы получаем очень рано. Узор у каждого свой.

Расстановка – это не медицина, она работает не с физическим телом. Это работа с уровнем души, опыт чувств. Запрос клиента – это вход в определенный фрагмент бессознательного родовой системы. Заместители фигур - это не сами люди, а объемы связанных с ними чувств, переживаний, отношений, связей. Т.е., скажем, заместитель клиента – это та часть клиента, которая стремится решить именно задачу, связанную с темой запроса. Допустим, клиент пришел работать про отношения с мамой, и его заместитель отражает именно ту его часть, которая испытывает сложности в отношениях с мамой, а, скажем, контексты зарабатывания денег, отношений с женой и детьми, хобби и т.п. при таком запросе проявятся только в том случае, если в контексте отношений человека с мамой они также имеют некий вес, играют важную роль.

То, что заместители способны отражать события родовой системы клиента, связывают с понятием морфогенетического поля. Морфогенетическое поле – энергетическая структура, передающая и сохраняющая определенные формы. Существует огромное количество передаваемых форм. Птицы ли, улетающие на юг, любая ли живущая во времени концепция или идея,  или то, что мы, люди, имеем пять, а не шестнадцать чувств и способны переживать и чувствовать –  все это такие повторяющиеся во времени формы, морфогенетические поля.

Род также является морфогенетическим полем, передающим как форму саму жизнь – поэтому-то род и ближе  нам: сначала мы просто приходим в жизнь, остальное приходит позднее. В роду мы живем и умираем. И это то, к чему есть доступ у каждого из нас.

А другие виды расстановок (структурные, организационные) – это уже то, что было разработано учениками Хеллингера на этой основе. Общий смысл: в структурах, возникающих за пределами семьи, также действуют порядки. И эти структуры также соединены с чем-то большим.

В дальнейшем сам Хеллингер развивал тему духовных расстановок. Для меня в ней, пожалуй, важен акцент на то, чтобы дать место и порядкам, и непорядкам, то есть всему тому, что есть. Честно проявить реальность, независимо от правильности схемы. А есть и разные виды духовных расстановок, соотнесенные с определенными моделями реальности.
 

Восстановление целостности системы
Как-то меня приперли к стенке вопросом "Ну вот скажи, в чем цель расстановок?". И звучавший в этом напор подразумевал, что вряд ли дам удовлетворительный ответ. Я и правда был тогда застигнут врасплох - ведь на такой вопрос можно отвечать долго, обстоятельно, да еще и с разных позиций.

Навскидку вспомнил о большей зрелости и целостности, приобретенных за годы участия в расстановках. О том, насколько важно отсоединиться от влияний чужих судеб и пройти в собственную жизнь. О том, как невыраженные в прошлом глубокие чувства превращаются в серьезные симптомы и заболевания других членов семьи, в трудности с зарабатыванием денег и выстраиванием собственного дома и семьи, в непреодолимые проблемы в отношениях, в драматические сценарии, в сужение жизненных перспектив. О том, как поэтому важно помочь энергии жизни и любви, застрявшей в семейных переплетениях, вновь потечь по роду широким потоком. О том, что застревает энергия жизни чаще в трагических событиях и шоковых ситуациях, и если не дать им подобающее место, «взрывная волна» от них докатится до потомков и, тем или иным образом, заставит обратить на себя внимание. О том, что незнание законов, по которым существует родовая система, не освобождает от ответственности ни того, кто их нарушил, ни тех, кто оказался с этим связан…

Но если взять одно-единственное, то при всем изобилии точечных задач и нюансов, предназначение расстановки состоит, на мой взгляд, в восстановлении целостности системы в контексте конкретного запроса. Проблема, с которой человек приходит на расстановку – знак того, что целостность системы нарушена.

Первый шаг на этом пути - простое проявление того, что есть. Того, что существует на более глубоком уровне и имеет прямое отношение к проблеме клиента. Того, до чего иными способами человек дотянуться не может.

И уже это – иной контакт с реальностью. Этот шаг позволяет интегрировать в систему то, что оказалось за кадром и будто бы исчезло, но при этом никуда не ушло и продолжает влиять на то, что в ней происходит.

Проявиться могут самые разные взаимосвязи: неосознаваемые нюансы отношений, вытесненные из памяти события, охраняемые от постороннего глаза тайны… И – чувства, чувства, чувства…

Уже здесь клиент соприкасается с большим объемом информации, чувств и переживаний, и понадобится время на дальнейшее "переваривание", впускание, усвоение этого непростого материала. Ведь то, что проявится, – оно действительно новое. Человек не был с ним в контакте, а теперь ему нужно с этим новым как-то пообжиться.

А затем, если родовая система в лице клиента готова к дальнейшей трансформации и нахождению решения заявленной проблемы, то расстановка будет двигаться в этом направлении: через развязывание родовых узлов, возвращение забытых людей и событий, проход к глубинным чувствам и переживаниям, к жизни и любви… И, независимо от того, настолько она продвинется, это будет целительным для клиента, целительным для системы.


Системная семейная расстановка и равновесие
Если я как клиент пришел на расстановку, это может означать, что в моей семейной системе нарушено равновесие и я бессознательно пытаюсь его восстановить. У проблемы, которую я хочу решить, есть свои основания.

Я родился в своем роду, а у него есть память. Если в прошлом кто-то из членов рода был забыт, отвержен, стал изгоем или не был по-настоящему отпущен, то в памяти рода сохранится след этого события и связанных с ним чувств и переживаний, и с этим придется иметь дело следующим поколениям. Основатель метода семейных системных расстановок Берт Хеллингер видит причину этого в действии родовой совести, органа равновесия, который инстинктивно заботится о сохранении полноты и целостности семейной системы. Слова «Никто не забыт, и ничто не забыто» можно считать девизом родовой совести. Для нее важно, чтобы каждый член рода получил надлежащее место. Если этого не произошло, она связывает отверженных членов рода с его младшими членами и, можно, сказать, залатывает последними возникшие бреши.

На энергетическом уровне род – это вневременная структура, живущая через живых. Родившись, я получаю доступ к бессознательной памяти рода, и, по велению родовой совести, разворачиваюсь частью души в прошлое для решения задач, не решенных другими, причем происходит это за пределами осознавания. И начинаю разрываться: я не совсем там, но и не совсем здесь, в моей собственной жизни. И мне трудно на такой растяжке между жизнью и смертью.

А источник проблемы – любовь. Из любви родовая совесть связала меня с кем-то из предков. И я как потомок, который вдруг начинает жить чужую судьбу, делаю это также из любви. Правда, эта любовь к старшему наивна и слепа, и сплетена с бессознательной верой в то, что, взяв что-то на себя в настоящем, я смогу что-то изменить к лучшему там, в прошлом. Такая любовь порождает много боли и новые препятствия на пути потока жизни. Утратив контакт с собственной жизнью, я, подобно моим предкам, навяжу не один морской  узел непрожитых чувств и незавершенных событий, и позднее системе придется нанять кого-то уже на их развязывание – и это цепь без конца.

При этом цель родовой совести - восстановление равновесия системы, и я как таковой для нее только средство для достижения этой цели. А я же есть и сам по себе, я живой, со своей жизнью и судьбой, я жить хочу! И это конфликт, и он находит место в расстановке. Ведь та проблема, с которой я пришел на расстановку, сигналит и о связанности с прошлым, но и о том, что хочу жить свое и ищу какой-то иной способ восстановления равновесия.

Расстановка и является таким способом. Уже сам факт осознавания такой возможности – поворотный шаг. Расстановка сначала проявляет то, что есть, и тем самым помогает прозреть. На нас влияет то, на что мы не смотрим, - а в расстановке я смотрю и вижу, в том числе и корни проблемы, и это влияние уменьшается или сходит на нет. И еще теперь, когда мои глаза открыты, у меня появляется возможность выбора.

А дальше, если система готова к переменам, в расстановке приходит решение, отражающее здоровое равновесие и для системы, и для меня. Мое внимание перестает быть захваченным чужим прошлым, становлюсь свободным для собственной жизни.


Заместительское
Выходные снова проведу в заместительских ролях на расстановках, и хочу рассказать, что это такое и зачем оно мне. Да и сам по себе феномен заместителя интересен. Ведь как-то это так происходит, что, оказавшись в поле расстановки, люди, совершенно не знакомые с клиентом и его жизненными проблемами, начинают наглядно и ясно отражать то, что есть…

Главное предназначение расстановки – проявление реальности. Если запрос на расстановку вырастает из того, что Хеллингер называет движением души, то есть из глубинной потребности к трансформации, то расстановка проявит и корни проблемы, и ее решение. Причем расстановка работает на клиента, но не с ним одним, а с его родовой системой, точнее, с образом родовой системы, запечатленным в душе клиента и определяющим ситуацию, связанную с его запросом. Заместители помогают этому образу ожить в поле расстановки.

При этом заместитель в расстановке – НЕ АКТЕР. Он ничего НЕ ИГРАЕТ. Он ПРОЖИВАЕТ то, что приходит из поля расстановки. Он своего рода зеркало, биоприемник, нейтральная, собранная, внимательная фигура; его задача - отражать происходящее, НЕ ПРИВНОСЯ НИЧЕГО ЛИЧНОГО.

То, что заместители способны отражать события родовой системы клиента, связывают с понятием морфогенетических полей. Морфогенетическое поле – энергетическая структура, передающая и сохраняющая определенные формы. Родовая система также является морфогенетическим полем: она передает как форму жизнь, в которой мы рождаемся, живем и умираем - и это то, к чему есть доступ у каждого. А тот фрагмент родовой памяти, который разворачивается в расстановке, - это тоже своего рода форма, но уже в другом смысле, она сродни форме, по которой выпекают печенье. Заместитель занимает в этой форме определенное место, и, в соответствии со своей способностью чувствовать и переживать, отражает то, что проявляется именно в этом месте...

А места бывают разные. Заместитель самого клиента – это часть клиента, для которой актуальна заявленная проблема. То есть если я - клиент, и мой запрос: «Деньги обходят меня стороной», - то это значит, что от той части себя, которая может привлекать деньги и правильно ими распоряжаться, я просто-напросто отрезан.
В расстановке происходит поиск причин такой отрезанности, и, при готовности системы, воссоединение с этой частью, ее присвоение, присоединение…

Остальные заместители в расстановке отражают другие аспекты отношений клиента с миром. Заместитель мамы – это не сама мама, а та связь и тот отношений, чувств, переживаний клиента, который связан с мамой и имеет значение в контексте запроса. Как заместители мы не становимся другими людьми.
И, однако, можем объемно, глубоко, насыщенно, во всей пронзительности, проживать целые периоды из жизни незнакомых людей. При этом роли могут резонировать с нашими собственными темами. Более того: через заместительские роли мы можем найти и решения собственных проблем – такой побочный эффект вполне возможен, еще и поэтому так охотно хожу на расстановки.

Расстановка живет на уровне души, поэтому, прежде всего, это расширение опыта чувств и переживаний. Без преувеличения, на расстановках я повзрослел. А еще расстановки - это единственная дорожка, позволившая мне пройти к неведомым ранее граням реальности. Скажем, одно дело прочитать в книге о выборе на уровне души и продолжать сомневаться в его существовании, а другое - роль умершего маленького мальчика, который просит мать перестать казнить себя за его смерть и отпустить его, наконец, потому что это он так решил. Этой роли для меня оказалось достаточно, чтобы прочувствовать и принять выбор души как факт жизни. Сама возможность соприкасаться с чем-то таким, она для меня драгоценна…


Родители
Родители дали жизнь, это факт. Та единственная розетка, через которую мы подключились к потоку жизни, — это мама и папа. Мы живы благодаря их встрече.

А вот отношения с родителями могут быть настолько жесткими, болезненными и запутанными, что в глубине души ребенок выбирает отказаться от родителей — и от той боли, которую чувствует с ними. Или, если не хватило любви, застывает в детской позиции требования, настаивать на том, чтобы додали "положенное", словно зная, сколько было бы достаточно и в какой форме родители должны были это дать, если были бы идеальными…

Но вместе с жизнью родители дают ребёнку и себя - таких, как есть, во всей своей неидеальности. С болью и радостью, с изгибами судеб, с пережитыми трагедиями и счастливыми мгновениями. Когда-то и сами они пришли к своим родителям, и те тоже были неидеальными — ведь всё живое несовершенно. Им так же могло не хватать любви, тепла, заботы и внимания, и позднее они просто не смогли дать уже своему ребёнку то, что не получили сами и о чём знали только из кинофильмов и книг. Конечно, когда ты ребенок, очень трудно принять, что чего-то нет и, возможно, не будет, но без этого не повзрослеешь…

Вот сын ненавидит и судит отца (даже если есть за что), и это позиция: "Я не буду таким, как ты". В такой борьбе за чужое прошлое сын теряет свое место в семье место: он весь там, в попытках изменить отцовскую судьбу. Он считает себя больше и лучше отца, не соглашается быть сыном плохого отца и, тем самым, не берёт от отца ни мужскую силу, ни энергию жизни, - а тем самым попросту перекрывает себе настоящее и будущее. И не только себе, но и своей женщине, своим детям, для которых его, получается, нет…

Ещё важнее — мама. Пока не примешь маму во всей ее красоте и некрасивости, не примешь и мир, и себя самого, со всей своей неоднородной начинкой. Принять здесь — не значит согласиться со всем: порой приходится с мамой бороться — в том числе за жизнь, которую она дала. Но, тем не менее, важно признать право мамы жить так, как она живёт, — потому, что у неё своя судьба и своя жизнь, свои основания для именно такой жизни. Чтобы стать отдельным, нужно принять то, что есть, а поскольку не всё от нас зависит, то о чём-то можно будет только печалиться…

И важно пройти в то место, где прервалась любовь, где она не затянулась болью, печалью, злостью. Это длинная дорога, но она открывает новые горизонты. Пожалуй, такая встреча в расстановках — одна из самых главных. Не всегда она случается, но возможность этой встречи есть.


Расстановка и изменение образа системы
Рождаясь, мы получаем готовый образ мира как некое описание реальности. Он постоянно дополняется и видоизменяется – семьей, школой, политическими институтами и общественными организациями, наукой и искусством, этикой и моралью -  а еще в нем есть и что-то вложенное в нас до социализации, та же память рода.
Образ мира  - он как воздух, он настолько естественно входит в нашу жизнь, что его-то мы и привыкаем считать реальностью.

Согласно расстановочной философии  мир системен и мы вписаны в системы разного уровня: государства, города, предприятия, общественные организации и учреждения, системы убеждений и верований, в семьи... С семьей связь самая реальная и плотная, через саму передачу жизни.

Все это множество пересекающихся, взаимно влияющих систем формирует наш образ мира и определяет образ жизни, поэтому и корни клиентской проблемы, и ключ к ее решению – здесь, а потому в системной расстановке получает место фрагмент образа мира клиента, проявляющий контекст его запроса.

Тот слой, в котором движется семейная расстановка, - это, прежде всего, переживания и чувства, причем чаще всего незавершенные, относящиеся к тяжелым, даже трагическим ситуациям и судьбам. Будучи непрожитыми, такие чувства ищут своего выразителя среди живых членов системы.  В соответствии с какими-то изгибами своих судеб мы получаем доступ к ним, и начинаем проживать их, теряя тем самым часть своей жизненной энергии. 

Мы делаем это бессознательно, а потому и узнаем мы об этом часто уже тогда, когда приходят болезни, зависимости, тупики в отношениях, происхождение которых становится загадкой.

Расстановка как способ помощи, прежде всего, помогает человеку прозреть. Уже сама возможность увидеть то, что влияло из тени, приносит положительные изменения, а нахождение источника проблемы и/ или ее решения помогает навести порядок в системе и восстановить ее целостность в контексте заявленной темы – именно это клиент переживает как исцеление.

Такая трансформация образа системы - потенциал для серьезных изменений в жизни человека. Иногда перемены приходят быстро, грубо, зримо, практически сразу. Мечтала о ребенке – и вот уже беременна. Хотел выйти на качественно другой уровень в иерархии своей фирмы – и вот уже начальник отдела.

Но чаще расстановка дотекает во времени постепенно: глубокие изменения протекают медленно, им нужно время. А еще произошедшее в расстановке словно просит человека повторно подтвердить сделанный в расстановке выбор, приходя  в форме небольших, но качественно других событий.  И человек может впустить это стучащееся в двери новое в свою жизнь, а может и не впустить, - это зависит от того, насколько сильным и страстным остается его намерение измениться.


Равные отношения (расстановочное)
Базовое условие гармоничных отношений мужчины и женщины - признание равенства друг друга. А это не так просто в нашем мире, живущем в парадигме одинаковости равного, в то время как мужчина и женщина - две совершенно разных природы! Эти двое отличаются друг от друга и физически, и биологически, и энергетически. Они по-разному живут, мыслят, чувствуют. Как же тогда определить, являются ли отношения равными? Однозначных критериев нет, но "равный" - это не "одинаковый" - поэтому в паре важно уважение к инаковости другого, к тому, что он правда другой, причем совсем другой, а при этом он равный.

А дальше вступают в силу разнообразные процессы обмена внутри пары. Это обмен жизненной энергией, и сложно провести замеры и четко определить: "Вот здесь - равный обмен. А здесь - нет". Один дает силу, другой - интуицию, один - финансовую "подушку", другой вкладывается в семью, один - опыт, другой - молодость... Основной критерий - чувство успокоенности партнеров после завершенного обмена и связанное с ним ощущение свободы. Той свободы, когда чувствуешь, что ничего не должен. Если возникает ощущение долга, то должник чувствует неполноценность, а тот, кому должны, - неудовлетворенность. А обмен происходит постоянно, потому и быть внимательным к равновесию в обменных процессах также нужно постоянно.


О депрессии
Читаю интересный текст о депрессии, а в нем — мысль о том, что изначально в депрессию человека погружают обошедшиеся с ним жёстко родители. Да, многим досталось от родителей, это правда, и эта боль может быть невыносимой, и сам по себе возникает вопрос "За что!?", и хочется вырасти и отомстить. Но если застыть только в этой точке, то в ней остается только жертва, обвиняющая злодеев-родителей, и нет возможности для сближения и диалога.

Но есть же и другая правда, и она о выборе. Будучи детьми, мы и сами в момент очень сильной боли отворачиваемся от родителей, встречно наказывая их за то, что они недостаточно хороши для нас, и говоря внутри себя, что их для нас нет.
Иногда это единственный способ сохранить себя, но при этом важно, сохранив себя и свою жажду жизни (а борьба за жизнь может быть здесь абсолютно необходимым этапом), и родителей из жизни не выбросить. Впрочем, это и не получится: они же просто есть.

Этот баланс правда важен. Тот, кто остаётся в позиции обвинителя и жертвы своих родителей, не в состоянии до конца пережить свою боль, и тогда он не способен и принять свою судьбу, которая принесла ему эту боль (но не только ее), и саму жизнь.

А ведь, кроме боли, есть и та связь, по которой в роду передаётся жизнь. Связь, идущая через десятки поколений и столетия. Связь, которая глубже любых проблем и негармоничных отношений.

Жизнь получаем от родителей. И связь с родом — тоже. Это факт. Отказ от мамы или папы, или сразу от обоих родителей ведёт к прерыванию этой связи, к потере родителя — и к потере себя как ребёнка в родной семье.
Депрессия отражает внутреннюю пустоту, возникающую вследствие прерывания этой глубинной связи.

Понятно, что ребёнку, которого бьют,  отвергают,  бросают, подвергают насилию родители, не до этих сложных материй; он маленький, ему невыносимо больно — и он выбирает быть без этой боли и без тех, кто её причиняет. Он не может иначе. Но так истончается связь, и поток жизни начинает доходить до него только как ручеёк. А это вечный голод, пустота, попытки найти изобилие в другом месте.

Депрессия — это нехватка. То, чего не хватает — энергия жизни, любовь. Отказ от мамы или папы — это отказ от любви: как от возможности получить любовь, так и от возможности её выразить. Это сильное действие с серьезными последствиями. Маленький человек оказывается в мире, в котором нет любви.

Дотянуться до корней проблемы может помочь расстановка. Двигаясь на уровне бессознательного родовой системы человека, она исследует и проявляет причины возникшей ситуации, помогает восстановить прерванную связь, организовать встречу, как бы больно это ни было.

Часто оказывается, что та любовь, которую такой жёсткий родитель не чувствует к собственному ребёнку, в это самое время течёт в другом направлении, к кому-то умершему и забытому. Сам того не осознавая, родитель отдаёт её кому-то из прошлого и не в состоянии увидеть собственного живого ребёнка. Сама возможность увидеть это, прозреть в этом отношении оказывает целительное воздействие. С этого момента возможен диалог родителя и ребёнка, возможна встреча, возможна любовь.

Восстановление прерванного движения любви приводит человека в совсем другой мир. Здесь у него появляются и родители, такие, какие есть, и его детское место, и вся та энергия жизни, которая течёт к нему через родителей из родовой системы.


Расстановки через призму других подходов
Вдруг пришло в голову, что расстановки гармонично сочетаются с теми психотерапевтическими подходами, которые с интересом изучал в последние годы. Навскидку и вкратце это выглядит так.

Гештальт
Расстановка работает на уровне бессознательного, там, где нет прошлого и будущего, но одно сплошное настоящее. Соответственно, это работа не с прошлым, а с незавершенным гештальтом родовой системы, который на сознательном уровне ощущается как пришедший из прошлого конфликт, приведший к нарушению целостности и равновесия системы и находящий выражение в запросе клиента, здесь и сейчас. На протяжении жизни родовой системы происходили события, в которых цикл контакта сильно отличался от классического примера с холодильником и яблоком. Убийства (в том числе одними членами рода других в тех же гражданских войнах), изнасилования, репрессии, экспроприации, утрата денег, собственности, возможности жить на Родине… Здесь предпочли забыть о родственнике, из-за идейных убеждений которого могли пострадать другие члены семьи; там не отгоревали по пропавшему без вести; тут сбежавшей замуж за мужчину другой национальности дочери сказали: «Ты нам не дочь!»… Большие объемы живых чувств и переживаний остались непрожитыми, ушли в бессознательное рода. То, с чем работает расстановка, - это, на поверхностном уровне, отношения и более поверхностные чувства, связанные с психологическими защитами, а на более глубоком – родовые связи, законы существования системы, глубинные чувства и переживания. Прежде всего, расстановка дает место тому, что есть и готово проявиться. Быть там, где есть, - та же парадоксальная теория изменений Бейссера. Изменения происходят в той мере, в какой система готова к изменениям.

Процессуальная работа
Запрос клиента – вторичный процесс, тот же конверт с посланием из более глубокой реальности. А поскольку на расстановки приходят с серьезными проблемами, то это основательно распухший конверт, послание из которого уже трудно прочесть другими методами. «Почтальон» уже не мягко скребется в окошко, а громко колотит в дверь сапогами. Как и в процессуальной работе, в расстановках не спрашивают «за что?», а идут за тем, что проявляется, зная, что у него есть свое «зачем», что есть в происходящем целесообразность, как бы сложно ни было в это поверить. В этом смысле расстановка – способ интеграции вторичного процесса. В созвучии с движением души клиента она движется в необусловленной реальности (прежде всего, в Стране грез), а нейтральность расстановщика предполагает совключенность с сущностным уровнем. Произошедшие на более глубоких уровнях изменения постепенно входят в повседневную жизнь человека, ведут к ее обновлению.

Работа с шоковой травмой
Часто клиентские запросы несут на себе отпечатки шоковых травм: трагических событий из прошлого, чего-то невыносимого и ужасного, что в свое время не смогла вместить психика отдельных членов семьи. При возникшем чрезмерном перевозбуждении психики эти люди не смогли пережить ужас, стыд, ярость, зашкаливающую боль. Все это отложилось в бессознательном конкретных людей и системы, и возникло посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Огромное количество энергии пошло на блокирование энергии травмы, на то, чтобы вытеснить и запрятать ее в самые дальние уголки и никогда, никогда, никогда больше не соприкасаться с ней (не случайно расстановки часто работают с забытым, с тайнами), а для этого выстроить вокруг нее надежные заслоны. Тогда это был единственный способ выжить, но в долгосрочной перспективе это не выход – ни для отдельного человека, ни для системы. Это закрытость не только по отношению к травме, но и в целом к жизни, и нужно это разделить. Важно отнестись к травме с уважением, дать ей подобающее место - и только так ее можно трансформировать и интегрировать в жизнь. Расстановка проходит через устоявшиеся защиты к ядру травмы, помогает встретиться с тем, что было вытеснено, находит ему место в системе, запускает волну трансформации.

Биосинтез
Как и биосинтез, расстановка помогает клиенту вернуться в реальность. Человек получает возможность заземлиться в своем роду, центрироваться в своем месте, в своей ценности, в собственных потребностях, эмоциях, ритмах. С трансформацией системной реальности меняется образ себя, образ жизни, появляется другой взгляд на мир - наиболее сильно через восстановление базовой младенческой и детской связи с мамой. В расстановках получают место для раскрытия все три базовых потока жизненной энергии: деятельностный поток, поток эмоций и чувств, поток восприятия и когниции. Движение в расстановке идет от поверхностного к глубинному, с уважением к защитам, выстроенным клиентом и его большими системами.  Следование за естественными законами существования означает и учет естественных полярностей, а основная работа протекает на фоне полярности "жизнь и смерть", что обеспечивает необходимую глубину погружения в проблему.